Главная История Казахстана Казахстан в древности Бронзовый век Религия и искусство

Религия и искусство

26 Июля 2013
478
0

Смысл и многие детали религиозных представлений андроновцев, культовых обрядов, различных ритуалов, объясняются с помощью сопоставления археологических данных и сведений, почерпнутых из древнеиндийских и древнеиранских религиозных сочинений.

Все погребенные в могилах ориентированы головой на запад или юго-запад. Это не случайно. В представлениях индоиранцев земля была квадратной или круглой. Поэтому круглый курган с могилой в центре был подобием мира. Каждой стороной света управлял свой бог, следовательно, ориентация на запад была ориентацией на бога, ведающего связью с потусторонним миром.

Труп в могилу андроновцы клали в скорченном виде. Раньше такая поза объяснялась тем, что, страшась покойника, его связыва­ли веревками в позе сна. Однако в древней литературе сказано, что земля покоит умершего, как мать сына, и что в будущем он возродится к новой жизни. Поэтому можно предположить, что скорченная поза покойника в могиле — это поза младенца в утробе матери-земли. А чтобы придать покойнику эту позу, его связыва­ли. Бога смерти Яму называли «связывающим мертвецов» и изображали держащим веревку.

Наряду с захоронениями покойников андроновцы использовали кремацию — сожжение трупов, связанное с культом огня. Однако остатки костей, золы и углей в могилах различаются по своему назначению. В ранний период зола и угли — это остатки огненных ритуалов сожжения трупа. Зола и кости в позднее время — сожженное деревянное перекрытие — следы очистительных кост­ров.

Иногда археологи встречают при раскопках остатки парных захоронений мужчин и женщин, лежавших когда-то в объятиях друг друга. Считалось, что женщины были убиты и положены в могилу вместе с мужчинами. Но это не так, из древних текстов стало известно, что женщина, обычно жена, сама выбирала оста­ваться ей жить, или отправляться на тот свет вместе с умершим мужем. Но этот обычай не получил широкого распространения и выполнялся символически — жена на миг ложилась рядом с умершим мужем в могилу, а затем выходила оттуда, или же вместо себя бросала в могилу отрезанную косу.

Многочисленные обряды и ритуалы сопровождали и повседнев­ную жизнь андроновцев, наполняя реальный мир их жизни богами, предками, героями.

С жертвоприношения начиналось и строительство дома. В жертву приносили сосуды с молоком, быка или барана. Мясо съедали, молоко выпивали, а горшки и кости закапывали на месте будущего жилища — возле очага, под опорным столбом или под порогом. Известны случаи, когда в жертву приносились дети, которых хоронили под полом дома. При возведении крыши верхнюю балку окропляли жертвенной кровью животного и устра­ивали пир. Главный опорный столб символизировал связь людей с небом. Его в праздничные дни украшали цветами, а во время свадеб у столба сидели жених и невеста, а в обычные дни на этом почетном месте восседал старейшина. Особым почтением пользо­вался домашний очаг, считавшийся семейной святыней. Разруше­ние очага было самым страшным поступком. Очагу приносили жертвы, вокруг него обводили пришедшую в дом невесту, обносили перед похоронами умершего. Золу из очага запрещалось выбрасы­вать на ветер, поэтому рядом с жилищем устраивались специаль­ные зольники. Все эти обряды с огнем и золой совершались специально для того, чтобы заслужить у богов здоровье, благополучие и богатство для семьи8

Рисунки на камнях. Религия во многом определила и развитие искусства. Так, каменные фигурки богов делались с большим реализмом и художественным вкусом. 

Своеобразны наскальные рисунки эпохи бронзы: на покрытых черной глиняной корочкой гладких поверхностях скал древние люди кусками твердого камня выбивали изображения животных, солнцеликих людей, колесниц, сцены сражений. Это ценнейший источник информации о духовной культуре человека, его мировоззрении. Казахстан — один из наиболее богатых мест по числу и разнообразию наскальных рисунков — петроглифов. Замечательные по своему богатству рисунки Тамгалы, Ешкиольмес, Каратау, Маймака, Тарбагатая, Букентау изучались археологами и стали достоянием мировой культуры.

Люди бронзового века находились на мифологической стадии мышления. Для древних жизнь представляла смену повторяющихся циклов природы — весеннее равноденствие, пахота, осенний сбор урожая, окот скота, зима и затем вновь весенняя пахота, весенний приход теплого солнца. Чтобы не нарушить гармонию, каждое из таких событий следовало сопровождать жертвоприношениями богам, молитвами и особыми обрядами. Последние свершались в специальных святилищах, в укромных местах: в горных ущельях, у священных родников и речек. В эпоху бронзы и позднее такие святилища находились у скал, и рисунки на них отражали представления андроновцев об окружающем мире. Как правило, святилища использовались в течение многих столетий. На скалах выбивали и вырезали рисунки не только люди эпохи неолита и бронзы, но позже — вплоть до XIX в. Поэтому в скоплениях рисунков ученые, пользуясь определенными методиками, выделяют разные по времени группы или пласты.

Ученые отнесли к периоду бронзы ряд рисунков, сюжетов и композиций. Один из наиболее часто встречаемых образов в наскальном искусстве андроновцев — дикий бык тур с гнутыми, вытянутыми вперед рогами, нередко с подчеркнутым горбом у лопаток, с мощным телом и крепкими ногами. Первые изображения их появились еще в эпоху неолита.

Кроме тура встречается изображение домашнего быка. Он изображен в упряжке в сценах пахоты или показан впряженным в повозку. Исходя из того, что андроновцы — индоиранцы, можно, опираясь на мифы и религиозную литературу древней Индии и Ирана, расшифровать содержание некоторых петроглифов. В мифах о сотворении вселенной говорится, что мир создан из частей первородного быка, принесенного в жертву солнечным богом Митрой. Митра сравнивается и отождествляется с быком. На одном из рисунков в горах Ешкиольмес Митра в виде антропоморфного существа с головой, окруженной солнечными лучами, показан стоящим на быке. На ряде святилищ древние изобразили сцены поклонения солнцеголовому Митре. В урочище Тамгалы изображен солнцеголовый человек, вокруг которого хоровод из пляшущих человечков, а также одиночные и парные танцоры. Все вместе они исполняют ритуальный танец. Кстати, сам хоровод — это символ солнца, а движение участников — имитация вращения светила на небе.

Изображение быка связано с идеей плодородия, могущества и силы.

Излюбленный сюжет в наскальном искусстве — двугорбый верблюд бактриан. В эпоху бронзы он изображался в статичной форме, и нередко занимал во многих сценах ритуальное место. У древних иранцев он был воплощением бога грома Веретрагны, а у индусов — Индры. В «Авесте», священной книге иранцев, воспева­ется мощный грозный Веретрагна, который в образе верблюда «наибольшей силой обладает, наибольшей мощью».

Среди петроглифов эпохи бронзы распространено изображение колесниц. Каратауские наскальные рисунки насчитывают 49 грави­ровок колесниц, есть они в Тамгалы, горах Ешкиольмес. На большинстве из них показаны легкие двухколесные охотничьи и боевые колесницы. Все они изображены в единой манере, как бы в плане, напоминая повозку с разобранными и положенными по сторонам кузовка колесами. Упряжные животные — лошади, реже верблюды. С конем и колесницей у иранцев был связан миф о небесной солнечной колеснице. На конных колесницах считали они, разъезжают по небу все высшие боги.

Встречаются среди рисунков сцены пахоты, на которых изобра­жены впряженные в плуг быки, лошади и козлы. За плугом идет человек. Видимо, эти сцены связаны с празднованием Нового года, с весенним солнцестоянием, праздником обновления природы, с плодородием. Важной частью праздника являлось проведение первой борозды. Этот акт должен был гарантировать богатый урожай. Право проведения первой борозды предоставлялось царю, поэтому в «Авесте» говорится о том, что верховный бог Ахура Мазда вручил первому царю иранцев Йиме «Золотой плуг», чтобы он распахал землю. Представление о золотом плуге и первой борозде характерно для многих народов9. Следует отметить, что отголоски древних представлений, зачастую в измененном виде, сохранились у казахов и других населяющих Казахстан народов.

  1. Маргулан А. X., Акишев К. А., Кадырбаев М. , Оразбаев М. А. Древние культуры Центрального Казахстана. Алма-Ата, 1966. Маргулан А. X. Бегазы-Дандыбаевская культура Центрального Казахстана. Алма-Ата, 1979; Кадырбаев М. К., Курманкулов Ж. Культура древних скотоводов и металлургов Сары-Арки. Алма-Ата, 1992.

2.Кривцова-Гракова О. А. Алексеевское поселение и могильник // Тр. Гос. истор. Музея М. Т. XVII. 1948; Сорокин В. С. Могильник бронзовой эпохи Тасты-Бутак I в Западном Казахстане // Материалы и исследования по археологии. 1962. № 120.

3.Максимова А. Г. Могильник эпохи бронзы Каракудук // Труды ИИАЭ АН КазССР. 1961. Т. 12. С. 62—71.

4.Средняя Азия в эпоху камня и бронзы. Л., 1966. С. 233—238.

5.Кузьмина Е. Е.  Древнейшие скотоводы от Урала до Тянь-Шаня. Фрунзе, 1986; Итина М. А. Древнехорезмские земледельцы // История, археология и этнография Средней Азии. М., 1988. С. 72—86.

7.Зданович Г. Б. Феномен протоцивилизации бронзового века Урало-Казахстанских степей. Взаимодействие кочевых культур и древних цивилизаций. Алма-Ата, 1989. С. 171—178.

8. Кузьмина Е. Е. Древнейшие скотоводы от Урала до Тянь-Шаня.  Фрунзе, 1986. С. 24—26.

9. Самашев 3. С. Наскальные изображения верхнего Прииртышья. Алма-Ата, 1992; Кадырбаев М. К., Марьяшев А. Н. Наскальные рисунки хребта Каратау. Алма-Ата, 1992.


© Институт истории и этнологии им.Ч.Ч. Валиханова КН МОН РК, 2013

Не допускается использование материалов на других веб-ресурсах без согласия авторского коллектива 

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь