Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

Наследие Абылай хана

801
Наследие Абылай хана - e-history.kz
Абылай был дальновидным ханом, талантливым дипломатом и прекрасным военачальником. В годы жизни Абилмамбет хана народ считал его своим защитником и своим вождем

Он не действовал в соответствии с желаниями царских губернаторов и прекрасно знал как защитить свободу своего народа. Конечно, невозможно вместить в одну статью наследие, оставленной Абылаем своему народу, однако портал Qazaqstan Tarihy, опираясь на исторические документы, попытается внести ясность в его действия

 

Благодаря врожденной проницательности, терпеливому и высоконравственному характеру Абылай был избран ханом трех жузов. Некоторые историки полагают, что он был избран ханом во время правления хана Абилмамбета, что сам Абилмамбет умер в 1765 году будучи ханом Туркестана, а равно всего Среднего жуза и, что после его смерти ханом был избран его сын. Но на самом деле ханом избрали Абылая. В китайских источниках сообщается, что ханом его избрали в 1742 году. Впрочем, эти китайские летописи не подкреплены какими-либо документами, кроме народных сплетен.

После заключения мира с Российской империей Абылай хан в течение двух лет отошел от внешнеполитической жизни страны. Об этом говорит письмо, найденное в одном из московских музеев.

В этом письме сказано, что Абылай султан был в плену у Галдан-Цэрэна, но не было написано об обстоятельствах его пленения. Народная память хранит две версии этого пленения. Первая версия говорит, что Галдан-Цэрэн схватил султана и его батыров во время внезапного нападения на его аул, а другая рассказывает, что он был пленен во время охоты вместе со своими нукерами.

История его освобождения тоже объясняется двумя версиями. Первая, его освободили после того, как посол Российской империи майор Мюллер принес Галдан-Цэрэну письмо от генерал-губернатора Неплюева, а вторая – казахские бии и батыры требовали его освобождения и джунгары сдались.

По мнению историка Болатбека Насенова, было три причины для того, чтобы освободить султана Абылая. Во-первых, Галдан-Цэрэн видел, что народ ценил Абылая как умного, проницательного и дипломатичного султана. Он мог бы воспользоваться этим в будущем. Во-вторых, просьбы биев и старшин, а в-третьих – письмо Мюллера.

В письме Гладышева от 18 мая 1742 года сказано следующее:

 

«В своих разговорах киргиз-кайсаки говорят, что Акшора пришел к джунгарам. Глава джунгар Галдан-Цэрэн схватил Абылай султана, пленил его и заковал в кандалы. После того, как пришел Акшора, они взяли кандалы и заковали в них на людей Акшоры. Как только Акшора ушел с Абылая сняли оковы и отправили его младщего брата обратно в киргиз-кайсацкую степь. Акшору же отпустили с тремя калмыками. Они сказали, что отпустят пленных только если к ним отправят десять семей и Карасакала. Акшора и трое калмыков еще не прибыли»

 

В письме Кириллова от 23 января 1744 года сказано:

 

«…Абылай султан был в плену у Галдан Цэрэна два года. Вместе с ним пленен был Жолбарыс султан. Он нашел общий язык с Галдан Цэрэном. Этой осенью (30 сентября) они были освобождены. В плену было 35 человек. Отпустили всех. Они благополучно добрались до своих земель. Когда их взяли в плен, многие джунгары заболели оспой и умерли. Галдан Цэрэн в мире с кайсаками»

 

После выхода из плена авторитет Абылая значительно возрос. Теперь ханы всех трех жузов и их бии считались с его мнением. Он не оборвал отношении с Российской империей, но и не преклонил колено перед генерал-губернаторами – старался держать их на безопасном расстоянии.

После своего прибытия в Оренбург в 1740 году, Абылай несколько раз отклонял все просьбы российских властей о встрече. Некоторые историки связывают освобождение Абылая с российским вмешательством, а потому считают, что Абылай был зависим от царской администрации.

 

«...Давно мы не получали от вас новостей. Поэтому было бы правильно узнать от вас новости. Пусть будет знаком от вас и ваших подданных. Если у вас будет возможность, найдите время и придите ко мне, мне бы очень этого хотелось. В связи с тем, что мне нужно будет уехать по делам до ближайшей осени, я могу быть не на месте. Было бы хорошо встретиться лицом к лицу и обсудить множество моментов.

...По вашему требованию, были отправлены к вам большинство из пойманных в Сибири людей и скота. Генерал надеется, что поможет вам и с остальным»

Из письма губернатора Оренбурга от 16 апреля 1745 года

 

7 мая 1745 года Абылай хан через сотника Якова Ерофеева отправил письмо полковнику Павлуцкому следующего содержания:

 

«Видел отправленное вами мне письмо: «Желая нам здоровья, вы говорили, что у нас есть украденные лошади и заключенные». Такого не было. Арестованных нет. Если бы было так, то о каком союзе идет речь? В прошлом году ваши люди арестовали 42 человека. 24 человека, 1300 лошадей. Из 13 байских домов вернулось лишь 382 лошади. Остальные 918 остались у вас»

 

16 апреля 1760 года поручик пехотного полка Оренбургского гарнизона князь Иван Орков и толмач Яков Гуляев отправились в тайную экспедицию из Оренбургской губернии чтобы найти Абылая. На пятый день они прибыли в аул старшины Байжигита, в 3-4 км от которого и жил Абылай.

Ораков и Гуляев, проявив тактичность и учтивость, еще раз просили султана приехать в Оренбург или хотя бы в Троицк. На это Абылай ответил: «Киргизы Кашгарии Айходжа и Кунходжа собираются напасть на города Жаркента. Их население в спешке бегут вместе с купцами и таможней в Ташкент, Туркестан и Бухару. Мы должны оказать им помощь. Поэтому у меня нет времени ехать в Оренбург».

Дипломатический дар позолил Абылаю сохранить свободу казахского народа, находясь меж тремя (Российская и Китайская империи, Джунгарское ханство) сильными государствами.

Известный поэт Магжан Жумабаев, рассказывая о политике Абылая в стихотворении «Батыр Баянда», писал:

 

«Алыстан орыс, қытай - ауыр салмақ.

Жақыннан тыншытпайды қалың қалмақ.

Артында ор, алдында көр, жан-жағы жау

Сол кезде елге қорған болған Абылай,

Көп жаудың бірін шауып, бірін арбап».

 

В 1759 году оренбургскому губернатору, тайному советнику Давыдову и генерал-майору Тевкелеву пришло письмо, которое было адресоавно военруку Сибирского губернатора Брегадиру Фрауендору от канцлера императора графа Воронцова, в котором открылась еще одна сторона жизни Абылая.

В нем сказано, что Абылай не преклонит колено ни перед российским губернатором, ни перед канцлером, ни даже перед императором. Из этого становится понятно, что с 1743 года Абылай не принял ни одного приглашения посетить российскую администрацию, ставил перед ними свои условия и обязывал их выполнять их.

На 74 страницах письма он писал:

 

«…15 марта этого года в письме вы изложили еще одно предложение. В нем вы требовали завербовать Абылай султана, задобрить его, почаще награждать в Оренбурге. За такую зарплату он обязан работать еще усерднее. Чтобы не потерять его, чтобы он принимал нашу сторону, даже если он не выступает против нас публично, нужно завербовать его чтобы он не поддался уговорам китайцев. С нашей стороны тоже следует задобрить его. Ведите с ним личную переписку. Он очень полезен. Абылай султану нужно платить зарплату от имени императрицы, начиная с начала 1759 года. Вычтите из расходов Оренбургской комиссии иностранных дел, из зарплаты хана Младшего жуза Нуралы хана и дайте ему 600 рублей зарплаты. Чтобы у них не было обид, подготовьте еще 300 рублей каждый год. Кроме того, дайте еще 100 рублей не другим киргизам, а на нужды самого Абылай султана. Потому что, как мы знаем, он свои 200 рублей, по традиции, делит со своими старшинами. Второе, если верить другим предложениям Абылая, то он в обиде на пограничных командиров России, также на башкир и известного Ноян Шерена. У киргиз-кайсаков врагов много, забрали лошадей. То же самое говорил и о тех, кто прошел крещение, большинство из них прошло крещение против своей воли.

…Верю, что поставленные Абылай султаном вопросы будут решены и в то, что вы поймаете Ноян Шерена и вернете ему лошадей. Абылай поднимет скандал. По его просьбе надо успокоить сибирских командиров

В-третьих, чтобы решить вопросы Абылай султана, следует четко выполнять указы. Абылай султан может не поверить в некоторые обстоятельства. Его условия не были выполнены в полной мере»

 

Находившийся в Санкт-Петербурге канцлер Воронцов обращал внимание на необходимость выполнять условия Абылая. Это говорит о том, что Абылай султан пользовался большим уважением и не принимал российское подданство.

В продолжении его письма сказано следующее:

 

«...Абылай главный кожа всего Среднего жуза. К тому же, в отличие от остальных, он намного понятливый и умелый, его следует сделать настоящим ханом. Местное население не должно выбирать хана без указа по примеру Абилмамбет-хана из Среднего Жуза. Это сделать трудно, поэтому в разных местах, видя труды Абылая, его и называют ханом»

 

Как вы видите сами, хоть Абылая и не избирали ханом, но народ считал его таковым, что в принципе и дошло до российской администрации.

О прекрасных дипломатических способностях хана Абылая стало понятно после смерти джунгарского хана Галдан-Цэрэна.

После смерти Галдан-Цэрэна началась кровопролитная междоусобная борьба за престол между его детьми. В конце концов, его место хитростями и коварством занял его сын Лама Дорчжи. Нойоны Дабачи и Амурсана бежали в земли Абылай султана. В это время Абилмамбет-хан и Малайсары би требовали от Абылая, чтобы тот отправил их обоих к Лама Дорчжи. Это считается одним из самых тяжелых периодов в жизни Абылая.

О стойкости, находчивости и инициативности Абылая того периода хорошо написано в книге В.В. Вельяминов-Зернова «Исторические известия о киргиз-кайсаках в отношении России со Средней Азией со времен кончины Абдул-Хаир хана (1748—1765)». В труде сказано:

 

«Лама Дорчжи в мае 1750 года подчинил себе правительство. Он ослепил одного своего младшего брата и выслал его. Пятерых сыновей Бадемира он задушил и умертвил. Точно таким же образом он поступил еще с рядом других своих родственников.

Ссоры и разногласия быстро стали знаком его скорого падения. Государство разделилось на три части. Одна часть осталась у Лама Дорчжи. Вторая отошла Китаю, а третья – отошла к Сибири, в сторону реки Иртыш. Теперь главой государства стал злодей. Из-за того, что Дабачи был ближайшим соперником Лама Дорчжи, его хотели задушить. Прознавший об этом Дабачи, взяв с собой племянников и Амурсану, бежал в земли киргизов Среднего жуза. Добравшись до места, он думал куда ему отправиться дальше. Здесь-то и подсуетился Абылай».

 

В 1757 году Абылай с 10 тысячами сарбазов отправился в Кашгарию, где совсем недавно китайцы уничтожили свыше миллиона джунгар. Он намеревался истребить занявших эту территорию торгутов. Его войско было разделено на пять частей: руководство войском брали на себя Арган, Атыгай и Кулеке батыры (2000 воинов), Керей Мерген батыр (2000 воинов), Кокжал Барак батыр (2000 воинов), Каракерей Кабанбай батыр (2000 воинов) и сам Абылай султан (2000 воинов). Они разгромили торгутов, оставшихся в живых угнали в плен и отдали в рабство. В 1760-1764 гг. Абылай султан назначил Кабанбай батыра главнокомандующим местечка Зенгор. Усилиями Кабанбай и Райымбек батыров в Зенгор были отправлены найманы, уаки и кереи.

В письме князя-поручика Ивана Оракова и генерал-майора, главного командира Сибирской пограничной армии Ивана Иовемарна от 20 мая 1760 года сказано:

 

«19 февраля толенгит киргиз Абылай султана Райымбек сказал: «Прошлой осенью Абылай султан отправил меня от своего имени к ру Каракерей Найман. Они кочевали на жайлау Карата, рядом с крепостью Звенигорск». Уже на обратном пути старшина того ру Кабанбай дал приказ Райымбеку от имени Абылая. Он сказал Райымбеку, чтобы тот взял весь свой улус и летом перекочевал в земли Зенгорского ханства, чтобы Зенгор хан, в свою очередь, перекочевал в Ургу, где живет сам Галдан-Цэрэн»

 

После храбного решения Абылая 22 сентября 1760 года в канцелярию генерал-майора Фонвейнмарна пришел рапорт от полковника Родеса из Орска, в котором сказано: «20 июля письмо было прочитано Абылай хану. В нем было сказано, что земли от Зенгора до Тарбагатая принадлежат барабинцам, что это земли кочевок уранхаевцев. Абылай ответил: «Не слышал ни о каких барабинцах. Земля наша». Чтобы решить земельный вопрос Абылай сказал, что в июле сам посетит те места и напишет ответ генерал-майору»

О встрече с Абылаем поручик Гуляев писал в вышеприведенном письме:

 

«Абылай хотел отправить меня 22-го числа. Из-за того, что путь далекий я сделал вид, что приболел, не поехал. Я также слышал, что собирается приехать китайский посол. Абылай говорил: «В ближайшее время я не могу с ними встретиться. Нет времени». Через некоторое время, 23 числа китайский посол вместе с 30 людьми пришел к Абылаю. Они отправили к нему человека, требовали принять их сегодня. Опасаясь Абылая, и другие киргизы не хотели с ними встретиться. Китайцы не были довольно переводчиком киргиз, не дали ему письмо и хотели высказать свои требования в устной форме. Абылай и Жолбарыс султан не понимали письмо, написанное вперемесь персидским и калмыцким языком. «Киргизы захватили земли торгутов и уранхаев. Обещайте, что отпустите скот и заключенных» - так было написано в письме. Они пригрозили, что отправят войска, если они не отпустят их. Сказали, что не отправили сразу только из-за того, что уважали Абылая»

 

В музеях хранятся сотни таких писем. Это дипломатия того времени. Ввсе эти письма говорят, что в период с 1738 по 1781 гг. Абылай защищал целостность страны в северных регионах, в т.ч. в Кызылжаре, Кокшетау, Кереку, Зайсане, Семее, Усть-Каменогорске, и держал связь с южными регионами Толе би и воинами Шапырашты Наурызбая, давая им поддержку в их борьбе.

Достаточно материалов и о походах Абылай хана. В годы своей жизни Абулхаир тесно сотрудничал с Абылаем. Он же спас детей Абулхаира, когда его убили. Об этом вдова Абулхаира Бопай ханым писала генерал-губернатору: «Абылай султану большое спасибо. Он спас моих детей от смерти».

После того, как Абылай отказался следовать приказам хана, сибирский губернатор Саймонов 5 февраля 1763 года написал письма коллегии иностранных дел государства и в 1764 году генерал-майору Форфрауендору, в котором всячески пятнал честь султана. В первом Саймонов говорил: «Абылай султан не возглавлял ни одного ру, у него нет авторитета перед народом», а во втором: «по отношению к китайцам проявил уклончивость».

О том, что он не считал казахов вассальным России государством, что был ханом союзного империи и равного ему государства, Абылай хан писал генерал-поручику Ивану Деколонгу и позже губернатору Ивану Реннедорфу 19 сентября 1722 года:

 

«Господин генерал, мои вам слова, наша Орда не подобна Россия, она в рассеянном состоянии. Найти и поймать воров и нарушителей быстро не получится. Территория очень большая. Поэтому знать кто и куда кочует невозможно.

Ставя свои условия перед китайским Богдо ханом, я сказал: «Какое бы сильное государство ни напало на нас или проявило грубость, мы выступим против них». Если мы попросим помощи у Китая, они дали понять, что никогда не будут готовы оказать помощь.

В связи с этим, если кто-либо начнет угрожать нам или будет угроза войны, вы готовы оказать нам военную помощь? Доведите этот вопрос до императора и сообщите мне ответ.

Господин генерал, прошу у вас на время 1000 или 500, или даже 300 воинов. Они нужны нам для обуздания внутренних воров.

Если мы поймаем и накажем воров, то они не будут чинить вред ни вам, ни нам. Двум генералитетам нужно прийти к соглашению.

Я не поведу ваших воино далеко. Они проведут пять дней с ворами. В это место я поеду сам, либо отправлю одного из моих сыновей. Потом мы вернем обратно с оружием и одеждой. Этот вопрос мы можем решить сами, не доводя его до императора. Дадите вы войско или нет – сообщите. Желаю долгих лет жизни – Абылай хан. Чтобы вы удостоверились, подтверждаю своей печатью»

 

Абылай хан понимал, что если не привить дисциплину в народе, то даже старшины не смогут жить в мире.

Российский канцлер, Оренбургские и Сибирские генералы не доверяли Абылай хану, постоянно отправляли к нему соглядатаев, следили за ним. Об этом говорит письмо Брегадира Фонфрауендорфа полковнику Лестоку 20 января 1760 года:

 

«Секретное письмо.

В землях киргиз-кайсаков следует узнать о следующем:

1. Где находятся их скрытые войска, в какой местности, сколько их, насколько они далеки от России?

2. Есть ли постоянная армия? Сколько и в где? Кто их главные старшины?

3. Какова основная цель Абылай султана? Кто основные руководители? На мое письмо не пришел ответ. Кому досталось это письмо?

4. Есть ли у них войска чтобы напасть на Россию? Были ли мысли о нападении? Если были, то почему?

5. Есть ли среди киргиз-кайсаков сторонники китайцев или других народов? Сколько?

6. Есть ли у киргизов другие скрытые мотивы? Есть ли связи с соседствующими государствами? Нет ли угрозы войны?

7. Есть ли у них размолвки с Бухарой, Кашгарией, Жаркентом, Ташкентом, Туркестаном или другими землями? Если между ними все спокойно, хотят ли они перемирия?

8. Летом Абылай собирается уехать в сторону Кокшетау. Куда он поедет? Собирается ли поехать дальше?

9. Следует установить наружний контроль над батырами.

10. Кабылан султан взял под пресс отправленного переводчика Гуляева. Нужно знать их мнение о России. Не лукавят ли они? Следует скрытно следить за Абылай султаном, Кульсары батыром и другими»

 

Таким правителем как Абылай не могло похвастать каждое государство. Если не брать в расчет малые государства, найти общий язык с империями (Россия, Джунгария и Китай) в то время требовало терпения, знаний, стойкости, энергичности, рассудительности и проницательности. Одним словом, следовало быть дипломатичным. Таким каким был Абылай хан.

 

Автор: Аян АДЕН
Опросы
В какой сфере Казахстан добился значительных результатов за 30 лет независимости?