Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

Пренебрежение к историческим фактам не украшает пищущего!

1847
Пренебрежение к историческим фактам не украшает пищущего!  - e-history.kz
Портал NDH всегда выступает открытой дискуссионной площадкой для ученых по тем или иным актуальным проблемам. Профессор Б. Аяган выразил свое мнение по поводу статьи о роли казахской интеллигенции

Любая статья или даже маленький пост в фейсбуке на исторические или политические темы у читателей вызывает повышенный интерес.

Но статья Жениса Байхожа, вышедшая в 23 номере «Central Asia Monitor» от 15-21 июня 2018 года «Изображая жертву… Казахская интеллигенция и карательные органы СССР: кто и как создает мифы?», у меня, как у историка, вызывает недоумение. При подготовке статьи Женис Байхожа даже не удосужился посмотреть специальную литературу по написанной теме или же не прочитал мемуарную литературу и вышедшие большими тиражами исследования по персоналиям.

Главный лейтмотив написанной статьи или, как он сам предупреждает, «Заметки по поводу» сводится к тому, что история преследований казахской (казахстанской) интеллигенции - это миф: «все притянуто за уши и неубедительно». Все преследования интеллектуалов, о которых пишут журналисты, например, Майя Бекбаева, оказывается выдумкой. Открыть казахские школы в городах, оказывается, было «проще пареной репы». Карательные службы преследованием особо как бы себя тоже не утруждали.

Я уже подчеркнул, что автор статьи Женис Байхожа не читал или не вникал в книги, вышедшие по теме. Между тем, про политику советских партийных и правоохранительных органов по массовому нарушению прав человека, незаконным арестам и слежке за людьми в СССР и в Казахстане написано множество монографий, диссертаций и книг. Я назову только те, которые непосредственно касаются Казахстана. Эти страницы повальных арестов, уничтожений и преследований подробно описаны в седьмой и двенадцатой главах «Политические репрессии в Казахстане», «Историко-демографические тенденции в развитии народонаселения Казахстана в Советский период» 4-го тома «История Казахстана с древнейших времен до наших дней» (в 5 томах) 2010 года издания, подготовленного ведущими учеными страны.

В 1993, 1997, 2005, 2007 годах в издательстве «Атамұра» огромными тиражами вышел учебник сначала для 11 класса, а затем и 9 класса. «Новейшая история Казахстана» под редакцией автора этих строк. Эти учебники выходили на казахском, русском, уйгурском, узбекском языках и в §22 были подробно описаны методы преследования, указаны статьи несправедливых судебных приговоров за инакомыслие, политическую оппозицию советской власти.

Несмотря на чудовищные репрессии 20-30-х и 50-х годов, массовые аресты и расстрелы казахская и казахстанская интеллигенция не молчала. Она сопротивлялась, как могла. Сопротивление режиму было и в открытую, и в форме «андеграунда».

И прекрасный специалист Майя Бекбаева профессионально, с тактом, с глубоким анализом показывает аудитории судьбы великих людей Отечества. Как ученый, историк и просто как зритель, я, да и мои коллеги, восхищаются работой Майи.

Незнание простейших методов работы ОГПУ-НКВД Женисом Байхожа видно даже по таким странным заявлениям: «Вдумайтесь! - восклицает автор, - человека почти ежедневно допрашивают с 1925-го по 1934-й, то есть на протяжении целых девяти лет!». И здесь абсолютно ни к чему ваша ирония, господин журналист, про «мировой рекорд». Вы не исследователь, вы не сидели в архивах и не изучали деятельность правоохранительных органов. Но любой исследователь может Вам сказать: «органы» могут не десять и не двадцать лет «вести» наблюдения, требуя отметок. Любой талант, любой человек, побывавший за границей, автоматически ставился «на контроль». Например, талантливый скрипач, бывший военнопленный Айткеш Толганбаев, как он пишет в своих мемуарах, всю жизнь, то есть, после возвращения с войны и до реабилитации 1992 году, был вынужден систематически отмечаться в «конторе». Также поступали и с представителями депортированных народов.

Известный писатель Медеу Сарсеке выпустил целый цикл монографий про великих сыновей степи «Евней Букетов», «Каныш Сатпаев» и «Ермухан Бекмаханов». Автор подчеркивает, что Ермухан Бекмаханов постоянно был на контроле партийных и правоохранительных органов. Академик, депутат Каныш Сатпаев так и умер, не сумев реабилитировать своих трех братьев, погибших и осужденных за свои так называемые лживые «националистические» убеждения.

Меня вообще поражает крайняя несостоятельность некоторых размышлений автора статьи. Он пишет: «что это за чекисты, которые забирают человека на глазах всего коллектива театра, а утром отпускают (со следами побоев!)». Аресты со стороны чекистов не всегда «делались тайно», как пишет журналист, они могли совершаться где угодно и когда угодно. Например, нарком Темирбек Жургенов был арестован на работе, Турара Рыскулова арестовали на глазах у жены, а детей раздали по детским домам. Сакена Сейфуллина, Ильяса Жансугурова и многих других расстреливали без долгих сидений, тайно, ночью. Алихана Букейханова (на глазах у дочери Лизы), Ныгмета Нурмакова, Назира Турекулова арестовали и расстреляли в Москве. Писателя Юрия Домбровского периодически арестовывали и отпускали, задерживали и отпускали. Он всю жизнь был под надзором.

Реабилитация известного историка Е.Б. Бекмаханова проходила в три периода: 1-й – периодическая и политическая реабилитация в 1954 году; 2-й – пересмотр его дела, восстановление в должности заведующего кафедрой в КазГУ им. С. Кирова в 1954-1956 годы; 3-й - реабилитация его научной концепции с 1956 по 1992 годы (см: История Казахстана, т.4, с. 556.) Так и жизнь прошла. Следствием этих мучительных преследований стала ранняя болезнь и кончина ученого. «История Казахской ССР» (под общей редакцией И. Омарова и А.М. Панкратовой), где в составе коллектива авторов был Е. Бекмаханов, была изъята из книготорговой сети, а тираж уничтожен.

Талантливый ученый, абаевед Кайым Мухамедханов был подвергнут аресту и гонениям только лишь за свои научные исследования. Похожей оказалась судьба и историка Бекежана Сулейменова.

Абсолютно не соответствует истине утверждение журналиста, что обвинение в адрес гражданина «четко разделялось» на политические и, так называемые, «хозяйственные». При желании власти могли запросто переквалифицировать с политического еще на что-нибудь. Как говорил «великий вождь советского народа» И.В. Сталин – «был бы человек, а статья всегда найдется!».

Кстати, о женах В. Молотова, С. Буденного, которые сидели в лагерях. И вины-то за ними не было. Так вот, как указывают исследователи, ни В. Молотов, ни С. Буденный не заступились за своих жен.

Что касается упоминаний о выдающемся писателе Ильясе Есенберлине. Я полагаю, наказание было совершенно несоразмерно с нарушением, но как человек, осмелившийся жениться на «дочери врага народа», он подлежал чистке и негласному партийному контролю. И вполне возможно, что будущий автор трилогии «Кочевники» был уже на контроле спецслужб.

 

* * *

 

Требует уточнения и безапелляционное утверждение Ж. Байхожа, что едва ли не все казахские писатели жили в «комфорте». Этот автор так и написал «В зоне комфорта». Действительно, часть писателей жила в так называемых «элитных квартирах», рядом с партийными руководителями. Но это была как бы декоративная оболочка. На самом деле абсолютное большинство писателей, журналистов, ученых, как правило, многодетные с родителями, ютились на квартирах, в маленьких подсобках. При этом офицерам Советской Армии, военно-морского флота, КГБ, уволенным в запас или приглашенным «специалистам», издалека тут же выделялись большие площади для проживания.

Я уже писал о вопиющей неграмотности и предвзятости Жениса Байхожа. Он, например, пишет: «в ее рядах не было диссидентов - тех, кто досаждал советской власти с середины 1960-х, с момента окончания «оттепели», до середины 1980-ых … Казахская же интеллигенция в этом движении не участвовала». Это утверждение не соответствует действительности.

Одной из групп, выступавшей против власти, была организация молодежи из Западно-Казахстанской области. Созданная весной 1940 года группа, состоящая из 14 человек, разработала свою программу, в которой требовала независимости Казахстана, ее членства в международных организациях. Выданная провокатором, группа была арестована, ее лидер Губайдулла Анесов был расстрелян в застенках НКВД, другие члены были осуждены на большие сроки. В 1940 году Губайдулле всего было 14 лет.

В 1940-50 годы в Казахстане была развернута мощная кампания против «вейсманистов-морганистов» т.е., на настоящих ученых генетиков. Эти факты были детально изучены доктором наук, профессором Леонидом Гуревичем. В эти же годы в Казахстан были высланы члены так называемых «сионистких» организации (А.Л. Жовтис и другие).

Об организации «Жас тұлпар» уже говорилось 1970-е годы в Казахстане, в Караганде нелегально существовала партия «ЕСЕП» (Елін сүйген ерлер партиясы), в Павлодаре – организация «Жас ұлан» (Молодая гвардия). Эти организации имели программу, устав и даже функциональные отделы и наладили связь с регионами. Определенной целью этих немногочисленных организаций была защита казахской культуры и языка, требования территориальной целостности республики. В 1973-1973 годах в КазГУ существовала группа «Сары-Арка». Но они были выслежены и разгромлены органами Комитета государственной безопасности. (см: История Казахстана, т.4, с.615). По некоторым сведениям, в республике было около 20 таких организаций.

Одним из тех, кто открыто подвергал критике национальную и социальную политику КПСС был молодой преподаватель ВУЗа Махмет Кулмагамбетов. Он был арестован в 1962 году и осужден 2 сентября 1963 года по статье 56, ч.1 Уголовного кодекса на 10 лет. Свой срок он отбывал на строительстве газопровода Торжок-Ужгород, вместе с правозащитниками Ю.М. Даниэлем и А.Д. Синявским. В вину М. Кулмагамбетову, как сказано в обвинительном заключении, было поставлено то, что он, будучи преподавателем ВУЗа, «проводил ревизионистскую линию по ряду вопросов марксистско-ленинской теории политической экономии, по месту жительства высказывал антисоветские измышления, клеветал на КПСС, ее руководителей… Распространял вредные националистические суждения, восхвалял жизнь в буржуазных странах, их демократию, государственный строй, а также капиталистическое производство и экономику США». В 1983 году он был освобожден, когда Советское руководство совершило «обмен правозащитников на кредиты». М. Кулмагамбетов давал показания на международных слушаниях по вопросу принудительного использования труда политических заключенных на различных стройках. Он умер на чужбине.

Вторым диссидентом, которого власти публично осудили за убеждения и взгляды, был Хасен Кожахметов. В ноябре 1977 года он был осужден по статье 170-1 УК КазССР к двум годам лишения свободы. Вторично осужден 22 апреля 1987 года за участие в событиях декабря 1986 года, по статьям 60 и 63 Уголовного кодекса КазССР. В этот период состоялись суды над верующими, евангелистами, что тоже было нарушением прав человека.

В 1979 году в тогдашнем Целинограде (сейчас Астана) состоялись многочисленные митинги с требованием не нарушать территориальную целостность Казахстана. И этот выход молодежи оказал воздействие на власти.

Политическому давлению и шельмованию в печати подверглись Олжас Сулейменов за произведение «Аз и Я» и Мурат Ауэзов. Были положены на «полку» фильм «Тризна» и ряд других произведений.

Автор статьи, взявшись за очень сложную тему, на мой взгляд делает совершенно нелепые и легкомысленные выводы. Создание подобных мифов не только препятствует выявлению истины, но вводит в заблуждение читателя.

 

* * *

 

В послесловии я бы хотел подчеркнуть, что при идеологическом диктате КПСС виноватой оказывалась не сама система, а простые люди, особенно образованные слои.

И казахская (казахстанская) интеллигенция была не лучше и не хуже других, как и всем советским людям, ей было предписано жить и творить в рамках «коммунистической идеологии». Над людьми совершался своеобразный эксперимент по выращиванию нового сорта – строителей коммунистического общества. Зарубежные ученые шутили, что советские власти выращивают новый тип людей «homo sovetikus». Созданная тоталитарной системой атмосфера страха и доносительства растлевала души людей, но избитая, расстрелянная, измученная интеллигенция что-то еще писала, творила и создавала.

И тем апологетам советской системы, которые твердили о превосходстве советской модели, можно привести такой пример. Люди миллионами бежали не в социалистическую ГДР, а в Федеративную Республику Германия. Рухнул в конечном счете не западный мир с ее незыблемыми демократическими ценностями, а, так называемый, «социалистический лагерь», какие бы мощные спецслужбы ее не охраняли. Сколько человеческих судеб было разрушено, пока не пришла свобода.

Буркитбай АЯГАН,

директор Института истории государства КН МОН РК,

доктор исторических наук, профессор

Автор:
Опросы
Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?