Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

Первый нарком просвещения Казахстана

2484
Первый нарком просвещения Казахстана - e-history.kz
Для большинства имя Темирбека Жургенова ассоциируется со сталинскими репрессиями 1930-х годов. Он занимал ключевые партийные должности не только в родном Казахстане, но и в других регионах СССР.

О том, какой вклад внес этот человек в культурное и образовательное развитие страны на заре становления СССР расскажет портал Qazaqstan Tarihy

 

Всю свою жизнь Темирбек Жургенов посвятил строительству новой жизни и нового мира без богатых и бедных, где все имели бы равные права. Это весьма удивительно, ведь сам ярый революционер и коммунист был выходцем из знатного рода, он появился на свет в 1898 году. Его отец Кара и дед Куан владели сотнями табунов лошадей в ауле Жанаталап нынешнего Жалагашского района Кызылординской области. Мать Темирбека звали Жаншы. Она была очень красивой и статной женщиной, души не чаяла в своем ребенке, баловала его, ласково называя Темирши. Но случилось так, что женщина заболела и скоропостижно умерла едва ребенку исполнилось два года. Отец женился еще раз на девушке по имени Кампит. Она воспитала Жургенова, заменив ему мать.

Его отец Кара был замечательным скотоводом, но, как и большинство жителей аулов того времени, не имел образования. Помимо Темирбека Кара воспитывал трех сыновей Досжана, Косжана и Ыскака, но именно Темирбек обладал достаточным талантом, старательностью и стремлением к учебе. Это позволило ему поступить в двухклассное русско-казахское мужское училище. Много лет спустя знатное происхождение Темирбека станет отягчающим обстоятельством в его деле. Но не будь семья Жургенова состоятельной, он никогда не получил бы достойное образование. После окончания училища он продолжил учебу в Уфимском землемерном училище, но закончить его помешала Гражданская война. Темирбек работал в волостных ревкомах, боролся с белогвардейцами, а в 1923 году окончил журналистский факультет в Оренбургском рабфаке. Там он был учеником знаменитого переводчика Турмагамбета Изтлеуова. Благодаря ему, Т. Жургенов в совершенстве усвоил шесть языков, в т.ч. староузбекский и таджикский языки.

Впервые о Темирбеке заговорили во время его учебы в Ташкенте. Тогда здесь учились и работали многие представители казахской интеллигенции, однако уже тогда молодой Жургенов резко выделялся своими прогрессивными взглядами. Он с отличием окончил юридический факультет, и его дипломная работа о районировании казахских земель с административно-хозяйственных позиций получила высокую оценку и была издана отдельной книгой. В местной печати регулярно выходили его статьи-исследования. Жургенов вел активную общественную жизнь и в итоге, будучи еще студентом, был назначен уполномоченным представителем Казахской АССР в Туркестанской республике.

В Ташкенте Темирбек познакомился с Даметкен Ермековой-Жургеновой. Это произошло в ноябре 1923 года. По воспоминаниям Дамеш, это случилось на торжественном приеме, где по воле случая они оказались за одним столом.

 

«Весь вечер он провел со мной и оставил такое впечатление приятного, вежливого и в то же время очень начитанного человека. В дальнейшем чувствовалось, что он ищет встречи со мной. Иногда он приходил на вечерние занятия и провожал меня домой, приглашал меня в театр, в кино. Я боялась и не ходила. Иногда он приглашал на диспуты, на лекции своих профессоров в университет. Туда я с удовольствием ходила. А Темирбек при каждой встрече только и говорил о профессорах, об университетской жизни и главное с увлечением рассказывал о новой жизни, о текущей политике. И даже говорил, что мы должны строить социализм в одной шестой части Земли»

Даметкен Жургенова, супруга Темирбека Жургенова

 

Работоспособность, целеустремленность, грамотность – это основные качества, характеризующие молодого Жургенова. Он обладал огромной энергией, был революционером по своей натуре и Дамеш втайне надеялась, что это она вдохновляет его на столь большие реформы. Как-то Дамеш отправилась на каникулы домой в Семипалатинск, а по прибытию была просто поражена. Дома ее ждала увесистая пачка писем от Темирбека, в которой он впервые без утайки признавался ей в любви.

 

«Оказывается он пишет в день три письма. За три дня он написал 9-10 писем. И в каждом он излагает свои искренние, глубокие чувства ко мне с первого дня своего знакомства. И в то же время он пишет: «Пока я был знакомым, я не осмеливался говорить о своих чувствах». А когда я вернулась в Ташкент, он даже осмелился сделать мне предложение. Но я ответила: «Я вас еще не знаю и вашего характера тоже не знаю». Он в ответ: «Я могу ухаживать за вами еще десять лет и не показать своих плохих качеств, но стоит только нам пожениться как вы сразу узнаете мой характер». Я подумала и говорю: «Хорошо».

Даметкен Жургенова, супруга Темирбека Жургенова

 

Вскоре Темирбек и Даметкен (на фото слева) поженились и были счастливы друг с другом еще долгие четырнадцать лет, до того рокового дня в августе 1937 года, когда его арестовали как члена контрреволюционной группировки, основной целью которой была якобы отделение Казахстана от СССР и попытка сделать нашу страну протекторатом Японии. Но арест, допросы и обвинения случатся еще нескоро, а пока Жургенов был счастлив рядом с любимой женой и маленьким сыном. Малыш как две капли воды похож на отца и Темирбек старается как можно больше уделять ему времени, несмотря на загруженность на работе.

На последнем курсе он по совместительству работал ректором Казахского педагогического института. В 1924 году Жургенов начал дипломную работу на тему проблемы установления национально-государственных границ между Средней Азией и Казахстаном. Успешно защитившись в 1926 году, он, тем самым, внес огромный вклад в сохранение территориальной целостности нашей страны. К слову, до выхода дипломной работы Темирбека партийная элита страны склонялась к тому, что земли Жетысу и Сырдарьи должны перейти Узбекистану, но Жургенов научно доказал, что эти земли принадлежат Казахстану.

 

Читайте также: Откуда пошла граница Казахской республики?

 

После окончания университета Темирбек Жургенов продолжил работать ректором Казахского педагогического института вплоть до 1929 года. В 1929 году Жургенов был назначен наркомом финансов Таджикской АССР. Затем с 1930 по 1933 годы он работал народным комиссаром просвещения Узбекской АССР. За годы работы в Ташкенте, Т. Жургенов открыл несколько театров и занимался развитием школ и вузов страны. Жургенов хорошо владел таджикским языком, свободно читал доклады. За год работы в Таджикистане он познакомился с таджикским ученым, академиком Садриддином Айни. Вместе они решают вопрос о переводе на казахский язык Шахнаме Фирдоуси. По приезду в Казахстан он приглашает в Алма-Ату своего учителя Турмагамбета Изтлеуова и он за десять месяцев перевел на казахский язык сорок тысяч строк Шахнаме Фирдоуси.

В 1933 году Жургенов стал народным комиссаром просвещения Казахской АССР. Уже в следующем году в Казахстане началась культурная и образовательная революция: по всей республике были открыты шестимесячные курсы начального образования, изданы сотни тысяч учебников, а количество обучающихся достигло миллиона человек. Кроме того, по инициативе Т. Жургенова в стране открылись специальные школы-интернаты для детей кочевников, т.н. «кочевые школы». В этих школах обучались дети, чьи родители находились на кочевьях или выполняли производственные задачи.

Работа кипела - Темирбек приступил к строительству новых учебных заведений, за первые три года под его руководством только в одной Алма-Ате было открыто 17 новых школ. При нем был открыт Казахский горно-металлургический институт (сейчас – Казахский национальный технический университет им. К.И. Сатпаева), ветеринарный институт и Казахский государственный университет им. С. Кирова (Казахский национальный университет им. Аль-Фараби). Наряду с вопросами просвещения Темирбек Жургенов занимался вопросами культуры, возглавляя Комитет по делам искусств Казахской АССР.

В должности председателя комитета он всей душой поддерживал талантливую молодежь страны, делал все, чтобы обеспечить людей творчества всем необходимым и был удивительно справедлив, защищая артистов от нападок партийных функционеров. Так, благодаря протекции Т. Жургенова народный художник Казахской ССР Абылхан Кастеев в начале 1930-х годов был принят в мастерскую художника Н. Хлудова, а затем направлен в Москву на учебу. Кроме того, Жургенов вмешался в ситуацию, связанную с знаменитой танцовщицей Шарой Жиенкуловой и ее супругом оперным певцом Курманбеком Жандарбековым. Дело в том, что их хотели исключить из партии как детей баев, раскулаченных в годы коллективизации. По этому вопросу организовали специальное собрание, на котором было принято решение не только об исключении из партии, но и об увольнении из театра. Пара уже готовилась к отъезду из Казахстана в Киргизию, где тоже был построен театр и требовались одаренные кадры.

 

«Нас принял могучий и интеллигентный казах с черными вьющимися волосами и красивыми глазами. Нас было четверо - Куляш Байсеитова, Канабек Байсеитов, Курманбек Жандарбеков и я. Он сказал: «Я пригласил вас чтобы познакомиться. Я - Темирбек Жургенов, нарком народного образования, просвещения, а Вы четверо – основоположники казахского оперного театра. Если вы не знаете, что такое оперный театр, я вам объясню: мы организуем музыкальный театр, а потом переведем вас в оперный театр…». Тогда Курманбек говорит: «Нас уволили, исключили из партии, мы уедем». Он возмущался: «Кто?! Как?!», а потом лишь добавил: «Вы основоположники оперного театра. Курманбек Жандарбеков будет режиссером, Байсеитов будет певцом, Куляш – певицей, а Шара - танцовщицей».

Шара Жиенкулова, танцовщица, народная артистка Казахской ССР

 

Позже, по распоряжению Жургенова, Шара отправится в Ташкент, где познает азы хореографии у знаменитой Тамары ханум. Вернувшись, Жиенкулова станет основателем национальной хореографии. Впервые в ее исполнении мы увидим казахский танец.

 

«Однажды мы вышли погулять. Когда мы дошли до улицы Калинина, Темирбек остановился и говорит: «Вот в этом месте у нас будет построен оперный театр». Я засмеялась: «Как ты хочешь это быстро сделать?». «Постольку поскольку у нас уже есть театр, а здания нет, надо строить как можно быстрее», - ответил он мне. Через несколько месяцев на указанном Жургеновым месте был заложен фундамент».

Даметкен Жургенова, супруга Темирбека Жургенова

 

Оперный театр был открыт 13 января 1934 года. В этот день была поставлена музыкальная комедия «Айман-Шолпан».

 

В первом ряду слева направо: Шара Жиенкулова (первая супруга Курманбека), Куляш Байсеитова, Евгений Брусиловский с супругой. Второй ряд слева направо: Курманбек Джандарбеков, Канабек Байсеитов, Манарбек Ержанов. Алма-Ата, 1936 год

 

 

В том же 1934 году в доме семь Жургеновых произошло горе. Единственный сын Темирбека Шоратай, его радость и вдохновение, внезапно заболел и умер. Смерть первого ребенка Жургенов переживал очень сильно. Он был добрым, любил детей, поэтому предложил жене: «Даметай, чтобы у нас снова появился малыш, давай по казахским традициям усыновим и воспитаем сына моего младшего брата Ыскака». Через какое-то время в доме появился мальчик Жуманазар. Они его выучили, воспитали, относились к ребенку очень хорошо. Мальчик учился в Алматы и с большой любовью и теплом относился к своим приемным родителям, считал их родными.

1936 год в истории советского Казахстана запомнился Первой декадой казахского искусства и литературы в Москве. Подготовка к столь важному для страны событию была поручена Жургенову. Он понимал ответственность выступления перед Сталиным, что за любой недочет нужно будет отвечать. Ситуация усугублялась тем, что на подготовку было отведено всего три месяца.

Репетировать приходилось сутками, лишь иногда прерываясь на сон и трапезу. Казахская делегация, по мнению Жургенова, должна была не просто достойно выступить. Она должна была произвести фурор. Для того, чтобы подготовить фееричное выступление за три месяца нужно было выкладываться на репетициях целиком и полностью, забыв обо всем.

Когда открылся занавес все обомлели. Сцена представляла собой гигантскую юрту, убранную по всем казахским обычаям: с национальными украшениями и предметами быта. Но красоту декораций затмевали артисты. Соловьиный голос Куляш Байсеитовой, грация Шары Жиенкуловой и оркестр народных инструментов под руководством молодого и талантливого Ахмета Жубанова. Музыканты без нот играли кюй Курмангазы «Сарыарка» и своей виртуозностью просто поразили слушателей. Но особым феноменом была опера «Кыз-Жибек», которую посетили партийные лидеры Сталин, Маленков и другие.

После завершения концерта зал аплодировал стоя и уже на следующий день восторженные отклики критиков и музыковедов заполонили все советские газеты. Сразу после Декады, 27 мая 1936 года товарищ Сталин написал письмо Оразу Исаеву о том, что хочет пригласить казахских артистов в Георгиевский зал на банкет. Там Куляш Байсеитова исполнила «Гакку», Шара танцевала, потомок Абулхаир хана, главный домбрист оркеста Камбар Медетов исполнил знаменитый кюй «Аксак-Кулан», Сакен Сейфуллин прочел отрывок из поэму «Красный конь». За одним столом сидели Сталин, Каганович и Ворошилов. Темирбек Жургенов был удостоен высочайшей государственной награды – ордена Трудового Красного Знамени. Все хвалили Темирбека, рукоплескали, говорили восторженные тосты, а через полтора года Сталин, Каганович и Ворошилов, не моргнув глазом, подписал приказ о расстреле Жургенова.

 

«Его арестовали днем 2 августа. Тогда он должен был быть докладчиком то ли пленума, то ли конференции. Я, моя мама и он были в машине. Он сказал, что ему нужно зайти в Наркомпрос за кое-какими материалами. Он зашел и через какое-то время выходит какой-то молодой человек очень неприятной наружности и говорит: «Вас Жургенов зовет». Меня заводят в зал. Я сижу, Темирбека нет, через пять минут двери открываются и выходит его помощник. Я спрашиваю: «Где Жургенов?». Он: «Он сейчас только вышел». У меня сердце екнуло. Я вернулась к машине, а в машине сидела мама. Она говорит: «Знаешь, сейчас Темирбека два человека держали с обеих сторон, посадили в другую машину. Он так долго смотрел в твою сторону». Видимо так и увезли его».

Даметкен Жургенова, супруга Темирбека Жургенова

 

Уже на следующий день в дом Жургеновых нагрянули с обыском сотрудники НКВД. Они изъяли все документы вплоть до последней фотографии.

Для Даметкен наступили черные дни. Даметкен честно добивалась свидания с мужем, просила дать ей хоть одну минуту, но ей все время отказывали. Лишь передали записку от мужа – доверенность, по которой она имела право получить зарплату. Даже в неволе, в самой отчаянной ситуации он думал о ней.

 

Эту зарплату я не стала получать. Мне была слишком дорога эта записка, написанная его рукой, и его роспись. Я тогда еще работала и жила на зарплату. Когда пришли меня арестовать, следователи-идиоты при телесном обыске нашли записку и при мне порвали ее.

Даметкен Жургенова, супруга Темирбека Жургенова

 

Дамеш Жургенова была арестована спустя полгода после ареста Темирбека Жургенова. После ареста мужа ее выселили из квартиры, уволили с работы, исключили из партии.

Арест наркома подверг в шок всю творческую и педагогическую общественность страны. Все недоумевали: как и чем мог не угодить честный и исполнительный Темирбек? Все дело в том, что изначально всем сердцем принявший революцию Жургенов был рад тем переменам, что происходили в обществе. Он был рад тому, что простой народ получил доступ к образованию, открыл для себя новый мир. Но когда началась коллективизация, голод, когда советская власть принялась закрывать и разрушать мечети, Жургенов поддержал тех, кто выступил против реформ. Историки предполагают, что имя Жургенова тесно связано с организацией восстания в аральских Каракумах ранней весной 1930 года. Доказательство этому они находят в протоколах допроса Турара Рыскулова, в которых он сообщает, что Т. Жургенов вместе с братьями стоял во главе восстания в Актюбинской области.

 

Совершенно секретно

Секретарю ЦК ВКП(б) тов. СТАЛИНУ

Направляю Вам протокол допроса Рыскулова Т.Р., руководителя пантюркистской контрреволюционной организации от 3 июля 1937 года.

В этих восстания должен был играть и играл Жургенев Темирбек, работавший тогда в наркомпросе Узбекистана. Жургенев происходил из очень авторитетного байского рода, из семьи крупных баев, в степях Каракума и Кзыл-Кума. Все это было использовано для поднятия восстания. Отец и братья Жургенева сами возглавили восстание. Почти таким же способом поднято было восстание в Ферганской долине через бывшего министра Кокандского правительства Насыркан-торе.

Народный комиссар внутренних дел СССР Ежов

 

Он мужественно терпел все пытки и издевательства, ни в чем не признавался, держался из последних сил. Тогда сотрудники НКВД сфабриковали дело о поджоге Казахского государственного университета и привлекли по нему Шахзоду Шонанову, яркую представительницу культурной молодежи Казахстана.

Жургенова много допрашивали и предъявили обвинение в поджоге здания КазГУ. Сотрудники НКВД вынуждали Шахзоду Шонанову сказать, что это он поручил ей поджечь здание КазГУ. Когда Жургенов и Шонанова оказались наедине в камере, он сказал: «Шахзода, сестренка, я возьму всю вину на себя». И когда сотрудники НКВД в очередной раз зашли в камеру, она соскочила и сказала: «Это я сама подожгла здание». Жургенов недоумевал: «Шахзода, что ты делаешь?». Но Шахзода была неумолима. Она взяла вину на себя и стала первой женщиной-казашкой, расстрелянной в годы репрессий.

Сам же Темирбек Жургенов был убит 25 февраля 1938 года в Алма-Ате.

В окрестностях Бурундая есть местность, носящая название Канкелди. Именно сюда по рассказам очевидцев в феврале 1938 года под покровом ночи привезли двадцать мешков. В этих мешках были останки расстрелянных в застенках алма-атинского НКВД. Среди них, скорее всего, было тело Темирбека Жургенова.

У Темирбека была мечта, чтобы каждый человек из самого отдаленного аула, из самой бедной семьи мог получить образование, проявить свой талант, заявить о себе на всю страну и на весь мир. Горько лишь то, что советская власть взяла за эту мечту самую высокую плату - его жизнь.

Автор:
Опросы
Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?