«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

О курганах юго-западной части Семиреченской области

805
О курганах юго-западной части Семиреченской области

Территория современного Казахстана и сейчас и столетие назад было усыпано огромным количеством курганов, которые в бытность казахов в вассальной зависимости от Российской империи становились объектом исследования русских археологов. Часто они приезжали в степь, чтобы своими глазами рассмотреть и изучить особенности конструкции этих сооружений. Однако, как это часто бывало, еще до приезда исследователей курганы разграблялись предприимчивыми авантюристами и потому археологи не сразу находили курган в нужном месте. Так, в конце XIX века русский врач и писатель Василий Маркович Флоринский, который в том числе живо интересовался археологией, снабдил в экспедицию в юго-западную часть Семиреченской области некоего Городецкого чтобы запечатлеть на карте региона все курганы, которые встречались ему на пути. Последний обошел всю юго-западную часть области и сделал записи, с которыми портал Qazaqstan Tarihy ознакомит читателей ниже

Забегая вперед, следует отметить, что встречающиеся в статье Городецкого при перечислении курганов отметки требуют некоторого пояснения. Во-первых, выражения «перпендикулярно к горам» и «параллельно к горам» указывает на расположение линий курганов относительно Алатауских гор, вблизи и параллельно с которыми и проходила дорога. Во-вторых, выражения «с камнями» и «без камней» были необходимы, чтобы отличить собственно земляные насыпи от тех, что были сооружены в прослойку с камнем. Вообще, экспедиция Городецкого проводилась с целью узнать, продолжался ли полукаменный или чисто каменный тип могил дальше города Верный, по Пишпекскому и Каракольскому тракту, или же в западной половине Семиречья преобладал тип обычных земляных курганов. По описанию Городецкого можно сделать вывод, что последний тип здесь преобладал, но этот вопрос требовал дальнейшей и более тщательной проверки. Более того, определить присутствие камней в массиве кургана или в воронке на его вершине можно было только при ближайшем рассмотрении. К тому же для этого требовался определенный навык, так как большая часть полукаменных курганов снаружи обросла травой. Поэтому выражение Городецкого «без камней» принималось в точном смысле только для тех экземпляров, которые он осмотрел вблизи, а не из экипажа, с дороги. То же следует сказать и относительно присутствия или отсутствия камней в воронкообразных ямах на вершине курганов, а равно и относительно самых ям. Это можно было определить только взойдя на курган.

Итак, путь свой Городецкий начал с Кегена по направлению в Каркаралинск, который в те годы в русских источниках фигурирует как Кар-Кара. С левой стороны, в трех или четырех верстах от постоялого двора находились одиннадцать курганов без камней. У дороги, близ реки, верстах в семи, виднелись следы крепости, в конце XIX века представлявшей гладкий, поросший травой, без камней, четырехугольный вал, стороны которого насчитывали приблизительно пятнадцать и двадцать саженей. Верстах в пяти от постоялого двора по реке Кегень также был один невысокий и плоский курган. По правой же стороне были два таких же кургана и еще два находились в одной версте от дороги и в полутора верстах от реки Кегень. Эти курганы были плоскими и невысокими. Чуть поодаль, тоже вдоль реки, в семи верстах по левую сторону по дороге из Кегена в Кар-Кару был еще один продолговатый, четырехугольный и невысокий курган без камней, сложенный в форме пирамиды, верхняя часть которого заканчивалась по длине хребтиком.

Следующая запись Городецкого касается пути из Нарынколя в Талдыбулак. Здесь, с левой стороны дороги в одной версте от выселка он наблюдал пять курганов, расположенных в полуверсте от дороги по прямой линии, с юга на север, перпендикулярно к горам. Были ли в их составе камни – неизвестно. В четырех верстах от выселка, около дороги, находился один небольшой курган без камней. Справа в четырех верстах от выселка было еще шесть небольших курганов без камней, а еще через полверсты – три небольших кургана без камней. По левой стороне в пяти верстах от выселка было два небольших кургана без камней, немного подальше – еще три таких же кургана. В двенадцати верстах от выселка было девять круглых курганов, со стороны горы – еще один такой же курган, два, но больше – около речки, а рядом с ними - еще шесть небольших курганов. Что касается правой стороны, то в пяти с половиной верстах располагались шесть небольших курганов, расположенных по прямой линии, перпендикулярно к горам. Далее, в шести верстах - три таких же кургана, в восьми верстах от выселка – один небольшой круглый курган с камнями, верстах в двенадцати находился один небольшой, круглый курган без камней. Немного дальше - еще девять курганов круглой формы, расположенных по прямой линии, с юга на север, перпендикулярно к горам. От них саженях в пятидесяти - восемь курганов такой же формы и величины и также расположенных. Не на большом расстоянии от них было еще четыре кургана, круглой формы и без камней. Напротив последних было еще семь небольших курганов круглой формы.

Следом шла запись, в котором отмечались курганы, увиденные Городецким от станции Капков до Сары-джаса. Забегая вперед скажем, что количество курганов, находившихся по правую сторону от тракта было намного меньше, чем те, что были слева. Итак, в двенадцати верстах от станции, в ущелье Сары-джас было два невысоких кургана, в строительстве большего из которых использовались камни. Около них было пять-шесть маленьких курганов, а немного поодель от них находился один невысокий курган, вблизи которого – еще шесть маленьких. Справа же были два очень низких и продолговатых кургана без камней.

Верстах в тридцати от станции Капков в Сарыджаском ущелье располагался один невысокий продолговатый курган с камнями. При выезде из Сарыджаского ущелья, верстах в пятнадцати от станции Капков, было восемь курганов, расположенных перпендикулярно к горам, и рядом с ними четыре таких же: продолговатые, низкие, с камнями. Неподалеку находилось десять курганов, расположенных в двух линиях, в каждой по пяти, параллельно к горам, из которых два были больше остальных. Все они были с камнями. Верстах в семнадцати находилось три маленьких кургана и рядом с ними шесть таких же. Верстах в восемнадцати от станции Капков было два плоских, невысоких кургана, без камней, расположенных перпендикулярно к горам, а напротив них - один плоский, низкий курган без камней. Верстах в двадцати было три небольших кургана, перпендикулярных к горам, а рядом, но в другой линии, три таких с камнями. Справа же был всего один невысокий курган с камнями. Далее, с левой стороны следовали два кургана небольшие, круглой формы, перпендикулярны к горам, с камнями (22 верста), а справа - два и рядом еще шесть курганов, довольно высоких, с камнями. В двадцати трех верстах, поодаль от дороги, по той же правой стороне было три невысоких кургана, расположенных перпендикулярно к горам. В двадцати четырех верстах от станции Капков курганы располагались в трех линиях: в первой было два, во второй – восемь, и в третьей – один. Все они были невысокими и с камнями. За ними следовали курганы в четырех линиях: в первой – десять, во второй – девять, в третьей – четыре, и в четвертой – два. Все с камнями. Дальше шли три маленьких кургана, напротив от которых было три невысоких кургана в ряд, с камнями. На таком же расстоянии, но слева, около двадцати трех верст от станции Капков было пять довольно больших курганов, расположенных перпендикулярно к горам. Один из них с камнями. За ними следовали три небольших кургана без камней и один - с камнями. В двадцати пяти верстах было еще два невысоких кургана без камней. Что касается правой стороны тракта, то там находился один большой курган с камнями, а в двадцати пяти верстах – всего пять курганов, только три из которых имели в своем составе камни.

Множество курганов Городецкий наблюдал на пути из Сары-джаса в Каркару. Так, судя по его записям, у станции Сары-джаса по левой стороне от почтового тракта были расположены девять курганов, восемь из них большие и один меньше. Все были параллельны к горам. Далее шли два небольших, параллельных к горам кургана с камнями. В трех или четырех верстах были еще семь курганов без камней. Далее следовали два небольших кургана, перпендикулярных к горам, без камней, потом - четыре кургана, перпендикулярные к горам, около них еще четыре больших. В шести верстах от Сары-джаса были три кургана невысоких, параллельных к горам, с камнями. Подальше, на горе, находилось девять курганов круглых, расположенных параллельно к горам, с камнями, два из которых больших и семь меньших. В восьми верстах находился один большой, круглый круган без камней, а рядом с ним - два больших кургана, без камней. За ними шли два больших кургана, параллельно к горам. Затем - один и четыре невысоких, продолговатых. Чуть поодель – еще один большой курган. На расстоянии около десяти верст от Сары-джаса было три невысоких кургана, а за ними - еще пятнадцать перпендикулярных к горам курганов, из которых семь были большими и восемь маленькими.

Верстах в одиннадцати по дороге от Сары-джаса до Каркары были обнаружены четыре кургана, за ними еще один курган. Все они располагались перпендикулярно к горам, с камнями. На том же расстоянии от станции Сарыджас, у дороги, находился четырехугольный вал со сторонами в пять и восемь саженей длиной. Городецкий полагал, что это мог быть фрагмент крепости. У дороги же недалеко от крепости были три небольших кургана, перпендикулярно к горам. В четырнадцати верстах от станции были встречены двенадцать курганов (пять больших), параллельно к горам, без камней. За ними следовали еще девять небольших, частично расположенных в линию перпендикулярно к горам, частично разбросанных группами, без камней. Верстах в пятнадцати было три довольно больших кургана и один маленький, в семнадцати верстах - три больших кургана без камней, в девятнадцати верстах - пять маленьких и еще один большой курган (все круглые), и в двадцати верстах от станции Сары-джаса находился один большой без камней.

С правой стороны от тракта у самой станции Сары-джас находился один плоский небольшой курган плоский, и три пониже, все они были параллельны к горам и с камнями. В трех-четырех верстах можно было увидеть круглый вал, окружавший углубление небольшой окружности (вероятно крепость). Около него было семь курганов, из которых одни были круглыми, другие продолговатыми, с камнями и без камней. Верстах в пяти от Сары-джаса был один круглый курган с камнями. Подальше его один круглый и плоский курган без камней. В шести верстах от станции было обнаружен четыре кургана (три больших и один малый), все были перпендикулярны к горам, без камней. Поодаль находилось еще пять невысоких курганов без камней. А в семи верстах от Сарыджаса было два небольших кургана с камнями.

От реки Джиль (Кар-Кары) с левой стороны было три кургана средней величины, без камней, и один довольно большой, без камней. Верстах в двух от берега был всего один большой курган. По правую сторону можно было обнаружить два кургана средней величины и пять небольших бугров, которые автор не стал называть курганами. В двух верстах от берега было два больших кургана без камней, а чуть дальше - три больших круглых кургана, расположенных вдали от дороги, за речкой.

На расстоянии четырех-пяти верст слева от реки былодва больших кургана без камней. У самой реки были расположены два больших кургана без камней, вдали от дороги – три кургана средней величины, рядом – еще один круглый и большой курган. Напротив последнего, у дороги на Кар-Каре, был один круглый курган. Далеко от дороги у реки Кар-Кары располагались еще два кургана, напротив которых – один большой круглый курган с впадиной, средней высоты.

 

Рис. 1.jpg

 

Здесь важно отметить, что от Талдыбулака до Сантаза было несколько несосчитанных курганов. Кроме того, был осмотрен сам Сантаз, т.е. груда камней, по рассказам, наваленных воинами Тамерлана. Она имела вид продолговатого каменного кургана со впалиной внутри. К стороне ущелья эта груда была выше, к Нарынколю - ниже. Около нее было несколько воронкообразных впадин с насыпными высокими бортами, вполне возможно, тоже указывавших на древние могилы, либо служивших местом для какого-либо жилья. Впадина была у каждого кургана.

В пути от Караколя (Пржевальск) до Сливкина курганов было уже меньше. Так, у самого Караколя был один большой круглый курган с камнями. Напротив него – всего два больших кургана с камнями. Далее, в пяти верстах, далеко от дороги, находилось пять больших курганов. Верстах в двадцати, около моста, было два больших кургана, расположенных параллельно горам. Примерно на таком же расстоянии был замечен один круглый большой курган (без камней), а за ним один продолговатый курган (без камней). В двух верстах до Сливкина было два больших кургана без камней, напротив от которых находилось еще два больших кургана. В одной версте от Сливкина был один большой курган, а у самого поселка – один плоский и один большой курганы.

По левой стороны от тракта по дороге от Сазановки (ныне - Ананьево) до станции Курумду, верстах в девяти от Сазановки находился один круглый невысокий курган (без камней), расположенный около дороги. Около дороги же, верстах в десяти, был один такой же курган. В пятнадцати верстах было пять круглых курганов (без камней), расположенных линией перпендикулярно к горам. Недалеко от них два круглых кургана, с камнями, так же расположенных перпендикулярно к горам. В восемнадцати же верстах около дороги находился еще один круглый невысокий курган, с камнями, а на двадцать первой версте - три небольших кургана (без камней), перпендикулярных к горам. С правой же стороны можно было заметить у дороги, на пятой версте от Сазановки, два невысоких кургана без камней (параллельны к горам). Еще пять верст спустя группой располагалось пять невысоких курганов без камней. В пятнадцати верстах было три высоких и круглых кургана без камней, в двадцати верстах от Сазановки - один высокий и круглый курган, с камнями, а на двадцать второй версте - один невысокий круглый курган с камнями

Следующая запись в труде Городецкого рассказывает о местоположении курганов от станции Курумду до станции Чулпан-Ата. Здесь курганы были в десяти (два круглых высоких кургана с камнями), одиннадцати (около дороги, один большой круглый курган с камнями), двенадцати (близ дороги, один круглый невысокий курган без камней) и тринадцати (около дороги, один невысокий круглый курган с камнями) верстах.

От станции Чулпан-Ата до станции Чектал был всего один невысокий курган с камнями. Он находился около дороги в пяти верстах от станции Чулпан-Ата.

 

10505.jpg


imgonline-com-ua-2to1-cbwfiWKLFC1.jpg

 

Курганы между этими станциями были осмотрены Городецким ближе. Наверху некоторых из них находились воронкообразные углубления. Курганы ближе к Сукулуку состояли из глины, а к Пишпеку - из песчаной земли. Величина курганов варьировалась от десяти до пятидесяти сажен и больше в окружности у основания, а высота – приблизительно от одной до четырех сажен. По северной стороне дороги находились две крепости: одна на шестой версте от Пишпека, а другая - на четвертой версте от Сукулука. Первая была длиной в сто саженей приблизительно, а шириной саженей в пятьдесят и высотой сажени в четыре. Вторая по форме была круглой и имела в окружности двести двадцать пять саженей, высота - около шести сажен. Вокруг той и другой виднелись следы рва.

От Сукулука до Карабалтов курганы располагались линиями, шедшими по направлению с севера на юг. В каждой линии их встречалось от трех до шести и больше. Величина курганов была весьма различна. Были измерены три кургана — самый большой, средний, маленький, причем оказалось, что большой курган имел в окружности у основания сто саженей, в вышину восемь саженей; средний курган имел в окружности у основания шестьдесят саженей, в вышину - четыре сажени и маленький курган - в окружности сорок саженей, в вышину - полторы сажени. Величина других курганов колебалась между приведенными размерами. Форму курганы имели куполообразную, на некоторых из них сверху находились углубления. Курганы насыпались из глины, но некоторые из них состояли из глины, смешанной с мелкой галькой. Были курганы, обложенные по сторонам камнями и имевшими камни наверху. Большое число курганов находилось между Сукулуком и Беловодском, где на всем протяжении дороги они располагались линиями находившимися одна от другой на расстоянии полуверсты и с версту. От Беловодска до Карабалтов курганов больше встречалось на первых десяти верстах, дальше их находили меньше. Почти все курганы были расположены по южную сторону дороги (ближе к горам), по северную же сторону на всем протяжении от Сукулука до Карабалтов было не больше десяти курганов.

Между Беловодском и Карабалтами находились две старые земляные крепости: одна - по южную сторону, другая - по северную сторону дороги. Крепость, находившаяся к югу от дороги, состояла из вала, форму имела квадратную, была насыпана из глины. Вышина крепости была около двух сажен, длина и ширина - саженей тридцать пять. Вокруг был овраг, который имел большую глубину на северной и восточной стороне крепости. Крепость, находившаяся по северную сторону дороги, также состояла из вала, форму имела многоугольную и была сложена из глины. Высотой она была около шести сажень, в длину - сажен восемьдесят, в ширину - сажен шестьдесят. Со всех сторон крепости находилось низменное место, где протекало много ключей.

Далее в записях Городецкого встречаются сведения о курганах, находившихся вдоль почтового тракта от станции Курдай до станции Отар. По левую сторону от дороги, в четырнадцати верстах от Курдая, находился один круглый невысокий курган без камней. На третьей четверти пятнадцатой версты Городецкий обнаружил еще два кургана в одну линию, перпендикулярные к горам, продолговатые, невысокие, без камней. Далее он находил курганы в пятнадцати (один, невысокий, без камней), шестнадцати (три, невысокие, без камней), восемнадцати (один, продолговатой формы, без камней), двадцати (один, круглый, невысокий, без камней), двадцати двух (один, невысокий, круглый, без камней) и двадцати семи (два, высокие, без камней, в одной линии перпендикулярно к горам) верстах от станции Курдай. По правую сторону он нашел курганы на отрезке от пятнадцати до двадцати пяти верст от Курдая. Их расположение выглядело следующим образом: в 15 верстах – один высокий с камнями, в 17 и 18 – по одному невысокому и без камней, в 19 – один продолговатый, невысокий, без камней, в 20 – один низкий и круглый, в 21 – семь высоких курганов, расположенных линиями, в 24 – три высоких кургана, без камней, расположенных линией перпендикулярно к горам, и в 25 – один высокий курган, без камней.

Вдоль тракта от Отара до Таргапской станции находилось большое количество погребальных памятников. По левую сторону от дороги, в двух верстах от Отара, находился один невысокий продолговатый курган без камней. Далее курганы были в двух с половиной (один курган), четырех (два), пяти (пять), восьми (два), шестнадцати (семь), семнадцати (четыре), восемнадцати (четыре), двадцати (пять), двадцати трех (один) и двадцати восьми (один) от Отара. По другую сторону пути можно было заметить курганы в следующих местах: три кургана – в одной версте от Отара, четыре – в двух, три – в пятнадцати, четыре – в шестнадцати, восемь – в семнадцати, семь – в двадцать одной, одиннадцать – в двадцати в двух и еще шесть – в двадцати трех.

От Таргапской до Самсинской станции курганы встречались лишь в двух местах. Первое место находилось в двух верстах от Таргапской станции, около дороги. Там находилось два невысоких кургана круглой формы, перпендикулярные к горам. Другое место было в пятнадцати верстах, около дороги. Там Городецкий обнаружил двадцать шесть невысоких и круглых курганов, расположенных группой.

На трех участках были обнаружены курганы на тракте от станции Самы до селения Казанско-Богородского. Два круглых и невысоких кургана находились в двух верстах от станции Самсы, три невысоких кургана продолговатой формы – в пяти верстах, около дороги и два высоких кургана без камней – в пяти с половиной верстах.

Совсем немного курганов было на пути от селения Казанско-Богородского до выселка Любовинского. По левой стороне были обнаружены всего две группы погребальных сооружений. Первая находилась всего в версте от селения (три круглых и невысоких кургана без камней), а вторая – в двадцати семи верстах (два круглых невысоких кургана). По правой стороне курганов было больше. К таковым относятся два кургана в версте от Казанско-Богородского, два – в двадцати трех верстах, четыре – в двадцати шести, три – в двадцати семи и четыре – в тридцати верстах.

   

10517.jpg10518.jpg

 

В заключение статьи Городецкого Флоринский поместил сведения о башне Бурана, что ныне является частью археолого-архитектурного киргизского музея и охраняется государством как памятник культурно-исторического наследия. В частности, он писал, что ранее посчитал высоту башни около 15 сажен, но, согласно произведенному топографом измерению, оказалось, что высота равна 12 саженям:

 

«Осенью 1888 года высоту башни я измерил веревкой, опущенной с вершины ее до основания стоявшим на ней человеком. В веревке этой оказалось 74 фута 9 дюймов или 32 и 1/28 арш., что составит 10 саж. и 2 арш. почти с полвершком. Вверху с северной стороны башня разрушена на пространстве 24 фут. 11 дюйм., что составит 10 арш. и почти 11 вершков. Считая снизу, разрушение началось с 8-го пояса»

 

Окружность башенного столба равнялась 88 фут. 2 дюйма. Высота входной двери была 71 дюйм и ширина - 27 дюймов, что составляло в высоту 2 арш. и 14 почти с половиной вершков и в ширину почти 1 арш. В башне было три кольца отверстий: два - в основании и одно - в башенном столбе. Первое (от земли 1,5 арш.) кольцо в основании состояло из десяти явственных отверстий, служивших местом вложения бревен. Второе кольцо в основании состояло из 14 отверстий, служивших местом вложения досок. Оно было выше первого кольца на 1 аршин. Третье кольцо было башенным и состояло из 18 отверстий, которые тоже служили местом вложения бревен. По устройству они были одинаковы с первыми 10-ю, только меньше их объемом. Это кольцо было на 1 аршин выше второго и находилось на одном уровне с входным отверстием. С западной стороны, захватывая южную до входа и часть северной, оно располагалось так, что из трех отверстий, составлявших каждое его звено, среднее лежало выше крайних на 1/4 арш. С восточной же стороны и со стороны частей других сторон отверстия располагались в одну линию.

Башню окружал четырехугольник, и она стояла в нем, ближе к восточной его стороне. Западная сторона состояла из непрерывающихся валов. Южная сторона в первой (следуя с запада) половине состояла из валов, ближайшая же к башне их не имела. Восточная сторона, на протяжении 125 шагов, начиная от башни, имела вал, а затем вала не было.

Около башни, с западной ее стороны, находилось четыре кургана, а с северной - два очень больших кургана. В четырехугольнике, вдоль валов, имелось сухое русло ручья, покрытое небольшими камнями равной величины. Русло это было осмотрено, но, кроме черепков, ничего не было найдено. Однако Флоринскому посчастливилось оставить это место не без находки, которую, впрочем, сделал не он, а казахи соседнего с башней аула. Одним из подошедших из этого аула к башне казахов Флоринскому была подарена монета. Монету эту он переслал в археологический музей Томского университета в особой посылке вместе с кирпичом, о котором ниже. Подобных монет осенью 1887 года было найдено казахами очень много и они были отосланы в археологическую комиссию.

Упомянутый кирпич был найден Флоринским у проживавшего на берегу реки Кегень казаха. Местность эта находилась на пути к Нарынколю из Чунджи, по прямому, а не почтовому тракту. По его рассказу, кирпич был найден у крепости, находившейся недалеко от этой местности, по реке Кегень, но где именно, не объяснил. На кирпиче имелись надписи, такие же, как и на найденных у Пишпека камнях.

В заключение Флоринский также добавил, что на пути из станции Карабулакской до Джиль-Арака, по дороге в город Каракол, на скалах им были замечены высеченные фигуры животных — козлов и лошади. По этому поводу Флоринский писал, что в бытность его в городе Верный в 1896 году он видел у русского археолога и востоковеда Николая Николаевича Пантусова снимки с исписанных камней, находившихся в Кульджинской области и на скалах по реке Нарын, около Иссык-Куля. Все они имели приблизительно тот же характер, как и сцены, изображенные на скалах реки Томь и верхнего Иртыша. Это были грубые изображения животных: марала, двугорбого верблюда, баранов, лошадей и т.д. Написаны они были черной краской.


Автор: Аян Аден