Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

Из истории милиции Алаш

961
Из истории милиции Алаш - e-history.kz

События Кантара-2022 и связанные с определенной угрозой насилия для мирных жителей, показали отчетливо, каково в действительности предназначение милиции, вооруженных сил страны в деле обеспечения безопасности нормальной жизнедеятельности граждан и, по большому счету, государственной целостности. В связи с этим история подсказывает варианты ответственного отношения к обязанностям охраны порядка, - милиции, созданной национальным правительством Алаш. «Белых пятен» в изложении истории формирования Алашской милиции достаточно, поскольку архивы 1920 годов были уничтожены самими участниками, опасавшихся преследований, либо обрели гриф «совершенно секретно» государственными надзорными органами. Реконструкция событий недавнего прошлого становится возможной в суверенном Казахстане благодаря мемуарной литературе и семейным архивам, раритетным фотографиям.

В современных исследованиях фигурирует понятие «Алашская милиция», предназначение которой Алихан Бокейханов характеризовал так: «Милиция – это наша национальная армия». И это логичный ответ. Если обратиться к этимологии слова «милиция», то оно происходит из латыни: militiа «воинская служба, военная сила». Производных от этого термина достаточно в английском, немецком и других языках. Например, в словаре В.Даля «милиция» - временное или земское войско: ополчение, ратники, народная рать. 

Для сравнения: после Февральской революции 1917 года в России были ликвидированы Отдельный корпус жандармов и Департамент полиции. Была также провозглашена замена полиции «народной милицией», наряду с ней формировалась так называемая «рабочая милиция». То есть, термин «милиция» был достаточно ходовым, почему и был использован лидерами Алаш.

Историография темы пополнилась за годы независимости трудами К.Нурпеисова, М.Койгельдиева, М Абсеметова, К. Илиясовой, Е. Сайлаубая, С. Дуйсен, Б. Мурсалим, в которых было начато изучение военных формирований (милиции) Алаш. Организационное оформление Алаш милиции было зафиксировано одновременно с декларативной презентацией национального государства, то есть изначально она входила в структуру автономии. 5-13 декабря 1917 года в Оренбурге проходил Второй Всеказахский съезд, было провозглашено государство Алаш. Среди десяти вопросов, рассматриваемых на данном съезде, тема создания Алашской милиции была четвертой, иными словами, она занимала центральное место в текущем моменте.

«Дорожная карта» Алаш милиции, выражаясь современной терминологией, содержала количественные индикаторы. В формирующиеся вооруженные силы государства решено было призвать примерно 13 500 человек. В том числе из Букеевской губернии - 1000 джигитов, из Уральской – 2000, Торгайской – 3000, Акмолинской – 4000, Семипалатинской – 1500 и Семиреченской – 2000 молодых людей, в возрасте от 20 до 35 лет. Характерно, что отряды милиции Алаш создавать планировалось по периметру автономии, или в пограничных регионах, откуда потенциально шла угроза. 
Процесс агитации и поиска материальных средств на амуницию и фураж для лошадей, другие организационные вопросы заняли некоторое время. В августе 1918 года оформился конный полк, в декабре 1918 года – еще один. 

[Фото взято из Интернет-источников]

 

Руководящий состав милиции Алаш в настоящее время восстанавливается по крупицам, частично источниковую базу исследований составили материалы допросов арестованных в годы массовых репрессий. Возглавил Алашскую милицию Хамит Тохтамышев. Скупые строки биографии характеризуют его как профессионального офицера: уроженец Акмолинской области. Выпускник Сибирского кадетского корпуса и Константиновского артиллерийского училища. Служил в Сибирской стрелковой артиллерийской бригаде, 3-м Горско-Моздокском полку Терского казачьего войска, 6-го понтонного батальона. Герой Первой мировой войны. В 1917 году примкнул к эсерам. С июня 1918 года, являясь заведующим военным отделом, выполнял обязанности Военного министра правительства «Алаш-Орды» и непосредственно занимался формированием Алашского войска.  Командир 1-го Алашского Степного Конного полка. Командир 1-го Партизанского конно-казахского полка. Командир отдельной конно-киргизской бригады. Погиб в декабре 1919 г. при отступлении из Семипалатинска.

Региональные формирования имели свою специфику, с учетом этнокультурного состава населения, географических условий, экономики и даже климатических особенностей.

В Жетысуской области местным отделением милиции Алаш руководил Садык Аманжолов, неординарная личность, выпускник верненской гимназии и юридического факультета Казанского университета (1912). Имел опыт работы в судебных учреждениях, в Казахском комитете Урджарского уезда. Приняв идейную программу Алаш, стал активным ее проводником и, в частности, руководил учреждениями милиции Алаш в Семиречье. 

 

[Фото взято из Интернет-источников]

 

По данным историка Д.Аманжоловой, в Западном Казахстане, в частности, в Джамбейты, в годы гражданской войны были организованы обучающие курсы для джигитов. В результате была создана кавалерийская дивизия, в сопровождении пулеметных команд и артиллерии. Вооружение и обмундирование для войска Алаш предоставлялось Самарским Комитетом членов Учредительного собрания (Комуч). Комитет объявил себя верховной властью, временно действующей от имени Учредительного собрания, и вступил в военно-политический союз с Алаш-Ордой.

В Тургайской области в создании Алашской милиции участвовал Абдихамит Жундибаев. Лидером Алаш милиции в городе Семей был Казы Нурмухаметулы, погибший весной 1918 года. То есть, национальную милицию стали создавать персоны, до конца разделявшие идеологию Алаш и четко осознавшие задачу охраны государства.

Абдрахимов Ахмет Галимович – родился в Акмолинской области, окончил 2-ю Омскую школу прапорщиков. В годы Первой мировой служил в составе 27-го Сибирского стрелкового запасного полка. С 1918 года - подпоручик 1-го Алашского полка (Казахского Конного полка) 5-ой Сибирской стрелковой дивизии. По одной из версий эмигрировал в Китай, по другой, - проживал в Каркаралинске и даже стал советским служащим.

Аблайханов Мигдатша Ишмухаметулы, профессиональный военный, выпускник Сибирского кадетского корпуса, Павловского военного училища, участник русско-японской и Первой мировой войн, также участвовал в формировании Алашских военных отрядов в Акмолинской области. 

На территории Акмолинской области (ныне Северо-Казахстанской) немалую роль в вербовке молодежи в ряды Алашской милиции сыграл Рамазанов Абылай, выпускник медресе «Галия», член Петропавловского уездкома Алаш-Орды. Он вместе с Малдыбаевым Билялом поддержал созданное в Петропавловске молодежное сообщество «Талап» (Специальный государственный архив КНБ РК. Ф. 9. Оп. 1. Д. 81. Л. 27).

Осенью 1918 г. активно велись формирования отрядов самообороны «Алаш», их формированием занимались активисты Алаш-Орды. Набранных в отряды требовалось обучить командам, шифрованию информации, маршу, стрельбе и другим навыкам профессиональной обороны. История Алашских полков в Семиречье начиналась также, как и в других регионах, с создания отрядов милиции. На первом Семиреченском областном казахском съезде в г. Верный, в январе 1918 г., в связи с неспокойной обстановкой, был поднят вопрос о формировании милиции. Организация ее была поручена Ибрагиму Джайнакову, Отыншы Альжанову и Сатылгану Сабатаеву. Благодаря отрядам милиции Алаш, поддерживался порядок в городах Верный и Лепсинск. На базе милицейского отряда Лепсинского уезда, под руководством О. Альжанова, был сформирован Алашский военный отряд (примерно 300 воинов). В основном, то были кавалеристы-джигиты, исполнявшие поручения по разведке, охране и отражению атак противника.

В Семиреченской области заметной фигурой на этапе гражданской войны был Джайнаков Ибраим, который еще в годы восстания 1916 года попал в поле зрения жандармерии (ЦГА РК, Ф. 77, оп. 1, Д. 881, л. 43 – 44). В августе 1918 года в качестве председателя Семиреченского Областного совета Алаш-Орды И.Джайнаков вел активную работу по формированию Алашских частей. В 1920 году И. Джайнаков вместе с соратниками перешли границу и скрылись на территории Китая. Так поступили многие руководители милицейских формирований Алаш, в попытках физического выживания. Затем Ибрагим Джайнаков был арестован 10 февраля 1938 года в Кульдже не без «наводки» советского НКВД) и переведен в тюрьму г. Урумчи, где, по свидетельству очевидцев, был расстрелян примерно в 1942-1943 годах.

Исследователь Б.Абдыгалиулы отмечает, что «по формированию алашских сотен в Семипалатинском и Семиреченском регионе активно работали и другие активисты «Алаш»: Рамазан Марсеков, Садык Аманжолов, Базарбай Маметов, Нусупбек Джакуппаев, Иса Тергеусизов, Жумахан Кудерин, Кожамсейт Ниязов, Кенсаба и Алдаберген Умбетбаевы, Мырзахан и Керимбай Толебаевы и др.

Казахские сотни взаимодействовали с лояльными на тот момент подразделениями сибирского, уральского и семиреченского казачества. Из выявленных в архиве документов, на данный момент, специалистами установлен список командиров первых Алашских сотен Семиреченского фронта. В нем преобладают славянские фамилии, то были представители казачества, пребывавшего в союзнических отношениях с национальными формированиями. Против большевиков совместно с казахскими подразделениями, сражались: Кольц Н.Д., штабс-капитан, командир «Сергиопольской (Аягузской) сотни»; Гилев, подъесаул, командир «3-й Сергиопольской Алашской сотни»; Ступин, прапорщик, командир «Алашской сотни»; Полторацкий, есаул, командир «Бахтинской 1-ой Алашской сотни»; Легостаев, хорунжий, командир «Урджарской 2-ой Алашской сотни»; Лютик, штабс-капитан, командир «Аксуйской Алашской сотни»; Белянин И.Л. поручик, командир Учаральской алашской сотни; Колмаков, прапорщик, командир Алашской сотни; Хлыновский, старший урядник, командир «Сергиопольской алашской сотни». (К сожалению, откровенно анархо-диктаторская и деспотическая деятельность отрядов атамана Анненкова, который принял некоторые меры по созданию Алаш формирования, дезавуировала замысел Алаш-Орды и надолго скомпрометировала саму попытку найти компромисс в тот сложный период самоопределения). 

Параллельно была развернута пропагандистская работа в печати, чтобы разъяснить населению миссию (предназначение) милиции Алаш. В условиях начавшейся гражданской войны, любое нововведение, непонятный термин «милиция» для местных жителей могли сыграть противоположную роль. Для этого была сделана ставка на тех, кого чествовал и любил народ – на известных акынов, борцов, например, на легендарного Кажымукана (Мунайтпасова). Миссию вооруженных формирований Алаш по защите идеалов независимости в пламенных строках излагал поэт Магжан Жумабаев (стихотворение «Ұлан» и «Мен сенемін жастарға»). Приведем отрывок из программного стихотворения Султанмахмута Торайгырова о миссии государства Алаш, 1917 года. В нем названы все базовые понятия: земля (жер), государство, Родина (ел), граждане (ер), ради которых есть смысл бороться:

 

«...Көркейтуге Алашты, Құрбандық біздің жанымыз!
Былай тұрсын малымыз,
Алаш деген ел үшін, Сарыарқаның жері үшін,
Бостандық берген ер үшін,
Төгілсін біздің қанымыз!
Аялмасын жанымыз! Жасасын, Алаш, жасасын!..»

 

Во время агитации казахских джигитов в милицию Алаш, летом 1918 года в Акмолинской области (ныне территория Жамбылского района Северо-Казахстанской) были исполнены маршевые песни. Автором одной, по сведениям классика казахской литературы Сабита Муканова, был Миржакып Дулатов («Алаш гимні»), второй - Жусипбек Аймауытов («Ғаскер маршы»). Последняя была опубликована тогда же в журнале «Абай». К призыву в ряды Алаш милиции подключились молодежное издание «Жас Алаш» (Омск) и «Сары- Арка» (Семей). На страницах «Жас Алаша» опубликован был лозунг: «Жасасын, Алаштың жаужүрек, ұлтшыл жастары!»…

Надо было вести агитацию в ряды Алаш милиции толково, на доходчивых примерах, ставить реальные задачи по защите хозяйственных объектов и мирных жителей. Традиция доходчивого инструктажа сохранилась и позже, после амнистии и перехода части Алаш на советскую службу. Даже на страницах журнала «Темир казык» (выходил в Москве под руководством Назиар Тюрякулова), в редакцию которого входил Алихан Букейханов, в 1920 годы печатались разъяснения прав и обязанностей милиционеров, а также, к кому могут обращаться с жалобами казахи.

Обращение о создании Алашской милиции было опубликовано в газете «Сарыарка» 13 ноября 1917 года за подписью шести деятелей по главе с Алиханом Букейхановым, Миржакыпом Дулатовым и Ахметом Байтурсыновым. 

Авторы, отметив, что повсюду начинаются мятежи, ненависть и вражда, подчеркивали, что настало время для защиты народа. Соответственно, одним из десяти вопросов, обсужденных на Общеказахском съезде с 5 по 13 декабря 1917 года, стал вопрос о создании милиции. 

Национальные вооруженные силы автономии Алаш Орда получили наименование «милиция». Главной их миссией было: защита автономии Алаш и населения от враждебных сил, а также для поддержания порядка внутри «Алашской автономии». 

На съезде с докладом по данному вопросу выступил Халел Габбасов. Его доклад вызвал бурное обсуждение, члены съезда пришли к выводу, что «при отсутствии всякой власти в стране возможно возникновение гражданской войны, …анархия угрожает опасностью жизни и имуществу населению областей казак-киргизского народа». Съезд постановил создание национальной автономии, ее наименование «Алаш», организацию временного народного совета «Алаш Орда» и заявил, что «Алаш-Орда» обязуется принять энергичные меры к созданию народной милиции» (ГАРФ.
Ф. 1701. Оп. 1. Д. 6-Б. Л.1-14).

Для организации народной милиции были приняты определенные правила набора, обучения, обеспечения оружием и обмундированием, а также вопросы финансирования и управления. 

Подлежащие мобилизации джигиты, должны быть представлены на приемный пункт с полным обмундированием, а их лошади иметь полное снаряжение. Добровольцы зачислялись на все виды довольствия: оплата службы в месяц холостым составляла 60 рублей, женатым - 160 рублей. Воинов алашских частей официально именовали «джигитами», что приравнивалось к званию рядового.

Контингент милиции Алаш должен был составить 13500 человек (по факту 5 000), лиц мужского пола в возрасте от 20 до 35 лет, предпочтение отдавалось вольнонаемным. То есть, не было принудительного давления. Изначально Алашская милиция взяла на себя функции обороны. 

Важнейшим пунктом на пути формирования милиции являлась подготовка национальных кадров офицерства и инструкторов. Так, предполагалось, что «…для обучения милиционеров приглашаются офицеры из расчета: 1 офицер на 100 милиционеров и 1 инструктор на 50 милиционеров».  Как результат переговоров, в юнкерскую школу в Оренбурге приняли казахскую молодежь. За дело взялся и Миржакып Дулатов, лично производивший инструктаж для новобранцев-казахов. Его соратниками стали казахи-офицеры, служившие в армии Российской империи, участники Первой мировой войны. Это Молданияз Бекимов, Нугыман Сарбопин, Сабыр Саргожин, Хамит Тохтамышев, Санжар Аспандияров и др. Первыми руководителями Алашской милиции стали казахи-выпускники российских юнкерских школ, среди которых вышеупомянутый Казы Нурмухамедулы. 

Какова историческая роль и место Алашской милиции в структуре Казахского государства и общества? Этот вопрос до конца не раскрыт, ввиду дефицита источников, и многолетнего сокрытия фактов. Первоначальная идея милиции Алаш, по мнению специалистов, была конкретной - оборона собственной территории. Несмотря на объективные трудности, руководителям Алаш удалось организовать вполне боеспособные соединения, проявившие себя особенно в боевых действиях на Семиреченском фронте. Милиция выполняла поставленные цели в тяжелейших условиях политической неразберихи, нехватки вооружения и кадровых военных. 

Судьбы руководителей Алаш милиции и Алаш войска сложились трагично: если они не сложили головы в битвах, то после установления советской власти, вынуждены были скрываться, большинство эмигрировали в соседние регионы (Синьцзян – северо-западную провинцию Китая, либо в среднеазиатские владения), меняя фамилии. После объявленной амнистии, ряд из них, поверив в обещания большевиков, вернулись в Казахстан, однако вновь подверглись преследованиям. Что касается рядовых воинов, то о них нет детального исследования до сих пор. Лишь в воспоминаниях потомков, прорывающихся сквозь десятилетия забвения, звучат имена защитников Отечества, воспринявших клич Алаш как призыв к охране соплеменников в лютую годину испытаний.

Сегодня, в Независимом Казахстане, оценки военных формирований и милиции Алаш имеют тенденцию к переосмыслению. Зарубежный автор M.BOlcott изучает формирования так называемого среднеазиатского «басмачества», которые сегодня воспринимаются как народное ополчение, кавалеристы, которые защищали свои земли и жителей от потенциальной и реальной угрозы. Отечественные эксперты не случайно высказывают суждения, что милиция Алаш — это великий пример самопожертвования в деле правоохранительной деятельности. Ее участники достойны полной реабилитации. Соответственно, роль и место Алашской милиции, даже в кратковременный период жизнедеятельности автономии правительства Алаш-Орды, должны расцениваться как важное звено в истории государства и общества, в недавнем прошлом национальных вооруженных сил и органов внутренних дел. Ведь правительство Алаш действовало предельно последовательно и тонко, выстраивая полноценную структуру государственной власти. Такой подход повысит статус данного звена государства в глазах сограждан, нашей молодежи, готовой к служению во благо общества.

 

Муканова Гюльнар,

Кандидат исторических наук, профессор.

Ведущий научный сотрудник

Института истории и этнологии им. Ч.Ч.Валиханова

 

Источники и литература:

Тоқаев Қасым-Жомарт. Біз озық ойлы ұлт ретінде тек қана алға қарауымыз керек // Егемен Қазақстан. 2024. Қантар 3. https://egemen.kz/article/355466-qasym-zhomart-toqaev-biz-ozyq-oyly-ult-retinde-tek-qana-algha-qarauymyz-kerek

Абдыгалиулы Б. Казахские офицеры в русско-японской и первой мировой войнах // E-history.kz 06.05.2021 https://e-history.kz/ru/news/show/32627

Абдыгалиулы Б. Военные формирования Алаш-Орды (1917-1920 гг.) Астана: Ғылым баспасы, 2017.

Амребаев Айдар. Казахстанская полиция на службе у народа: история и современность // NewsRoom. 23.06. 2021. https://newsroom.kz/54706/kazahstanskaya-policiya-na-sluzhbe-u-naroda-istoriya-i-sovremennost

ГАРФ - Государственный Архив Российской Федерации. Ф. 1701. Оп. 1. Д. 6-Б. Л.1-14. 

Кыдырбекулы Д. Алашординец Ибрагим Джайнаков // Мысль. 2020. №4.

(Малай). Елдің күйі // Темір қазық. 1923. № 3-2. С. 36-53.

Материалы Гос комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий (20-50 годы ХХ века). Т.23. Акмолинская область, 1920-1940 гг. Сборник документов и материалов. Сост. Г.Т.Исахан, К.М.Ильясов, К.Г.Даркенов. Под общей ред. Е.Т.Карина. Астана, 2002, 352 с. 

Мүрсәлім Болат. Алаш автономиясының әскері. Алматы: Баспа-сөз, 2015.

ЦГА РК – Центральный государственный архив Республики Казахстан. Ф. 77, оп. 1, Д. 881.

Специальный Государственный архив КНБ РК. Ф. 9. Оп. 1. Д. 81. Л. 27.

Olcott, Martha B. The Basmachi or Freemen's Revolt in Turkestan 1918-1924 // Soviet Studies. 1981. Vol. 33. Nr 3. P. 352-369. 

Автор:
Опросы
Кому принадлежит наследие Золотой орды (Ұлық Ұлыс)?