Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

О миграции народов Туркестана

1458
О миграции народов Туркестана - e-history.kz

Восстание 1916 года в Туркестане было не только важным всероссийским внутриполитическим фактором, но и внешнеполитическим, поскольку сотни тысяч казахов, киргизов, туркмен, таджиков и сартов (узбеки), бежали после подавления восстания, спасаясь от репрессий имперских властей, в сопредельные страны - Китай, Афганистан, Персию (Иран). 

Из статьи д.и.н. Кадырбаева Александра Шайдатович, «Миграция народов Русского Туркестана после восстания 1916 г.» 

Исход казахов и киргизов в 1916 году в Китай положил начало последовавшим за ним волнам эмиграции из Туркестана в сопредельные страны в первой половине XX века. После Октябрьской революции на обширных пространствах бывшей Российской империи эмигрантами становятся и те, кто еще вчера способствовал изгнанию казахов и киргизов, - казаки и другие русские переселенцы, сражавшиеся в гражданской войне на стороне белогвардейцев. Боевые действия в Казахстане и Средней Азии в целом имели второстепенное значение по сравнению с главными фронтами гражданской войны. Только в 1919 году, когда немногочисленная (не более 20 тыс. сабель и штыков), но мобильная армия уральских казаков сковывала значительные силы Восточного фронта Советской России, В.И. Ленин признал, что в данный конкретный момент судьба революции зависит от того, как скоро будет разгромлено уральское казачество. После победы над уральским казачеством, основные силы которого отступили на Мангышлак и ушли в Персию с архивом Уральского казачьего войска, «беспощадный массовый террор» против оставшихся казаков и членов их семей был проведен «поголовно». «Красный террор» был возведен в ранг государственной политики и стал нормой советской политики на десятилетия.

Судьбу уральских казаков разделили казаки других казачьих войск, дислоцированных в Казахстане и на сопредельных с ним территориях Средней Азии и России, - Семиреченского, Оренбургского, Сибирского, которые после поражения в гражданской войне отступили в Восточный Туркестан. В 1921 г. после разгрома Белого движения в ходе гражданской войны в России, до 50 тысяч белогвардейских войск под командованием генералов Бакича, генерал-лейтенанта Дутова - атамана Оренбургского казачьего войска, атамана Анненкова, воевавшего в гражданскую войну в Прииртышье, атамана Семиреченского казачьего войска Щербакова оказались в Восточном Туркестане, сохранив боеспособность. В результате операций советских органов госбезопасности лидер российской контрреволюции Дутов был убит во время попытки его похищения в 1921 г., а Анненков, посаженный на три года в китайскую тюрьму, после выхода из нее в 1927 г. также был похищен и расстрелян после суда в СССР в г. Семипалатинске. В 1921 году в ходе войсковых операций частей Красной Армии при поддержке властей Ян Цзэсиня белогвардейцы под командованием генерала Бакича были разгромлены, а их лидер бежал в Монголию, где был арестован советскими властями и расстрелян по приговору военного трибунала. 

Наиболее трагичные события, связанные с последующими волнами эмиграции из Туркестана, были вызваны политикой Советского государства, что выразилось в гражданской войне, коллективизации в Казахстане и военном подавлении басмачества. Тогда от 500 до 600 тыс. казахов бежали по проторенному еще в 1916 г. пути в Китай, откуда затем часть из них рассеялась по другим странам, а до 20% коренного населения Средней Азии нашли убежище от репрессий советских властей в Афганистане и Персии. И поныне 12% населения Афганистана составляют узбеки и туркмены, соответственно 3 млн узбеков и 600-700 тыс. туркмен, многие из которых - потомки эмигрантов из Средней Азии. То же можно сказать о современном Иране, где туркмен от 3 до 4 миллионов, казахов - до 10 тыс.

Почти два десятилетия басмачество препятствовало нормальной жизни Средней Азии и Казахстана. Самое трагическое последствие басмачества - это гибель с обеих противоборствующих сторон десятков, если не сотен тысяч людей. Конечно, басмаческое движение имело социальную базу среди местного населения, на первых порах оно жило традициями восстания 1916 г., имевшего заметный отклик в народных массах. Объективно росту влияния басмачей способствовало активное неприятие безбожия большевиков, а также наличие национальных предрассудков в отношении мусульманских народов со стороны русских коммунистов Туркестана. На басмаческое движение в среде мусульманских народов Туркестана работали распространенность общинно-клановой психологии и высокий авторитет мусульманского духовенства, знати, глав родов и племен, чьи земли и имущество были в первую очередь конфискованы советской властью, зачастую возглавлявших басмачей. Толкала в ряды басмачей и политика советских властей, когда проводился курс на огосударствление экономики и ликвидацию частной собственности, что резко ухудшало и без того нелегкие материальные условия жизни, особенно в ходе насильственной коллективизации. Политический террор против инакомыслящих, проводимый советскими спецслужбами после 1917 года, вторжение в традиционный уклад жизни мусульман, пренебрежение обычаями и нравами, все это способствовало басмачеству. Так в 1928 году вновь были упразднены вакуфы, с конфискацией имущества закрыты мечети и медресе, мусульманские шариатские суды, последовали аресты мусульманского духовенства, запрещены местные обычаи, арабский алфавит заменялся на латинский, а затем на кириллицу. В 30-х гг. преследовались и высылались знатоки адата и шариата, а также бывшие басмачи, сложившие оружие и поверившие в амнистию советской власти участникам басмаческого движения.

Эмиграция сотен тысяч казахов за пределы своей исторической родины была восполнена советскими властями за счет ссылки в Казахстан сотен тысяч, если не миллионов людей, репрессированных крестьян во время коллективизации, обусловившей голод в Поволжье в России и на Украине, во время политических кампаний - рабочих и интеллигенции из городов огромного СССР, а также депортированных народов, как до начала Второй Мировой войны - десятков тысяч курдов, корейцев, поляков, так и во время войны - сотен тысяч немцев Поволжья, чеченцев, ингушей, карачаевцев, десятков тысяч балкарцев, турок-месхетинцев, греков, болгар, западных украинцев, крымских татар.

В определенной степени исход казахов во время коллективизации и последовавшего затем голода, стоившего им сотен тысяч, если не миллиона, жизней туркмен, таджиков, узбеков, киргизов при басмачестве, русских - жителей Средней Азии и Казахстана в годы гражданской войны, были звеньями в цепи упомянутых трагических событий первой половины XX в. в Туркестане, начало которым было положено первым исходом коренного населения из этого региона после подавления здесь восстания 1916 г. В 30-е гг. в Китай бежали несколько десятков тысяч киргизов во главе со своим родовым вождем Рахманкулом, ранее участником восстания 1916 г. и басмаческого движения, амнистированного советской властью. Когда в 30-х гг. начались репрессии против бывших басмачей, Рахманкул перебил советский актив в своем уезде и бежал со своими сородичами в Синьцзян.

Следует отметить, что эмигранты из казахских степей внесли «бунтарские» настроения не только в казахскую общину Восточного Туркестана, насчитывавшую уже тогда сотни тысяч человек, но и вообще в настроения других тюркских и мусульманских народов Синьцзяна, прежде всего уйгуров и дунган, накал антикитайских настроений которых никогда не утихал, когда во всех массовых восстаниях мусульман этого региона против власти Китая активно участвовали казахи. Именно казахи были «застрельщиками» «революции трех округов» в 1944 г., которая едва не привела к образованию независимой Восточно-Туркестанской республики (ВТР) и отделению этого региона от Китая, что не удалось из-за противодействия СССР. Одним из лидеров, главой правительства ВТР был казах Далелхан Сунгирбаев. То же можно сказать и об эмигрантах-киргизах, один из предводителей которых, Исхакбек Муминов, стал военным министром в ВТР, хотя влияние киргизских лидеров уступало казахам, вследствие немногочисленности киргизской общины в Синьцзяне, где их тогда было несколько десятков тысяч человек.

Инерция «бунтарского» потенциала казахов и киргизов Китая, уходящая во многом своими истоками в эмиграцию в Синьцзян участников восстания 1916 г., была исчерпана в начале 50-х гг. XX в., когда власти уже народного Китая - КНР подавили восстание казахов СУАР во главе с Оспан-батыром и публично казнили в Урумчи его предводителя. С тех пор заметная часть казахов ушла в Индию, преследуемая китайскими войсками, откуда после раздела бывшей британской колонии на Индию и Пакистан, эмигрировали в Турцию и дальше в Европу. Киргизы во главе с Рахманкулом перешли в Афганистан и поступили на службу афганскому королю, на которой пребывали до захвата власти в стране НДПА и ввода советских войск. Затем Рахманкул и его люди также эмигрировали в Турцию. 

В первой половине 1960-х гг. несколько десятков тысяч уйгуров и казахов с согласия Советского правительства эмигрировали из СУАР КНР в Казахстан. В середине 1950-х гг. в Казахстан для освоения целинных земель устремился мощный поток русского и украинского населения, стимулируемый руководством СССР, что резко изменило демографическую ситуацию в Казахстане, где казахи стали национальным меньшинством. Похожее произошло в Ташкенте после землетрясения, когда уже к концу 1960-х гг. здесь стало преобладать русское население.

Автор:
Опросы
Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?