Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

Десоветизация государственной власти

1125
Десоветизация государственной власти - e-history.kz
Сложившаяся к началу 90-х годов XX века система управления обществом на территории СССР представляла собой уникальный негативный образец партийного руководства страной

Эта система, прикрывавшаяся ложными лозунгами о демократии, о новой форме государственного правления в виде советской власти, о праве наций на государственное самоопределение, о широких правах и свободах граждан, двигалась в направлении, прямо противоположном этим призывам. Со временем, по мере осознания общественным сознанием их декларативного характера, лозунги стали терять политическую и эмоциональную привлекательность. Нагнетаемые в массовом сознании представления о компартии как о «ядре политической системы общества» и ее деятельность по управлению обществом давали эффект, обратный ожидаемому. Поэтому надо полагать, что фраза «партия довела страну до кризиса» содержит больше истины, чем пафосное изречение: «партия – вдохновитель и организатор всех наших побед». Видимо, этих побед не было, ибо сумма побед не должна привести к глубокому поражению.

В этих исторических условиях провозглашение суверенитета выдвигало на повестку дня вопрос особой политической актуальности о структуре и форме новой государственной власти вместо отживающего тоталитарного и административно-командного управления. Открытая Лениным Советская Республика, не выдержав испытания временем из-за неверных теоретических основ, не смогла встать в один ряд с такими исторически сложившимися и успешно действующими поныне формами демократической республики, как президентская и парламентская. Изначально предполагавшаяся суть Советской Республики – полнота власти трудящихся, была извращена партией, узурпировавшей эту власть.

В этих конкретно-исторических условиях конца 80-х и начала 90-х годов прошлого столетия стояла задача создания структуры государственной власти в новой конфигурации. Для решения этой задачи необходимо было в неотложном порядке устранить, во-первых, тотальное господство партии над всеми сферами общественной, в том числе и государственной, жизни. А во-вторых, осуществить десоветизацию, то есть устранение принципов, форм, методов и организационных структур советских управленческих органов. Система советов с ее принципом вертикального подчинения вышестоящему Совету, а по негласному, но жесткому принципу подчинения партийным комитетам соответствующих уровней ставила их в двойное подчинение, а исполкомы при такой организации оказывались в тройном подчинении: избравшему его совету, вышестоящему исполнительному комитету соответствующего уровня и партийному комитету. Такая бюрократизация власти порождала волокиту и формализм в решении вопросов, безынициативность и неповоротливость госаппарата. Тем самым создавался оперативный простор для фактического партийного руководства хозяйственными, социально-культурными вопросами с использованием органов советской власти. Именно это обстоятельство и явилось одной из причин распада СССР, поэтому вопрос о новой форме правления государства был назревшим, хотя и не всегда и не всеми адекватно воспринимаемым.

Логика происходивших на территории Союза политического и экономического кризисов явно давала знать, что их результатом в ближайшей перспективе станет распад СССР и возникновение независимых государств и разрушение социалистического способа производства, доведенного партийно-государственной номенклатурой до кризисного состояния из-за вопиюще неумелого управления экономикой. Руководящая роль КПСС, вытекающая из ее конституционного статуса «ядра политической системы» (ст. 6 Конституции СССР 1977 года) была полностью дискредитирована тоталитарной деятельностью этой же партии.

Признание этого факта, помимо прочего, было зафиксировано Законом Казахской ССР от 24 апреля 1990 г., внесшим изменения в Конституцию КазССР 1978 г. в части уравнения в правах компартии с профсоюзами, молодежными и иными общественными организациями (ст.6). Это привело к тому, что во властной структуре Казахстана, как, впрочем, и Союза ССР в целом и других союзных республик, в частности, в одночасье образовался организационный и идеологический вакуум. Государственный механизм, приводимый в движение руководящими указаниями партии, функционирующий благодаря огромной армии чиновников, подбираемых повсеместно партийными комитетами и реализующими функции государственного управления по их команде и под их тотальным контролем, стоял на грани полной деморализации и деструктуризации.

Общественное сознание, привыкшее персонифицировать высшую власть в республике с именем первого секретаря компартии, полагало, что успехами или неудачами республика обязана руководителю ЦК партии. Это соответствовало действительности. В условиях монопольного господства партии государственные органы советской власти отходили на второй план. Авторитет государства был крайне низок. Вера в могущество партийного лидера, наоборот, необычайно высока. Верховный Совет республики не воспринимался как коллегиальный глава государства, носитель его суверенных прав. Кстати сказать, любая «кратия», как политический режим, в первую очередь, посягает на суверенитет государства и подминает его. Это характерно для теократии, автократии, партократии, охлократии. Только демократия заинтересована в суверенном государстве.

Угасание политической воли КПСС и сохранение пессимистического отношения населения к представительным и исполнительным органам Советской власти с особой остротой актуализировал вопрос о том, кто теперь будет представлять Казахстан в его отношениях с центральными (общесоюзными) органами власти. Вопрос этот имел особое звучание особенно в тех исторических условиях, когда предстояли многочисленные переговоры о судьбе страны. Это понимали все – от простого рабочего до академика. На данном этапе осознания необходимости достойного представления интересов страны вопрос ставился так: «Какой орган или какое должностное лицо должно выступить в роли такого представителя?». Вопрос о конкретной персоне был не главным, а производным. Верховный Совет, как коллегиальный глава государства, для этой цели не годился по причине особенностей коллегиального принятия решения. Сессионный порядок работы, многоступенчатая процедура обсуждения вопроса вначале в рабочих группах, постоянных комиссиях, Президиуме, а затем уже в сессиях всего депутатского корпуса, делали невозможным оперативное принятие решений в быстроменяющихся политических ситуациях. Надо сказать, что к концу восьмидесятых к началу девяностых годов ситуации эти круто менялись, чуть ли не каждый день.

В этих условиях интеллектуальная элита и политические силы общества, народ Казахстана в целом, пришли к пониманию того, что необходим единоличный политический лидер, который благодаря высокому и независимому должностному статусу, мог бы достойно представлять Казахстан в период сложившегося политического кризиса на территории СССР и нести ответственность за восстановление суверенитета и должной самостоятельности республики.

Такой единодушный настрой в общественном сознании был решающим фактором в учреждении поста Президента, юридическому оформлению которого был посвящен подписанный Председателем Верховного Совета Казахской ССР Н.А. Назарбаевым Закон «Об учреждении поста Президента Казахской ССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Казахской ССР» от 24 апреля 1990 г. Примечательно, что с этим Законом одновременно с учреждением поста Президента, устранена монополия компартии на государственную власть.

Учреждение поста Президента не вписывалось в систему организации власти в Советской республике, в которой по теории и по Конституции того времени главой государства является Верховный Совет, с вертикально подчиненной ему ступенчатой системой Советов от области до аула, с их исполнительно-распорядительными и контролирующими органами. Это был первый, хотя и с трудом предпринятый шаг в сторону десоветизации государственной власти.

Из-за дефицита времени первый Президент был избран депутатами Верховного Совета в кратчайшие сроки, в день принятия Закона об учреждении поста Президента, так как организация всенародных выборов требовала проведения ряда организационных мероприятий (принятие специального закона о выборах, проведение предвыборных компаний, работа избирательных комиссий и участков и многое другое). Им стал Н.А. Назарбаев. Впоследствии 1 декабря 1990 г. он был избран на эту должность всенародным голосованием.

Таким образом, Президент с установленными конституционными полномочиями был выдвинут на передний фронт разворачивающейся борьбы за суверенитет Республики и государственную независимость Казахстана. При этом у Президента не было непосредственно им реализуемых управленческих полномочий, исполнительно-распорядительные органы не были ему подчинены, контроль над ними осуществляли Советы. Президент был включен в систему власти не в качестве ведущего звена, а в виде института для оперативного разрешения противоречий между республикой и союзным центром. Эта была должность, своеобразного кризис-менеджера в сфере политических отношений. Как показала двадцатипятилетняя история независимого Казахстана, Первый Президент с задачами кризис-менеджера справился блестяще, несмотря на ограниченные, по сегодняшним меркам, полномочия.

Время политического и экономического кризиса настойчиво диктовало необходимость усиления власти Президента, но инерция общественного сознания препятствовала осмыслению ближайшей перспективы. Идеологического аппарата, каким обладала партия, в новое время не было. Вся работа по объяснению и разъяснению происходящих событий и их перспектив легла на Президента и его ближайшее интеллектуальное окружение. Оно было малочисленным, а по персональному составу – молодым, стране – малоизвестным. Поэтому Н.А. Назарбаеву приходилось весь груз ответственности брать на себя, действуя в условиях еще не изжитой советской системы власти, в которой тон задавала прежняя партийная номенклатура, стремящаяся сохранить систему Советов, но уже без партийного руководства. Можно себе представить, каких трудов стоило Президенту настоять на поправке в Конституцию, согласно которой он наделялся правом досрочно освобождать от занимаемой должности по отрицательным мотивам председателя областного, Алма-Атинского городского Советов народных депутатов (ст. 77).

Ощутимый удар по слому системы советской власти был нанесен инициированным Президентом Законом Республики Казахстан от 13 января 1992 года «О приостановлении действия отдельных норм Конституции (Основного Закона) Казахской ССР в переходный период», согласно которому были приостановлены права Советов по созданию исполнительных и распорядительных органов, по руководству на своей территории государственным, хозяйственным и социально-культурным строительством.

Таким образом, пост Президента, противоречащий идее, духу и принципам Советской власти и социалистической экономики, оказался действенным политическим институтом, благодаря которому был осуществлен плавный и главное не кровопролитный переход от деградировавшей системы советской власти, утерявшей свои истинные ориентиры под тотальным руководством компартии, вначале к парламентской, а затем и к президентской республике.

Переход государственности от псевдодемократической советской власти к подлинно демократическому государственному устройству был сложным и противоречивым из-за разнонаправленности настроений в общественном сознании Казахстана начала девяностых годов прошлого столетия. Очевидный негативный опыт монопольного партийного руководства страной склонял одних к мысли, что советская власть, освобожденная от тоталитаризма, может эффективно справится с задачами самостоятельного, независимого развития Казахстана. При этом предполагалось, что экономическое развитие страны вполне возможно на основе социалистических производственных отношений в условиях отсутствия диктата союзного, то есть федерального, центра.

Другие считали, что без свободного рынка труда и капитала и соответствующей ему системы власти, Казахстан повторит печальную судьбу административно-командной экономики, не способной обеспечить инициативную производственную деятельность.

Некоторые полагали, что внедрение элементов рыночной экономики вполне реально в условиях социалистического народовластия, просуществовавшего более семидесяти лет.

Характерно, что, выступая перед депутатами в день своего избрания Первым Президентом Казахстана, Н.А. Назарбаев заявил: «Одновременно раз и навсегда необходимо положить конец опеке Советов со стороны партийных комитетов, непосредственному вмешательству последних в решение конкретных государственных и хозяйственных вопросов».

Следующая инициатива в этом направлении была озвучена им 24 августа 1991 года при обсуждении проекта Закона о внесение изменений и дополнений в Конституцию. Он, в частности, отметил, что «признается недопустимой деятельность организационных структур политических партий, других общественных объединений в правоохранительных органах.

Такая инициатива была весьма чувствительным ударом по демонтажу системы советской власти, поскольку она, как придаток могущественной политической силы, полностью лишенная самостоятельности, не могла функционировать в новых условиях.

Не менее ощутимый урон системе Советов был нанесен Президентским Указом от 7 февраля 1992 года, по которому от Советов всех уровней были отделены исполнительные органы с последующим их включением в целостную обособленную систему исполнительной власти.

Таковы были первые весомые инициативы Президента Республики Казахстан, по преодолению сложившейся на просторах СССР порочной практики, когда, по верному замечанию А.А. Собчака, «государственные органы, которые юридически должны принимать соответствующие решения, а также нести по ним ответственность – фактически за их принятие и несоблюдение отвечать не могут, так как решения принимались не ими. Партийные же органы, которые фактически все решают, юридически ни за что не отвечают, т.к. не обладают правом принятия соответствующих решений».

Последовавшие в 1992-1994 годах самороспуски и досрочное сложение полномочий местных и Верховного советов, признание нелегитимным Верховного Совета 13 созыва явились свидетельством десоветизации государственной власти.

Еркеш Калиевич НУРПЕИСОВ,

ведущий научный сотрудник Института истории государства КН МОН РК,

кандидат юридических наук, доцент

Источники:

1. Закон Казахской Советской Социалистической Республики «Об учреждении поста Президента и внесений изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Казахской ССР» от 24 апреля 1990 года // Ведомости Верховного Совета КазССР. – 1990. – № 18. – ст. 190.

2. Закон Республики Казахстан «О приостановлении действия отдельных норм Конституции (Основного Закона) Казахской ССР в переходный период» от 13 января 1992 года // Ведомости Верховного Совета Республики Казахстан. – 1992. – № 6. – ст. 129.

3. Назарбаев Н.А. Выступление на I сессии Верховного Совета Казахской ССР двенадцатого созыва по случаю избрания Президентом Казахской ССР, Алма-Ата, 24 апреля 1990 года.

4. Собчак А.А. Становление новой политической системы: власть, партия и право // Право и власть. – М., Прогресс, 1991. – с. 145-153.

Автор:
Опросы
Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?