Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

Туркестан и Великая Степь на географических картах XIX века

2572
Туркестан и Великая Степь на географических картах XIX века - e-history.kz

В рамках государственной программы «Рухани Жаңғыру», первый этап изучения исторического ландшафта Казахстана включает поиск и комплексное исследование Великой степи.

Учеными было исследовано более ста топографических карт конца XIX – начала XX века. В результате комплексной работы была составлена не имеющая аналогов сборная топографическая карта, с использованием естественных и исторических топонимов ландшафта Казахстана.

Исторические объекты древнего Туркестана – настоящий «клондайк» для развития и популяризации внутреннего и внешнего туризма. Этот уникальный регион был территорией «степных империй».

Научный диалог об исторических объектах «многовекового оазиса» сегодня приобретает особую актуальность. Он позволяет сформировать целостную картину историко-культурного ландшафта региона с использованием профессиональных географических карт.

Данные известные объекты, которые сегодня привлекают историков и археологов для развития туристической индустрии,образовались благодаря Великому шелковому пути, соединявшему Восточную Азию со Средиземноморьем. Магистральная дорога с множеством ее дивергентных, вспомогательных путей способствовала налаживанию товарообмена, развитию социальных и культурных связей. По торговым путям шли караваны, которые определялись по доминирующим товарам и специфике направлений (чайные, бумажные, табачные и т. д.). Говоря современным языком, товары «тысячи мелочей».

По маршруту следования создавались основы инфраструктуры. В туркестанском регионе на сегодняшний день обнаружены остатки 15 древних крепостей.

Ключами к историческому прошлому, которые пронизывают Великую степь, являются караванные дороги: это Уванасская, Сарысуйская, Жетыконурская, Каркаралинская и Ханская. (Г.Табулдин)

Например, на колесном караванном пути, пролегающем поправому берегу реки Чу, северо-восточнее города Сузак, обнаружены развалины Ташты. Юго-восточнее Сузака, на вторичном торговом пути, – развалины крепости Бурбаса.

Интерес для ученых представляет узловое поселение (укрепление) Чулак-курган. Восточнее Чулак-кургана,на берегу реки Чабак, – есть развалины древнего Саудакента. Юго-западнее, на третичном караванном пути,в окрестностях Туркестана находятся развалины средневекового городища-поселения Кавган-Ата – левый берег реки Сырдарьи. На правом берегу есть развалины крепости Кыс-кала и городища Сунак-курган.

Береговая линия Сырдарьи имеет целую цепь фортификационных сооружений, таких как Кумуян, Мейрам-курган, Ак-курган, развалины крепости Дин-курган. Локализация данных объектов как турпродукт находится западнее Туркестана.

В предгорьях Каратала, западнее города Сузак,на вторичной караванной дороге имеются развалины крепостных цитаделей и укреплений – Агалак и Ран. На развилке караванного пути находятся развалины крепости Ак-Сумбе.


1.jpg

Рис.1 Караванные пути. Середина XV - начало XX века.


На коренной террасе левого берега реки Сырдарья имеются развалины крепости Искере. На ее излучине – развалины Байракум и городища Сюткен. Эти исторические объекты расположены западнее города Шымкент.

Таким образом, историко-культурный ландшафт туркестанского региона свидетельствует о наличии особо значимых для туристической индустрии объектов. И в целом туркестанский историко-культурный «оазис» можно определить как «швейцарский стол» для гурманов туристической индустрии (Г.Табулдин).

Топографические карты XIX века составлены военными топографами Омского военно-топографического отдела, которые на протяжении многих лет вели топосъемку всей территории современного Казахстана, и эти десятиверстные карты запечатлели исконно казахскую ландшафтную топонимику, гидронимику и т.д.

При составлении топографических карт Северо-Казахстанской, Акмолинской, Павлодарской, Карагандинской и Алматинской областей по ландшафтной идентификации учтены картографические требования, использованы методы картирования (масштабирование и сшивание). Данные карты состоят из десятиверстных топографических карт. В результате при верификации с современными картами заметны существенные отличия, как исторические, так и ландшафтно-этнические вместе с государствообразующим этносом.

Особо важное историческое значение имеет локализация мавзолея Джаныбек-хана. Одноименное место находится в комплексе Кургальджинских озер на юго-восточном побережье, на коренной террасе озера Джаныбек. В результате исследования ранее предполагаемого места захоронения одного из основателей Казахского ханства – Джаныбек-хана, проведенного Ишимской экспедицией под руководством профессора М.К. Хабдулиной, нами дана краткая характеристика двух археологических сюжетов .

Мавзолей Жанибек-Шалкар (XV вв.). Географические координаты: СШ 50° 33.867´, ВД 070° 15.813´. Памятник занимал наиболее высокую точку сопки (344 м) коренной террасы южного берега озера Шалкар. С поверхности сопки открывается широкая панорама степи, виден противоположный берег озера и прилегающая округа. Для постройки мавзолея было выбрано очень удачное место. Мавзолей был виден издалека и доминировал над окружающей местностью.

Коргалжинские степи – зона десятилетних целинных распашек, и, к настоящему времени, от мавзолея остался небольшой холм диаметром 16 м, высотой 0,5 м. Холм порос бурьяном, насыщен фрагментами жженого кирпича, обломками полихромной терракоты, покрытой зеленой глазурью. Глазурь на всех плитках превосходного качества, нанесена толстым стекловидным слоем [1, с.172–178].

От мавзолея сохранился пол, выстланный жжеными кирпичами квадратной формы (26–27×25–27×5 см) и фрагменты стен высотой в два-три слоя кирпичей такого же формата [1, с. 36]. Ширина стен 0,9–1,2 м. Они построены из четырех рядов кирпича, уложенных плашмя. Стены мавзолея построены без фундамента.

Кирпичная кладка пола мавзолея имеет размеры 5,2×5,2 м. Кирпичи уложены в один слой, в «разбег». Кладка пола хорошо сохранилась. На ее поверхности не оказалось никаких следов основной могильной ямы. В нескольких местах пола со стороны входа видны небольшие проломы, с которых убран кирпич. Предпринятые нами раскопки участков пролома пола оказались безрезультатными. Возможно, здесь мы имеем подземный склеп, вход в который мог быть снаружи. Для того, чтобы его обнаружить, необходимо полностью убрать кирпичи пола и углубиться, либо использовать современную поисковую техническую аппаратуру. В 2010 году мы не стали вскрывать кирпичную кладку пола. Основание мавзолея нами законсервировано, и доисследование его планируется продолжить.

Мавзолей с трех сторон, кроме стороны входа, был окружен кирпичной оградой шириной 0,5-0,6 м, возведенной в 3 м от стен мавзолея. Размеры огражденной территории составили 14,5×14,5 м. Поверхность огороженного вокруг мавзолея пространства покрыта отпечатками квадратных кирпичей, уложенных в виде ромбов.

За пределами мавзолея с северной и восточной стороны обнаружены четыре могилы (№2–5), пристроенные гораздо позднее. Насыпи могильных холмиков состоят из фрагментов жженого кирпича, цельных глазурованных плиток и смешанных осколков. Одна могила (№1) прорубила пол мавзолея и, судя по расположению, была сделана внутри уже полуразрушенного мавзолея. Могильная яма №3 перекрыта внешней оградой, что свидетельствует о более позднем появлении ограждения. Все пять могил ориентированы по линии северо-запад – юго-восток. Нами вскрыта только одна из них (№1). На дне расчищен скелет человека, ориентированного головой на северо-запад, лицом на восток [1, с.94].

В процессе раскопок в развале мавзолея было собрано около 400 целых и фрагментированных глазурованных кирпичей с резным орнаментом и бирюзовой поливой. Несмотря на сотни лет, прошедших со времени их изготовления, они сохранили прочность и первозданную красоту [1].

Выявлено шесть типов облицовочной плитки, которые различаются формой и орнаментом. Основная плитка декора прямоугольной формы (33×12×3 см). Глазурью и орнаментом покрыт один торцовый край шириной 8 см. Еще один тип – прямоугольная плитка (42×32 см) с резным узором в виде парной восьмиконечной звезды с восьми-лепестковыми розетками в центре. Она встречается с поливой и без. Найдены фрагменты плитки с резным орнаментом, сочетающим растительные узоры и эпиграфический орнамент, плитки, орнаментированные резными линиями в виде «лесенки», прямоугольные плитки, украшенные выступающими рельефами в шахматном порядке.

Сохранившаяся планировка мавзолея и плитки декора позволяют реконструировать его как портально-купольный двухкамерный мавзолей. По фрагментам стен и размерам пола можно восстановить архитектурный объем сооружения и сделать расчеты по технологии строительного дела. Известно, что любые архитектурные формы подчинены законам пропорциональности. Все параметры его находятся в геометрической зависимости. Зная часть здания, можно воссоздать весь его объем [3, с. 34]. Общий облик здания, детали интерьера могут быть реконструированы на основании сравнения с аналогичными памятниками архитектуры [4].

Мавзолей Жанибек-Шалкар вошел в сводку золотоордынских мавзолеев, составленную Э.Д. Зиливинской [5, с. 144]. Мавзолей Жанибек-Шалкар относится к типу портальных мавзолеев с массивным порталом, вписанным в контур здания (пештаком). Массивный пештак предполагает высокую арку портала. В данном случае большинство орнаментированных изразцов найдено в завалах, примыкающих к южной привходовой стороне мавзолея. Думается, портал был украшен рядами крупной плитки со звездообразным орнаментом, возможно, горизонтальной полосой плиток с арабской вязью. Среди плиток декора обнаружены крупные подквадратные плитки (23,5×22,5×3,5 см), трапециевидные в разрезе, со скошенными внутрь краями. Такие скошенные края необходимы, если плитка крепилась в специальные пазы и при наборе давала выпуклый объем. Плитка не орнаментирована, но покрыта бирюзовой глазурью. Возможно, это декор барабана или свода.

Место погребения в Тенгиз-Кургальджинской впадине на берегу реки Керей, впадающей в озеро Керей, обозначенное М. Керей, возможно, связано с именем одного из основателей Казахского ханства – Керей-султаном.

Исходя из вышеизложенного, мы можем утверждать, что данные уникальные карты представляют собой огромную культурно-историческую ценность. Конечный продукт при привлечении ученых смежных дисциплин – археологов, этнографов, географов – служит подлинной основой для составления карты сакральных объектов Республики Казахстан. И могут служить для внутреннего и внешнего туризма объектом посещения и исследования.

Таким образом, восстанавливая и возрождая топонимику на основе географических карт второй половины XIX века, составленных российскими военными топографами, рельеф местности, описанный нашими предками, мы увековечили исконно национальные топонимические единицы родного отечества. Данные материалы могут служить основанием для составления сакральных карт областей и районов в рамках государственной программы «Рухани жаңғыру».


2.jpg

Рис.2 Фрагмент топографическое 10-верстной карты XIX века. Основные объекты развалины старых крепостей.


3.jpg

Рис.3 Фрагмент топографическое 10-верстной карты XIX века. Основные объекты развалины старых крепостей.


4.jpg

Рис.4. Место погребения в Тенгиз-Кургальджинской впадине на берегу реки Керей, впадающей в озеро Керей, обозначенное М. Керей, возможно, связано с именем одного из основателей Казахского ханства – Керей-султаном


5.jpg

Рис.5. Место локализации мавзолея  Джаныбек-хана, одноименное место, находящееся в комплексе Кургальджинских озер на юго-восточном побережье, на коренной террасе озера Джаныбек. В результате исследования ранее предполагаемого места захоронения одного из основателей Казахского ханства – Джаныбек-хана, проведенного Ишимской экспедицией под руководством М.К. Хабдулиной


Литература

1. Хабдулина М.К., Кожамжаров К.Т., Ярыгин С.А., Калдыбаев М.С., Сакенов С.К., Свиридов А.Н. Культовые памятники Тенгиз-Коргалжинской впадины. – Астана: ЕНУ им. Л.Н. Гумилева, 2011. – 208 с., ил. (каз., рус. яз.)

2. Хабдулина М.К., Табулдин Г.Ж. Мавзолей Жанибек-Шалкар. Археологическое исследование памятника// Мәдени мұра. – 2015. – №1 (58). – с. 96–103.

3. Шевелев И.Ш. Принцип пропорции. – М.: Стройиздат, 1986. – 200 с.

4. Байпаков К.М. Исламская археологическая архитектура и археология Казахстана. – Алматы, 2012. – 284 с.

5. Зиливинская Э.Д. Архитектура Золотой Орды. ч.1. Культовое зодчество. – Казань: Отечество, 2014. – 228 с., ил.

6. Табулдин Г.Ж., Набиев М.А. Всемирная генеалогия чингизидов. – Академия Конкорд. – Париж, 2015. – изд. 3-е, дополнен. и изменен. – 464 с. (рус., англ. яз.).


Список иллюстраций к статье

Рис.1 Караванные пути. Середина XV - начало XX века.

Рис.2 Фрагмент топографическое 10-верстной карты XIX века. Основные объекты развалины старых крепостей.

Рис.3 Фрагмент топографическое 10-верстной карты XIX века. Основные объекты развалины старых крепостей.

Рис. 4. Место погребения в Тенгиз-Кургальджинской впадине на берегу реки Керей, впадающей в озеро Керей, обозначенное М. Керей, возможно это связано с именем одного из основателей Казахского ханства Керей-султана.

Рис. 5. Место локализации мавзолея Джаныбек-хана, одноименное место, находящееся в комплексе Кургальджинских озер на юго-восточном побережье, на коренной террасе озера Джаныбек. В результате исследования ранее предполагаемого места захоронения одного из основателей Казахского ханства – Джаныбек-хана, проведенного Ишимской экспедицией под руководством М. К. Хабдулиной.


Гизат Табулдин, 

старший научный сотрудник Института истории государства КН МОН РК

Автор:
Опросы
Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?