Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

«Младокиргизы», или «белые пятна» истории молодежного движения Казахстана

1528
«Младокиргизы», или «белые пятна» истории молодежного движения Казахстана - e-history.kz

История казахского юношеского движения начала ХХ века, равно как 1920 годов, изучена все еще не в полной мере, тогда как именно тогда закладывались методики работы с аульной молодежью, на базе действовавших ученических и студенческих кружков. Молодежь всего Востока тянулась к знаниям, что способствовало росту самосознания и национальной идентичности, и в этом отряде не последнее место занимали казахские юноши и девушки. Материалами исследования послужили источники из фондов РГИА (Санкт-Петербург), равно как столетнего «возраста», столичные и региональные издания РКСМ. Нами проведен их критический анализ с новых методологических позиций. В советской историографии темы абсолютно отсутствовали понятия «младо-казахи», например, а также персоналии Смагула Садвокасова и его сверстников, внесших серьезный вклад в поддержку комсомола республики. В причинах разночтений мы попытались разобраться, обратившись к наиболее полной коллекции периодики в фондах Отдела газет Российской Национальной библиотеки г. Санкт-Петербурга.

…Третья Всеказахская конференция комсомола летом 1924 года открылась в здании Оренбургского театра. В президиум были выбраны Фокин – представитель ЦК РКСМ, Катков и Игенов (обком комсомола), Сарсеков от букеевцев и другие, всего 13 человек. В секретариат были избраны: Алдонгаров, Сарсенбин, Копылов, Кармен. В редколлегию вошли: Шнеерсон, Скородумов, Таштитов, Алдонгаров. [1] На этом форуме слово было предоставлено С.Садвокасову, как зачинателю комсомольского движения на Востоке. В своей речи он отметил (стенограмма выступления опубликована): «Касаясь положения на Западе, т. Фокин говорит: «…мы несем ряд жертв: не так давно расстрелян польской буржуазией комсомолец, т. Энгель; тысячи комсомольцев томятся в тюрьмах; это служит верным показателем того, что мы на одном пути с Компартией – верный боевой отряд ее. Настоящая конференция имеет большое значение. Комсомол Киргизии – стык между Европой и восточной отсталой и угнетенной молодежью. Нам не победить буржуазию всех стран без поддержки восточных трудовых масс. Значение Комсомола восточных стран возрастает. ЦК дает вам – комсомолу Киргизии боевой лозунг: вовлекать как можно больше туземной (киргизской) молодежи в свою организацию. Да здравствует Комсомол Казакстана!» [2] 

На тот момент Смагул успешно работал в руководстве Госплана республики. Его кругозору и кипучей энергии, край был обязан началом сплошной радиофикации и оживлению приграничной торговли с северо-западным Китаем и завершением районирования. К примеру, весной 1924 года в заметке «Радиофикация КССР» сообщалось: «В заседании Президиума общегосударственной плановой комиссии, Киргизскому Округу Связи предложено разработать в масштабе всей КССР план радиофикации». [3] В период его работы в Госплане, обсуждалось открытие казахского торгового представительства на границе с Синьцзяном: «Госплан КССР признал безусловно необходимым, в целях восстановления пограничной торговли КССР с Китаем, открытие границы с Алтайским округом в погранично-контрольно-пропускных пунктах: Бахтах, Хабар Асу, Кузеуне, Майкопчаге и в случае необходимости, и в Алкабеке, а также и торгового представительстве в г. Шара Сума (Тулта)». То были ответные меры советской стороны на закрытие китайской стороной границы в Алтайском округе. Закрытие границы могло бы привести к значительному снижению торгового оборота Семипалатинской губернии, особенно традиционных Каркаралинской и Бухтарминской, ярмарок. [4] В дальнейшем «в комиссию по разграничению Алтайской губернии, в Кирреспублике назначен председатель Семипалатинского Губисполкома тов. Досов» // Мир труда. 1924 апреля 8. № 80. С.3.

Системная деятельность С.Садвокасова в пределах его компетенции в Госплане характеризуется также завершением, в общих чертах, разграничения внешних границ республики, «с учетом Семипалатинской и Сыр-Дарьинской областей, которые присоединяются к Кирреспублике. Работы должны быть включены не позже 1 апреля т.г.». [5] Почему комсомольцы республики так горячо приветствовали Смагула Садвокасовича, работавшего в иной сфере? Дело в том, что его узнавали, именно он первым обобщил предысторию комсомольского движения в Казахстане, и на его сведения опирались первые московские историографы, корреспонденты столичных газет. 

 

 

Фото автора 1. Статья М.Зорского в «Жизни национальностей», 1920 год.

 

Например, в газете «Жизнь национальностей» М.Зорский (другие псевдонимы - Зоркий, Мунни, настоящая фамилия Марк Соломонович Липшиц), ссылаясь на С.Садвокасова, в ноябре 1920 года писал: «Пионерами юношеского киргизского движения были небольшие группы молодежи в Оренбурге («Еркин Дала» - Свободная Степь) и в Омске («Бирлик»). Эти кружки возникли в начале всех и вербовали своих участников, главным образом, из среды учащейся молодежи (так, в Омске «Бирлик» опирался на фельдшерскую школу, учительскую семинарию и отчасти сельскохозяйственную среднюю школу)…1917 год освободил киргизский народ от столетиями тяготевшего над ним царского гнета. В среде киргизской городской молодежи наблюдается в первые же революционные месяцы небывалое оживление; возникает целый ряд юношеских объединений («Игилик» - Доброе дело – Оренбург, «Жас Казак» - Молодой Киргиз – Уральск, «Умут» - Надежда – Троицк, «Талап» - Стремление – Петропавловск; «Интымак» - Согласие – Атбасар и мн.др.); немало подобных кружков появилось в городках и в селениях Семипалатинской, Акмолинской и Тургайской областей. Кружки эти состояли, главным образом, из учащихся и преследовали самообразовательные цели, на что указывали самые их названия (кочетавский «Укыгандар» - Интеллигенты, «Гилим Уюми» - Общество знаний в Павлодаре и др.). Тов. Садвокасов в своем очерке омладо-киргисском движении» насчитывает подобных организаций, существовавших в 1917 году, 21; на деле их, пожалуй, больше». Безусловно, такие факты Зорский не мог добыть самостоятельно. То есть, Смагул охотно делился собранными им данными, желая вывести казахскую передовую молодежь на более высокий, уровень союзных структур. К сожалению, его труд по обобщению ранней истории молодежных движений в Казахстане, как только он стал неугоден режиму, замалчивался долгие годы. [6]  

 

Фото автора 2. Первая страница московской газеты, 1920 год.

 

А ведь тот факт, что письменная история комсомольского движения республики имеет «белые пятна» и не систематизирована, отмечали на местах сами комсомольцы. Так появилась заметка, в ней говорилось (орфография сохранена): «Разбирая в киргисских кружках историю РЛКСМ, все время приходится говорить о том, как развивался и рос Комсомол вообще. И когда об этом говорят киргизу, приехавшему из аула, он мало этим интересуется. Обкомолу необходимо при переводе истории РЛКСМ с русского языка на киргисский, добавить в конце хотя (бы) кратко историю Комсомола в Киргизии. Комсомолец «Эф». [7] 

Садвокасов С., с целью развития промышленности края, продвигал в столичных СМИ идею оказания реальной консультативной помощи казахской молодежи. Под псевдонимом «Л.Н.» в газете «Жизнь национальностей» от 17 октября 1920 года вышла заметка «Успехи Киргизии». В ней говорилось: «Просвещение и вообще культурное развитие Киргизии пойдут вперед быстрым темпом, если в этом деле помогут киргизам передовые их братья – русские пролетарии. Киргизы нуждаются в руководителях-техниках, и таковых должен дать русский пролетариат». (Данная мысль присутствует и в текстах публичных выступлений Смагула, например, в 1924 году). Автор заметки обозначил перспективы индустриального развития края с большим знанием дела: «Что касается промышленности Киргизии, то ее можно развить скорее, чем где-либо: наличие самых основных источников промышленного сырья, рабочей силы, полезных ископаемых – создают чрезвычайно благоприятную обстановку для развития. Необходимо построить большие суконные фабрики, кожевенные, мыловаренные, кирпичные и т.д. заводы, провести железные, шоссейные и др. дороги». Выраженные в той публикации на страницах газеты «Жизнь национальностей» (выходила большим тиражом 12 тысяч экз.), идеи позволяют идентифицировать авторство: Садвокасов, либо Букейханов, хорошо знакомый с экономическими реалиями Казахстана. Исследовав стиль публицистики С.Садвокасова, мы пришли к выводу, что для него характерны панорамные обзоры для журналов, особенно в 1920 годы. Соответственно, статьи в газетах и интервью за подписью Смагула были фрагментами его журнальных очерков либо докладов. [8] 

К концу 1920 года на страницах газеты «Жизнь национальностей» вышли сразу несколько материалов по казахстанской молодежи, и это не случайно. [9]

Заметка под названием «Мусульманская женщина и молодежь пробуждаются» также основана на фактах, которыми мог располагать только человек, непосредственно живший в Омске или Петропавловске, когда сообщается: «В Омске, Семипалатинске, Акмолинске и др.городах Сибири организованы союзы киргизской и татарской молодёжи и женщин. Инициативу всецело проявляют самоорганизующаяся в Омске киргизо-татарская секция при Сибирском Областном бюро КСМ. Издаются газеты: «Красная Молодежь Востока» на татарском языке и «Энбекшиль Жастар» (трудящаяся молодежь). В Петропавловске издается газета «Яш Азамат» (молодой удалец) на киргизском языке». Такими сведениями мог оперировать С.Садвокасов, принимавший активное участие в редактировании газеты «Жас Азамат» и хорошо знавший омскую молодежную среду. [10]

Интерес большевиков к Востоку проявился в организации массового форума. Тем не менее, состоявшийся в августе 1920 года в Баку съезд народов Востока имел неоднозначные оценки. На съезде проявились соответствующие тенденции ряда организаций ортодоксальных мусульман, влияние турецкой делегации, что вызвало некоторую настороженность ЦК партии. Тогда и было смещено внимание прессы на молодую поросль восточных народов бывшей империи, как менее политизированную. 

С 12 по 18 сентября 1920 года в Москве состоялся так называемый Съезд красного юношества Востока, или конференция секций и организаций РКСМ восточных национальностей. Анонс форума заблаговременно был напечатан в газете «Жизнь национальностей». [11] На форум съехались 86 делегатов от 16 национальностей, сообщалось в заметке в газете «Жизнь национальностей», подписанной С.Садвокасовым. В публикации Смагул в сжатом виде излагал повестку дня: «1) Советская власть и национальный вопрос, 2) организационные вопросы, 3) политико-просветительная работа, 4) работа в деревне, 5) работа среди девушек, 6) интернационал молодежи и др.» Затем описывает решения конференции: «По первому вопросу конференция единогласно приняла резолюцию о необходимости сплочения трудящихся масс Востока, на основе национальной автономии, поддержки со стороны советской власти. По второму вопросу конференция постановила избрать центральное восточное бюро при Ц.К. Р.К.С.М. Аналогичные бюро должны создаваться во всех крайкомах, губкомах, уездкомах РКСМ». «Необходимо, пишет Смагул, приложить все свои силы, всю свою молодую энергию, чтобы и в захолустной татарской деревушке, и в заброшенном киргизском ауле, и в сонном сартском кишлаке были открыты клубы, избы-читальни, народные театры, т.д.». Далее казахский лидер молодежи останавливается на методах работы в деревне и создании женских секций, попутно оговорив специфику казахского быта: «татарский или азербайджанский поселок живет постоянно на одном месте, а, например, киргизский аул перекочевывает с места на место; то в первых имеется в среднем 50-60 дворов, а в последнем 10-15 дворов». Столь хорошее знание степных условий мог передать он, выходец из казахского аула. В центральное восточное бюро было избрано 9 человек». [12]  

Немногим ранее, в номерах газеты Московского Комитета РЛКСМ «Молодой ленинец» от 12-13 ноября 1924, вышла статья А. Болтова (Болотова) под названием «Комсомольская Киргизия». [13] В ней говорилось, что «киргизы были крепко придавлены державным сапогом царских колонизаторов», а также о важности смычки русской и «киргизской» молодежи, что в краевой организации из 17 тысяч членов, только 17 % «киргизов».

То был, пожалуй, один из редких случаев упоминания периферийных комсомольских организаций, в московской печати. Но было время, когда о казахских лидерах передовой молодежи союзные СМИ писали часто; то был конец 1920 года. 

В эпицентре внимания московской молодежной прессы тогда оказался юный Смагул Садвокасов, своей харизмой притягивавший такую же активную молодежь со всей России. 

Этому предшествовал период довольно прохладного, с организационной точки зрения, отношения центральных комсомольских структур к работе на местах. Об этом говорил, выступая в прениях, делегат из Оренбурга Далин: «… Никакого намека на какой-либо план политическо-просветительной работы у ЦК (РЛКСМ) нет». Далин также говорил «о работе среди башкирской и киргизской молодежи, отмечая полную неосведомленность ЦК об этой работе и об отсутствии руководящих директив ЦК». [14]

Истоки столь решительной позиции Садвокасова в вопросах просвещения и создании социального лифта для казахской молодежи, сформировались в среде, где он вырос. Казахи Омского еще в 1909 году добились принятия «одобренного ГосДумою и ГосСоветом Закона об учреждении при Омской мужской гимназии 5 стипендий для детей киргизов», на котором рукою императора 6 марта 1909 года было выведено: «Быть по сему» [15a] Пять учащихся – невелика цифра, то был дополнительный набор к тем, кто уже был зачислен на учебу за счет государства. Сам факт ревностного отношения родителей-казахов Еременской и Коржункульской волостей Акмолинской области, три года хлопотавших перед низовыми и высшими инстанциями, ради будущего своих отпрысков, достоин внимания. Из той плеяды учащихся впоследствии вышла когорта образованной передовой молодежи, условно названная «младо-киргизы».

К весне 1925 года правительство Кир (Каз) АССР во главе с Н.Нурмаковым решало ответственные насущные задачи подъема экономики и социального благосостояния населения. В новом составе СНК Смагул Садвокасов возглавил наркомат просвещения, и почти сразу же интервью с ним появилось в московской «Учительской газете» - органе ЦК Союза работников просвещения СССР. Данное издание выходило под редакцией Н.К.Крупской, А.А.Коростелева, С.Б.Ингулова и др. 

Смагул Садвокасов был избран делегатом на XII Всероссийский съезд советов. [15]

Наркомпрос КазАССР (к интервью был приобщен его портрет) С.Садвокасов с присущей ему тягой к анализу ситуации и материальной базы доверенной ему, отрасли просвещения, отмечал: «За последние годы среди киргизского населения наблюдается сильная тяга к просвещению. Существующая сеть школ 1 ступени (2339) не охватывает всех желающих учиться. На нужды народного просвещения в 1924/25 гг. по госбюджету отпущено 2 583 000 руб., по-местному (бюджету) – 4 461 000 руб. Эта сумма недостаточна и не дает возможности развернуть дело народного образования соответственно культурным запросам республики. Отсутствие оборудованных школьных помещений так же является большим тормозом в работе. Школьные здания переполнены до отказа даже при двухсменных занятиях. В особенно плохих условиях находятся киргизские школы в ауле. Они помещаются в землянках-зимовках. Занятия происходят при крайне скудном свете. Дети сидят, а иногда и пишут, на сырой земле».   

 

Фото автора 3. Интервью Смагула Садвокасова «Учительской газете». Москва, 1925 год.

 

Относительно аульных казахских школ на севере Казахстана современные историографы должны, пожалуй, внести коррективы. Надо отдать должное инспекторам дореволюционного периода, в РГИА сохранились их отчеты за 1909 год и «Списки городских приходских, сельских и аульных школ Акмолинской губернии». Количество школ в аулах вокруг Петропавловска, Кокшетау, Омска, Атбасара в начале ХХ века, впечатляет, а их наименования дают информацию о родовой геолокации и спонсорах-основателях (Ускербаевская, Темировская, Баимбетовская, Данияровская, Ескеневская, Кушмурунская, Таинчинская, Бекайдаровская, Кызыл-Агачская и проч. [16а] Все это давало основания наркомпросу КазАССР дальше продолжать диверсификацию отраслевой инфраструктуры.

Непосредственно перед назначением на должность наркомпроса, как выше отмечено, С.Садвокасов руководил Госпланом республики, потому владел статистикой. Например, в интервью он подчеркивал, что «…Вторая сессия ЦИК СССР обратила сугубое внимание на нужды отсталых окраин и из 5 млн рублей культурного национального фонда, на долю Киргизии с Каракалпакской областью пало 2 млн рублей. Из этих средств на народное просвещение выделено Кирсовнаркомом 982 тысячи, которые будут использованы исключительно на нужды киргизского населения». Также среди проблемных моментов он отмечал: «Киргизские школы очень нуждаются в учебниках на родном языке. Политпросветработа плохо поставлена в Киргизии. Благодаря кочевой и полукочевой жизни киргиз, многие виды политпросветработы, в том числе и избы-читальни, трудно применимы», «наряду с материальным улучшением положения учительства, перед Наркомпросом стоит задача поднятия квалификации педагогического персонала». 

Садвокасов видел в учительстве большую опору, когда говорил: «Учительство тянется к общественной жизни. Большинство учителей являются корреспондентами киргизских газет. В оседлых районах учителя руководят избами-читальнями. Несмотря на специфические условия работы в Киргизии, учительством сделано уже много. Усилив внимание и поддержку учителю, можно добиться еще больших результатов». [16] 

В кызылординской молодежной прессе осенью того же, 1925 года, увидели свет статьи: «К пятилетию Казакстана» председателя КЦИК Мынбаева и «Сельское хозяйство КССР за 5 лет» наркомзема Алибекова. В статье Алибекова, в разделе «Первые шаги к объединению КССР», читаем: «Первое правительство КССР, как только начало (работать), послало своих представителей в Сибревком, в Туркестанский ЦИК и в Астраханскую губернию. КЦИК начал собирание казахских земель и объединение трудящихся в единой КССР. В тогдашних условиях разрухи и нищеты объединение КССР начиналось с большим трудом. Со дня образования КССР ее правительство начинает борьбу со всем тяжелым наследством прошлого, - с темнотой казакских масс, с распространенными обычаями: калым, бармта, кун, многоженство, принуждения к замужеству и др.». [17]

Работа с молодежью края начиналась с конкретных и решительных действий, высвобождения из фактического рабства, девушек и молодых женщин. Надо отметить, что отмена калыма – одна из заслуг С.Садвокасова в первом составе КЦИК. Это имело следствием активизацию женского движения и заключение равных браков. Молодежь поверила в свои силы, стала более раскованной и реализации своих возможностей. Для руководства ею, были задействованы национальные кадры. Интересная информация обнаружена автором этих строк о привлечении казахов-молодых коммунистов Оренбурга в комсомольские ячейки учреждений осенью 1922 года. «В Киробкоме. На очередном заседании президиума Киробкома РКСМ 16 октября по вопросу «работа среди кирмолодежи гор. Оренбурга» было вынесено следующее постановление: 1) немедленно присутпить к усилению и организации ячеек РКСМ во всех учебных заведениях и курсах г. Оренбурга, где обучается около 900 чел. бедняцкой кирмолодежи (…). 3) Создать союзную секцию при совпартшколе, для подготовки союзных работников. 4) Взять на учет следующих товарищей: С.Садвокасова, Х.Нурмухамедова, Ж.Садвокасова, А.Нахимжан, А.Каржасова, К.Тактыбаева, Т.Арыстанбекова, Т.Журилева, Б.Кундакбаева, А.Байдильдина, А.Уразбаеву, Жульдубаева (Жолдыбаева. – Г.М.) и других, коим на основании союзной дисциплины вменить в обязанность выполнять все наряды обкомола. 5) Вышеуказанных товарищей прикрепить к ячейкам РКСМ следующих учебных заведений: а) Совпартшколе – Байдильдина и С. Садвокасова; б) Рабфак – Ж.Садвокасова и Нурмухамедова; в) Киринститут – Нахимжана, Арыстанбекова и Жулдубаева; г) опытно-показательная школа – Каржасова; е) Детский дом (на Бухарском, 9 – Алдонгарова и Уразбаеву; ж) Ветеринарные курсы – Тактыбаева и Кашкымбаева; з) Детдом Сарсенева – тов. Уразбаеву. 7. Для поднятия воспитательной работы среди широкой партийной и беспартийной молодежи, организовать клуб кирмолодежи. 8. Поручить тов. Байдильдину договориться с Главполитпросветом об отпуске средств для клуба». Стиль постановления позволяет предполагать с большой долей вероятности, что все пункты были выработаны при участии С. Садвокасова. [18]

Создавались газеты на казахском языке, так, в Оренбурге осенью 1922 года начала выходить «Ортен». Однако редакция испытала издержки слабого финансирования; хотя издание предполагалось как «союзное». Об этом говорилось в «Тезисах по работе среди киргизской молодежи», утвержденных 2-м Пленумом Киробкома РКСМ. Автор Тезисов, он же редактор «Ортен» А.Байдильдин: «Полит-просветительская работа. В отношении политической и воспитательной работы наказать Обкомолу в первую очередь обратить серьезное внимание на только что начавшую выходить союзную газету УРТЕН в смысле финансового ее снабжения и привлечения для участия литературные силы трудящейся молодежи». [19] 

После XVсъезда партии идеологический подтекст молодежной работы обрел черты «охоты на «классовых врагов», в отчетных докладах руководителей краевого комсомола появились строки: «… На основе участия в мероприятиях и в борьбе на идеологическом фронте (троцкистская оппозиция, садвокасовщина и т.д.), комсомол Казакстана получил наибольшую классовую закалку, проверил боеспособность своих рядов и показал себя, как ближайший помощник партии». [20]

Среди студенчества «выявлялись»: «дети подвергшихся конфискации баев-полуфедалов», причем указывалось, что «в округах чистка должна быть проведена под руководством окружкомов партии, через специально выделенного из состава бюро окружкома, товарища; в учебных же заведениях, находящихся вне Казахстана, под руководством соответствующей фракции казземлячества. Списки подлежащих исключению студентов, после обсуждения их в студенческих организациях землячеств, должны быть присланы на утверждение Наркомпроса Казакской республики». [21] В молодежной прессе республики участились призывы к закрытию духовных храмов. Так, некто «Альге» так комментировал изъятие алматинского собора: «Изъятие церкви и мечети, бывших орудиями классового врага – лучший подарок двенадцатому Октябрю». Альге. Закрыты очаги дурмана» [22] Раскручивалась пружина доносительства, нападки на руководство КазГУ и лично ректора С.Асфендиярова. Под видом «борьбы с зажимом самокритики, двурушничеством и подхалимством, национальной рознью», в периодической печати смаковались мелкие недочеты. [23] В подобном ключе, к концу 1920 годов, стала переписываться история молодежного общесоюзного, да и национального, движений, а имена первых вожаков просто замалчивались. Так и имя Смагула, и его поездки на всероссийские форумы РКСМ, и протекция казахской молодежи посредством публикаций в столичных газетах, словно растворились в череде шумных собраний, разоблачающих «врагов социализма». Пришли иные времена, пришли иные имена…

Независимый этап развития Республики Казахстан знаменует новые возможности реконструкции исторического этапа становления юношеских объединений, стартовавших задолго до 1917 года в городах: Омск, Петропавловск, Кокчетав, Уральск, Троицк, Оренбург, Атбасар, Павлодар, Семипалатинск и др. Предыстория казахского молодежного движения 1920 годов нашла свое отражение в советской прессе гг. Москвы, Омска, Оренбурга, Петропавловска и Кызылорды. Поскольку оригиналы протоколов совещаний, съездов на данный момент не доступны, вследствие утери или намеренного сокрытия, затухания текстов архивных источников, постольку сохранившиеся оттиски газет являются одним из видов источников. В зарубежных архивах сохранились публикации самого С. Садвокасова, а также С.Сейфуллина, др. Из текстов вышеизложенных источников, следует, что С.Садвокасов проявлял интерес к истории освободительных движений восточных народов («младокиргизы» - производное от «младотурки», «младоосманы») начала ХХ столетия. Ему импонировало сопоставление реформаторской программы Мустафы Кемаля (Ататюрк) с перспективами преобразования Средней Азии и казахского края.

Харизматичный казахский лидер, яркий публицист и оратор сумел обратить на себя и свой народ внимание союзной прессы, аргументированно отстаивая тезис, что молодежь Центральной Азии не подвержена узким теологическим влияниям и обладает достаточным волевыми задатками и потенциалом, чтобы доверить ей задачу преобразования экономики и социального устройства края. Молодежи Казахстана можно поучиться свойствам менеджеров у деятелей недавнего прошлого, патриотов нации.    

 

Муканова Гюльнар,

К.и.н., профессор, ведущий научный сотрудник

Института истории и этнологии им. Ч.Ч.Валиханова, Алматы

 

Источники:

  1. Третья Всекиргизская конференция комсомола // Комсомолец (г. Оренбург). 1924 июля 5. С.2.
  2. Речь т. Садвокасова // Комсомолец. 1924 июля 5. С.3. 
  3. Радиофикация КССР // Мир труда. № 44(1160). 1924 февраля 22. С.1.
  4. К торговым сношениям Кирреспублики с Китаем // Мир труда. № 72 (1188). 1924 марта 29. С.3.
  5. Новое районирование Киргизии // Мир труда. № 79. 1924 апреля 6. С.1.
  6. Зорский М. Движение молодежи в Советской Киргизии // Жизнь национальностей. 1920 ноября 17. № 36(93).
  7. Для киргиз нужна и история Киргисского комсомола // Комсомолец (Оренбург). 1925 января 14. 
  8. [Л.Н.] Успехи Киргизии //   Жизнь национальностей (Москва). № 32(89) от 17 октября 1920 года. 
  9. [М.] К условиям работы в Киргизском крае // ЖН. 1920 июля 4.; Пестковский С.С. Советская Киргизия // ЖН. 1920 сентября 2.; Д. Лиянов. Автономная Киргизия // ЖН. 1920 октября 1.; Мусульманская женщина и молодежь пробуждаются // ЖН. 1920 июня 20. 
  10. Мусульманская женщина и молодежь пробуждаются // Жизнь национальностей. 1920 июня 20. 
  11. Съезд Красного юношества Востока // Жизнь национальностей. 1920. сентября 2. № 27(84). 
  12. Садвакасов С. Первая Всероссийская конференция молодежи восточных национальностей // ЖН. 1920 октября 17. С.2. 
  13. Бол(о)тов А. Комсомольская Киргизия // Молодой ленинец. Москва. 1924 ноября 12-13.
  14. Юношеская правда (Москва). 1920 августа 15. С.2.

15а.     РГИА (Санкт-Петербург). Ф. 733. Оп. 166. Д. 1318. Л.37.

15.В аулах Киргизии (Беседа с наркомпросом Киргизской республики, т. Садвакасовым // Учительская газета (Москва). 1925 мая 14. № 25(38). С.1.

  1. Беседа с наркомпросом Киргизской республики, т. Садвакасовым // Учительская газета (Москва). 1925 мая 14. № 25(38). С.1.

16а.     РГИА. Ф. 733. Оп. 227. Д.113. Л.1-21.

  1. Комсомолец (Кзыл-Орда). 1925 октября 4. С. 4. 
  2. В Киробкоме // Юношеская правда (Оренбург). 1922 ноября 22. С. 4.
  3. Тезисы по работе среди киргизской молодежи, утвержденные 2-м пленумом Киробкома РКСМ // Юношеская правда (Оренбург). № 14. 1922 декабря 14. С.4.     
  4. Нурпеисов. К окружным конференциям ВЛКСМ // Ленинская смена. 13 февраля 1929 года. № 6(16). С.3.
  5. Сафарбеков С. За пролетаризацию учебных заведений // Ленинская смена. 1929 января 1. 
  6. Ленинская смена. 1929 ноября 7. С. 3. 
  7. Пахомов Г. В стенах университета душно. Там зажали самокритику // Ленинская смена. 1929 ноября 18. С. 5. 

 

 

Автор:
Опросы
Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?