«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Чтоб тебя на земле не теряли…

1627
Чтоб тебя на земле не теряли…
Создание национальных воинских формирований пришлось на один из наиболее трудных периодов Великой Отечественной войны.

И это не случайное совпадение, как не являлось случайностью их принадлежность к стрелковым и кавалерийским войскам. В этот период войны союзные и автономные республики не располагали ресурсами для создания авиационных, артиллерийских или танковых соединений.

Согласно Постановлению Государственного комитета обороны от 13 ноября 1941 г., подписанному Председателем комитета И.В. Сталиным, была сформирована и отправлена на фронт в 1942 году 106­-я Казахская кавалерийская дивизия. Призывники, большая часть которых добровольцы – это мужчины с 18 до 40 лет из десяти областей Казахстана.

До сих пор потомки более четырех тысяч кавалеристов ищут своих родных, пропавших без вести на той войне. О том, как на протяжении долгого времени Баткен Каирбековна ис­кала пропавшего на войне отца, уроженца Карагандинской области, наш рассказ.

 

 

Не забудьте!

Терпеливо собирайте свидетельства о тех,

Кто пал за себя и за вас.

Не было безымянных героев… были люди,

Которые имели свое имя, свой облик,

Свои чаяния и надежды.

Юлиус Фучик

«Репортаж с петлей на шее»

 

Дети войны, им пришлось вынести трудностей и лишений, пожалуй, не меньше, чем любому взрослому. И не имело значения, где проходило детство: в местах, где шли бои с врагом, или в глубоком тылу.

Да, в нашем родном Казахстане не стреляли пушки и не летали самолеты фашистов, выискивая очередную жертву и место, куда скинуть бомбы. Но и у нас спустя семьдесят лет продолжают искать  не вернувшихся с той войны отцов.

Тысячам казахстанских мальчишек и девчонок, отцы которых ушли на фронт и не вернулись, пришлось познать всю горечь военной и послевоенной жизни и, что такое расти без отца, они узнали на собственной шкуре.

Баткен Каирбековне было чуть больше трех лет, когда ее отец Каирбек Капажанов ушел добровольцем в Казахскую кавалерийскую дивизию. К этому времени коммунист Капажанов уже имел за плечами опыт участия в финской войне.

Каркаралинский район Карагандинской области, откуда был родом Каирбек Капажанов, был глубоким тылом. Из его маленького аула  уш­ло  на фронт все мужское население – ни много ни мало 28 человек. Ни один из них так и не вернулся с той жестокой, кровавой войны.

Судьба многих неизвестна до сих пор.  Как тысячи других людей, Бат­кен Каирбековна на протяжении многих лет искала своего отца, пропавшего на войне без вести.

Дети войны стали взрослыми ра­­­­но, ответственность за родных и ­семью брали на свои детские плечи без ропота и нытья. Да и выбора другого у них не было.

Чуть повзрослев, подростком Баткен Каирбековна добилась, чтобы ей позволили работать на шахте. Боевая была она девчонка и никакой работы не боялась. Хотя в годы войны тысячи карагандинских женщин замени­ли ушедших на фронт мужчин и работа­ли в шахтах – все же эта работа не для ­слабых женских рук. Но у девчонки оказал­ся сильный характер. Так, в карагандинской шахте № 37 Баткен проработала три года.

Вышла замуж, но рано стала вдовой, пришлось одной поднимать четырех сыновей и дочь. Сейчас у Баткен­апа 11 внуков и 6 правнуков.

Кем только ей после шахты не довелось работать ­ и заведующей столовой, и заведующей детским садом, и  в воинской части пришлось послужить.

Вот сидим мы с ней за столом, пьем чай, и она, заметно волнуясь (хотя о встрече договаривались загодя), продолжает свой рассказ, и теперь речь уже пошла о поисках отца. Надо отметить, что на протяжении долгих лет даже думать об этом нельзя было. И до сих пор этот страх жив, правда, память оказалась сильнее. А тут кое-­кто из родни стал ее укорять, что не ищет она своего отца.

И вот как-то во сне Баткен апа  увидела своего отца. Он сидел молча и одет был во все белое. Как она стала переживать: «Вот скажет сейчас – даже имени моего не осталось, что ему ответить?». Прошло какое­то время, и Баткен апа получила нынешнюю квартиру в Астане, и только состоялся ее разговор с дочерью: «Давай, Мако (так ласково звали домашние Акмарал), бери документы и оформляй квартиру на свое имя», тогда Баткен опять увидела сон: отчий дом, где они раньше жили, а рядом возле него белая красивая автомашина «Волга», а в доме лежит отец. Как только она его окликнула, он быстро поднялся и четко и ясно ей сказал: «Ризамын, ризамын, ризамын саган». Не успела она перевести дыхание – уже нет ни отца, ни белой машины.

Первые сведения об отце помог Баткен Каирбековне найти профессор Евразий­ского университета имени Л.Гумилева Майдан Кусаинов, известный еще и как  командир поискового отряда «Мемориальная зона». Она обратилась в Совет ветеранов со своей проблемой, и ее направили к  Майдану Кусаинову. Наводка оказалась точной. Баткен Каирбековна помнит, что были весточки от отца из Харькова. Она была твердо намерена съездить туда со своим старшим сыном, чтобы найти место его захоронения. А тут оказалось, что министерство обороны собирает делегацию для посещения мест боев 106­-й Казахской кавалерийской дивизии, той самой дивизии, в которую добровольцем пошел Каирбек Капажанов, ее отец.

Вот и вещи собраны, и билеты получены, а волнение ­ через край. Ехала туда, волновалась и сильно переживала. Самой поездкой довольна, рада встречам со многими людьми и до сих пор с теплом вспоминает сентябрьские встречи в городе Харькове. Стала свидетелем благодарной памяти людей, ныне живущих на Украине, о наших бойцах.

Эта поездка, эти встречи позволили Баткен Каирбековне обрести душевное спокойствие, она как будто  выпрямилась, стала выше и светлей.

В один из апрельских дней 2012 года в Астане провожали Баткен Каирбековну – она вновь ехала в Харьков по местам боев 106-й кавалерийской дивизии, куда был призван в 1942 году ее отец, Каирбек Капажанов. Собралась довольно внушительная делегация из двух поисковых отрядов: «Мемориальная зона» Астаны и «Майдан жолы» из Павлодара. Кроме бойцов отряда были и две апашки, одной из которых и была Баткен Каирбековна.

Бойцы  отрядов деловито собирались в путь: все, что брали с собой, а там было много различного снаряжения, аккуратно все перенесли в поезд. Уже и апашки устроились и ребята сели по местам, когда мы разговорились с Майданом Комековичем Кусаиновым, профессором Евразийского университета и руководителем экспедиции: он был озабочен – впереди долгий путь и неизвестность потому, что как встретят на харьковской земле и главное, как устроятся апашки, информации не было.

Он задолго до поездки написал в областную администрацию Харьковской области, но ответа так и не дождался  –  время пришло, и отправляться в путь уже было необходимо.

Как только поезд отправился с вокзала Астаны, с  Харьковым связалась – друзья обещали поддержку. Не было теплого приема от местного казахского землячества, последние переживали и до сих пор переживают, что нашлись реальные люди, внедряющиеся в их «открытие» в отношении 106 кавалерийской дивизии. Все обошлось: были встречи в разных местах Харьковской области и экспедиция двух отрядов благополучно, с трофеями вернулась домой.

«Мы знаем об этих трагических событиях, которые, к сожалению, имели место в Великой Отечественной войне. Чтим казахов, участвовавших в этих боях. Мы всегда помним о них», – утверждал Александр Божков, глава Изюмской районной администрации.

В родных местах Каирбека Капажанова в Карагандинской области создают музей боевой славы в память о земляках, павших в боях прошедшей войны. А это значит, что ­ имена их не будут забыты.

 

Дина ИГСАТОВА