Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

Роль М. Тынышпаева в ликвидации последствий восстания в Семиречье

1554
Роль М. Тынышпаева в ликвидации последствий восстания в Семиречье - e-history.kz

Одним из представителей национальной интеллигенции Казахстана, открыто поддержавшим Временное правительство, был М. Тынышпаев. Такая позиция деятеля, посвятившего свою сознательную жизнь защите народа от колониальной политики царизма, была вполне естественна и логична. 

Позже по этому поводу А. Байтурсынов написал: «...Первая революция понятно и с радостью встречена киргизами, потому что, во-первых, она освободила их от гнета и насилия царского правительства и, во-вторых, укрепила в них надежду осуществить свою заветную мечту о самоуправлении».

С такой надеждой повсеместно казахи отправляли в столицу телеграммы, поддерживающие новое правительство. В телеграммах выражалась вера народа в то, что правительство решит злободневные проблемы казахского населения. От имени семиреченских казахов телеграмму Временному правительству отправил М. Тынышпаев. В ней он выразил надежду на то, что угнетенный несправедливой политикой царской власти казахский народ обретет права и свободу. Также Тынышпаев ходатайствует о помиловании участников восстания 1916 г.

Являясь свидетелем восстания 1916 г. в Семиречье, он, как никто другой, знал о последствиях Семиреченских событий и поэтому поднял вопрос перед новым правительством. 

Основной причиной, по которой был поднят вопрос о событиях 1916 г., были крайне тяжелые последствия восстания, особенно в Семиречье. В первую очередь восстание 1916 г. породило разногласия, вылившиеся в открытую конфронтацию между местным населением и русскими переселенцами. Поддержка со стороны правительства способствовала тому, что русские переселенцы продолжали притеснять казахов и киргизов. Кроме того, положение казахов, вынужденных бежать в Китай, было очень тяжелым. На чужбине их ждали нищета и голодная смерть. И действительно, среди беженцев очень скоро начался голод и эпидемии тифа и холеры. Поэтому, услышав об амнистии Временного правительства, беженцы стали возвращаться назад зимой 1917 г. М. Тынышпаев свидетельствует о суровых погодных условиях этого периода: бесснежная зима стала стихийным бедствиям для народа, основным занятием которого было скотоводство, - начался джут. В итоге страдания народа еще больше усугубились, и в целом положение в Семиреченском крае сильно ухудшилось.

Вскоре М. Тынышпаев постановлением Временного правительства от 6 апреля 1917 г. он был назначен членом Туркестанского комитета Временного правительства (Турккомитета). Председателем Туркестанского комитета являлся кадет Н.Н. Щепкин. В состав комитета также входили А. Букейханов, С. Максудов, В.С. Ельпатевский, А.Л. Липовский, П.И. Преображенский, О. А. Шкапский и А. А. Давлетшин.

Туркестанский комитет с первых дней своего существования пытался решить проблемы в Семиречье. Об актуальности и злободневности проблем первым заговорил М. Тынышпаев, и ему было поручено решать эти задачи. 

Его первый доклад о проблеме возращающихся из Западного Китая беженцев слушали на заседании Турккомитета 19 апреля 1917 г. Докладчик выступил с предложениями о том, как ликвидировать последствия восстания и сгладить враждебные отношения между русскими переселенцами, казахами и киргизами: «Чтобы предотвратить пока еще сохраняющиеся сложные межнациональные отношения среди населения, временно разместить репатриантов, вернувшихся с кульджинских, кашгарских районов, по такой схеме: кульджинских киргизов разместить в восточной части Жаркентского, Верненского уездов, а киргизов, вернувшихся с кашкарских сторон, расселить в долине Нарынского района. Это было бы самым оптимальным решением в такой сложной ситуации». Указанные в докладе регионы: восточная часть Жаркентского уезда, Верненской уезд, Нарынский район - были более спокойными и малозаселенными переселенцами. Поэтому до нормализации положения в области такие меры предосторожности являлись самыми оптимальными. Докладчик сообщил об одобрении этого плана киргизскими представителями. Позже советская историография, исказив факты, оценила план Тынышпаева как враждебный, назвав его «буржуазным националистом». Его деятельность была оценена однобоко и поверхностно, поэтому Тынышпаева обвинили в том, что он содействовал жестоким мерам изгнания казахов и киргизов из родных мест, которое началось при царизме и продолжалось при Временном правительстве.

М. Тынышпаев поставил задачу немедленной ликвидации тяжелого положения в крае и урегулирования мирным путем отношений между русскими поселенцами, киргизами и казахами. 

Председатель Туркестанского комитета Щепкин отправил тезис доклада Тынышпаева для обсуждения на Семиреченском областном казахском съезде, проходившем в г. Верном 12-23 апреля 1917 г. Он сообщил, что если казахский съезд одобрит план, то Турккомитет приступит к немедленному его исполнению. Щепкин также отметил необходимость обеспечения властями мер безопасности репатриантов на новом месте проживания. 

В телеграмме, отправленной 20 апреля 1917 г. председателем Семиреченского областного съезда И. Жайнаковым, сообщалось об одобрении Турккомитетом плана Тынышпаева и внесении дополнительных предложений участников съезда по данному вопросу. 

В постановлении указано: беженцев из кашгарских районов, необходимо временно разместить в местностях Улахол, Семизбел, Том Пржевальского уезда, Кошкар, Сусамыр, Жумгелдинской равнине Пишпекского уезда и Тогызтарау, Куланак, Акдала, Мунакелдинских окрестностях Нарынского уезда, на востоке Верненского уезда и в Джаркентском уезде. Создаваемым на местах комитетам было предписано организовать репатриантам материальную помощь и снабдить их продуктами питания. 

21 апреля 1917 г. Щепкин и Тынышпаев отправили телеграмму Временному правительству, в Министерство земледелия и Министерство внешних дел, в которой сообщалось о неотложности и актуальности проблемы, требующей срочно начать решать задачи по исправлению тяжелого положения в крае. А для этого нужно приступить к выполнению плана, предложенного в докладе М. Тынышпаева. Временное правительство одобрило решение Турккомитета. 

25 апреля 1917 г. члены Туркестанского комитета на очередном заседании вновь слушали доклады Шкапского и Тынышпаева о положении в Семиречье и приняли постановление: «1. Для ликвидации последствий, связанных с реквизициями и призывом казахов и киргизов на окопные работы на фронт, отправить в командировку в Семиреченскую область членов Турккомитета Тынышпаева, Шкапского и драгомана Степановича (переводчик Кашкарского консульства); 2. Просить Временное правительство возместить ущерб в связи с волнениями в крае: выделить 10 млн рублей денежной компенсации для русского населения Пржевальского уезда и 5 млн руб. для репатриантов, возвращающихся из Китая; поручить председателю Комитета подготовить текст телеграммы по данному вопросу; 3. Членов Турккомитета Тынышпаева и Шкапского, отправляемых в командировку в Семиреченскую область, считать уполномоченными от имени Туркестанского комитета по данному региону»

Так началось возвращение на родину при Временном правительстве киргизского и казахского народов, по воле горькой судьбы ставших беженцами. Этот процесс в первую очередь был связан с именами казахского деятеля М. Тынышпаева и русского демократа О.А. Шкапского. 

В 1917 г. общественно-политическая деятельность М. Тынышпаева была разнообразной и насыщенной. Он как член Турккомитета активно внедрял в жизнь политику Временного правительства, основанную на демократизации общества. Находясь в командировке в Семиреченской области, Тынышпаев старался улучшить социально-политическую ситуацию в крае. О его деятельности положительно отзывались его современники. Подтверждением этому является письмо первого председателя Турккомитета Щепкина к князю Львову, министру внутренних дел Временного правительства и председателю Совета министров. Щепкин характеризует Тынышпаева не только как тюркского представителя мусульманской интеллигенции, но и как способного, многогранно деятельного человека. 

Даже когда правление Турккомитета осталось без руководителей и менялся его состав, полномочия Тынышпаева и Шкапского по Семиреченской области сохранялись. Это лишний раз доказывает авторитет данных деятелей и говорит об их незаменимости в такой сложной ситуации. 

Прибыв в Семиречье 27 апреля 1917 г., Тынышпаев и Шкапский находились там до самой осени. Они обходили сильно пострадавшие уезды, чтобы объективно оценить реальное положение края. Таким образом, Тынышпаев дошел до Пишпека, Аулие-Ата, Капала, Даркентских уездов и густнонаселенного мигрантами китайского Текеса. Тынышпаев и Шкапский вернулись в Верный 19 июня 1917 г. и с этого дня приступили к управлению Семиреченской областью. Определив первостепенные задачи и выдвинув свои планы по области, они отправили в Турккомитет и Временному правительству телеграмму следующего содержания: «1. О проблеме беженцев, возвращающихся из Китая, - после возвращения беженцы столкнулись с враждебным отношением со стороны переселенцев. Сложные обстоятельства вынудили поднять вопрос о возможной отправке военных в регион для обеспечения стабильности. Обнищавших беженцев разместить по регионам, обеспечив их жильем, продуктами питания, материальной помощью. Необходимо пострадавшим семьям выплатить компенсацию в размере 100 рублей для каждой семьи. Всего таких семей 50000. Следовательно, правительству необходимо выделить 5 млн руб. 2. Кроме этого, необходимо выплатить компенсацию и пострадавшим 9989 русским хозяйствам. Если не будет оказана финансовая поддержка обеим сторонам, то в целом в области не будет межнационального примирения. Затраты переселенческих сел, по предварительным расчетам, обходятся примерно в 31 млн руб. (Турккомитет для каждой пострадавшей переселенческой семьи утвердил сумму материальной помощи в размере 750 руб. Поэтому для этой цели центральная власть должна рассмотреть вопрос о выделении 765 млн руб.). 3. Чтобы спасти область от голода, надо внедрить хлебную монополию. Для этого просить зажиточных крестьян сдать излишки зерна и распределить его между нуждающимися людьми. 4. Для защиты казахских и киргизских аулов от ежедневных грабежей и насилия укрепить мощь центральной власти с помощью компетентных кадров из Петрограда, Ташкента: пригласить специалистов, разбирающихся в судопроизводстве. 5. Причиной страданий казахов и киргизов являлось восстание 1916 г., которое вспыхнуло из-за неправильной переселенческой политики царизма. Власть должна учесть этот факт и семьям переселенцев, желающим вернуться назад в Россию, оказать материальную поддержку, с другой стороны, необходимо остановить поток новых переселенцев в Семиречье»

Архивные документы свидетельствуют о том, что Тынышпаев и Шкапский несколько раз пытались обратить внимание властей на эту проблему. Причин для беспокойства было много. Продолжались межнациональная рознь, убийства, грабежи и отказ русских крестьян продавать зерно для казахов и киргизов. Выход из такой кризисной ситуации М. Тынышпаев видел в материальной поддержке населения Семиреченской области. 

Впервые М. Тынышпаев докладывал об обстановке и путях решения проблем Семиречья на заседании Турккомитета 5 июля 1917 г. и несколько раз отстаивал свое мнение перед властями. Он отметил, что только материальная поддержка может вывести регион из сложившейся тяжелой ситуации. Но и Туркестанский комитет Временного правительства, и сама центральная власть, находившиеся в Петрограде, особо не интересовались состоянием края. 

Халатное отношение властей к серьезной проблеме вынудило комиссаров Семиреченской области Тынышпаева и Шкапского к принятию самостоятельных шагов для выхода из данного положения. Они разработали план, состоящий из нескольких пунктов: во-первых, ходатайствовать через Министерство иностранных дел России о временном расселении беженцев в Китае и обеспечить их безопасность силами китайских властей; во-вторых, возвращающихся каракиргизов не отправлять в прежние волости Сарыбагыш, Атеке, а расселить их по приглашению казахов в Кызылборикскую волость, Лепси и Копальские уезды, пока не стабилизируются отношения с русскими переселенцами; в-третьих, срочно ввести в области хлебную монополию, от Синь­цзяна до русских границ организовать для репатриантов бесплатные пункты питания, столовые. 

М. Тынышпаев, чтобы обратить всеобщее внимание на бедственное положение семиреченцев, неоднократно публиковал в газете «Казах» ряд статей. Историческую ценность написанных М. Тынышпаевым материалов: сообщений, телеграмм и статей невозможно переоценить, так как они являются бесценными документальными подтверждениями событий того времени. Следует помнить, что М. Тынышпаев не просто очевидец, а непосредственный участник событий 1916 г., который прилагал все усилия сначала для предотвращения трагических событий, а позже для скорейшей нормализации ситуации в регионе. Его эпистолярное наследие: письма, отчеты официальным инстанциям - характеризует его как человека чрезмерно ответственного за судьбу народа, отдавшего все свои силы для его блага, говорят о его гуманизме, духовности и патриотизме. На его статью под названием «О киргизах и казахах - беженцах из Семиреченских областей» откликнулась вся общественность страны. «Граждане Алаш! Еще раз напоминаем: не забывайте 0 своих братьях, бедных киргизах и казахах!» - под таким заголовком газета «Казах» разместила информацию о тяжелом положении беженцев. В итоге была организована всенародная поддержка и помощь. 

Ниже приведены выдержки из одной из статей М. Тынышпаева, которая была опубликована в газете «Казах» 6 декабря 1917 г., № 254: «В 237-м номере “Казах” было указано количество бежавших в Китай, всего насчитывалось 164 тыс. казахов, из них умерших - 83 тыс., оставшихся в Китае 12 тыс. Теперь хотим показать более подробные данные. Эти цифры если не больше, но и не меньше предыдущих. Сбежавшими из Пишпека, пржевальских уездов были только киргизы. Из Жаркента, Алматинских уездов вынужденно откочевали казахи племен албан и уйсун». Далее автор помещает данные в таблицах: «...в указанных 44 волостях всего было 47 тыс. 759 кибиток. Из них сбежавшие составляют 40 тыс. 250 кибиток, погибшие - 95 тыс. 200 человек. Из этих данных следует, что половина жителей погибло»

Эти исторические данные очень много значат для изучения демографических последствий событий 1916 г. 

М. Тынышпаев дальше продолжал поиски решения проблем. Он отправил телеграмму редактору газеты «Казах» Байтурсынову, комиссару Букейханову, в которых сообщил о том, что поедет 12 июля 1917 г. в Петроград и по пути 11 июля остановится в г. Оренбурге. В газете «Казах» от 24 июля 1917 г. сообщается, что 15 июля через Оренбург комиссар Семиреченской области М. Тынышпаев выехал в Петроград для доклада о бедственном положении жителей Семиреченской области в связи с последствиями царского указа от 25 июня 1916 г. Он намерен ходатайствовать о помощи пострадавшему местному населению и русским переселенцам, таким образом желая сгладить отношения до сих пор обиженных друг на друга русских, киргизов и казахов. 

Семиреченские события рассматривались на первом всеказахском съезде, который проходил 21-26 июля 1917 г. в г. Оренбурге. Включению данного вопроса в повестку съезда содействовал Тынышпаев. Съезд постановил об отправлении Военному министерству и Министерству внутренних дел Временного правительства телеграммы. В ней четко требовалось обеспечить мирную жизнь гражданам, обезоружить русских переселенцев и изъять оружие у солдат, вернувшихся с фронта. Делегаты съезда поддержали предложение об организации всенародной помощи голодающим киргизам и казахам. 

В состоянии усиливающегося кризиса вышеуказанным министерствам Временного правительства было сложно решать проблемы Семиречья. Несмотря на это, нахождение М. Тынышпаева до августа в столице, его переговоры с представителями власти благотворно отразились на положительном решении некоторых вопросов по Семиречью. 

Вернувшись из Петрограда, М. Тынышпаев председательствует на Краевом киргизском съезде, который проходил 2-5 августа 1917 г. в г. Ташкенте. Делегаты съезда - киргизы Сырдарьи, Семиречья, Ферганы, Самаркандской области - рассматривали 18 вопросов социально-политического характера.

 М. Тынышпаев пытался воплотить постановление съезда в жизнь. Под его руководством было объявлено о равенстве прав женщин с мужчинами, доступ к образованию всех слоев населения. В Верном вместе со Шкапским были открыты ясли-садики, в школах началось преподавание родного языка киргизским и казахским детям. 

Положение в Семиречье с каждым днем осложнялось. Турккомитет отправил в Петроград очередную телеграмму о финансовой помощи. Направление Турккомитетом в Семиречье комиссии под руководством Шендрикова (члена Турккомитета) в сопровождении военного отряда вызвало протест уполномоченных комиссаров Временного правительства Тынышпаева и Шкапского. 

Вот как они обосновали свою позицию: «Чтобы стабилизировать обстановку в области и примирить казахов и киргизов с русскими переселенцами, мы ходатайствовали об оказании всем финансовой помощи, отправили в начале мая в Ташкент телеграммы за номерами 41, 61, 67, 70, 85, 96, 103 и за номером 123 - в Петроград. Ответа не получили. Чтобы бороться с мародерством, два раза обратились в Министерство юстиции о разрешении создания суда присяжных. На это тоже не получено ответа. Отсутствие судопроизводства препятствует борьбе с преступностью. Находясь в Ташкенте, понять здешнюю ситуацию трудно. Отправка военных в регион и разрешение командированным комиссиям заниматься судебными делами на местах только причинят вред и будут способствовать утрате доверия населения к власти. Видя такой оборот дела и игнорирование наших предложений со стороны Турккомитета, мы вынуждены подать в отставку»

Турккомитет не принял заявления об отставке. 6 сентября 1917 г. в Петрограде проходит межведомственное совещание (Военное министерство, Министерство внутренних дел, Министерство финансов, Министерство земледелия, Министерство юстиции, представитель Государственного контроля) по поводу положения в Семиречье. Принято решение оказать финансовую поддержку населению области со следующей формулировкой: «За ущерб, причиненный во время волнений русским хозяйствам в количестве 9989 хозяйств, если округлить, то 10 000, каждой русской семье выделить по 500 рублей, всего общая сумма - 5 000 000? руб., а для киргизского населения, т.е. каждой кибитке, по 100 рублей, общая сумма - 6150000 - рублей субсидии»

Официальное извещение о выделении субсидии поступило в область накануне большевистского переворота, т.е. 7 октября 1917 г. Это было время, когда денежные средства в Семиречье оказалась в ограниченном количестве. Поэтому только 1 млн руб. из 5 млн субсидии были использованы по адресу. Распределением субсидии занимался М. Тынышпаев и лично отчитывался об использованных средствах. Например, часть денег использована для покупки у русских крестьян зерна; на базарах Восточного Туркестана - скота; на приобретение медицинских средств, на открытие пунктов питания для репатриантов. Его отчеты подробны и содержательны: «В 10 волостях каракиргизов Пишпека для собственных нужд имеется немного зерна. В 12 волостях Нарына после нашей беседы часть собранного зерна выставили на продажу, часть раздали голодающим беженцам. Около 2-3 тыс. пудов зерна отправили трем волостям Кошкара. В этом деле сын Шока-батыра Кази и казахский офицер Бекимов своими поступками показали пример служения на благо народа. Помощь для Нарына оказана своевременно. 

Самыми сложными и проблемными оказались семь волостей киргизов Улахола. Их комиссарам для закупки зерна отправили 60 тыс. руб. О закупке зерна у нас нет информации. Отправили 40 тыс. руб. в Нарын. Для киргизов близлежащего Токмака через пишпекского комиссара послали 60 тыс. руб. Здесь зерна нет, но у окрестных дунган есть много риса. Для киргизов и казахов Жаркентского уезда выделено 60 тыс. руб. Жаркентский комитет целое лето благодаря стараниям доктора Тубека Есенгулова занимается своевременной отправкой зерна. Для оставшихся в Китае киргизов и казахов через нового консула Кульджи отправлено 60 тыс. руб. Выделенные новым правительством средства в 5 млн руб. по мере возможности использованы для спасения бедствующих казахов и киргизов. Планировали монополизировать войлок в Семиречье, чтобы закупить и раздавать обездоленным людям. Выделенные 5 млн рублей поступили накануне зимы, когда эти деньги уже обесценились. Мы всячески старались оказать помощь нуждающимся людям, сколько из них останется в живых к лету, предугадать трудно. Сочувствуем всем обездоленным, бедствующим братьям, желаем пережить все тяготы судьбы и остаться живыми и здоровыми». 

К осени под руководством Тынышпаева и Шкапского открылись бесплатные пункты питания в местах, густонаселенных беженцами. 

Из телеграммы от 27 октября 1917 г. следует, что по поручению Тынышпаева в местностях Караконыз, Онтар Пишпекского уезда открылись два пункта питания. А в конце года в самом Пишпеке организованы пункты питания на тысячу человек. 

По архивным источникам можно отследить деятельность М. Тынышпаева и О.А. Шкапского и сделать вывод о том, что они, не жалея себя, сделали все возможное, чтобы защитить, спасти бедствующее население, погибающее от голода, эпидемий, насилия. 

Даже в том случае, когда Тынышпаев отсутствовал - находился в командировках, - его имя служило как спасение, он был «ангелом-хранителем» для этих несчастных людей. Например, когда он находился в командировке в Петрограде, возникли проблемы с доставкой продуктов питания для голодающих беженцев Нарынского уезда, причиной которых стали действия комиссара Нарынского уезда Зимина. Шкапский отправил в Нарын телеграмму следующего содержания: «Комиссару Зимину. Отказ комитета обеспечить продуктами питания нуждающихся и организовать пункты питания для возвращающихся киргизов считаю вредным для победы русской революции. Оставить в столь тяжелое время голодающее население без помощи считаю жестокостью. Во время отсутствия в крае Тынышпаева и до самого его возвращения из Петрограда обеспечьте киргизам безопасность. Верю, что русская демократия в Нарыне докажет на деле свою человечность. 19 июля 1917». 

Активная деятельность М. Тынышпаева обеспокоила русских чиновников в крае. Они стали опасаться представителей местной интеллигенции. Подтверждением этому является письмо уездного комиссара Капала Митрофана Дудукалова областному комиссару Семиреченской области Шебалину: «Вынужден признать наличие острой проблемы, которая теперь волнует нас, русских представителей власти, - взаимоотношения русских и киргизов... 

Последняя новость, переданная из Ташкента, о том, что ввозится оружие в Туркестан, Вам тоже, наверное, известна. Это наталкивает на мысль об организации самозащиты с целью сохранить Туркестан для России и о многом другом, что нужно предпринять для этого. 

Необходимо быть бдительным. “Береженого Бог бережет”, - учит наша пословица. А для этого нам, русским людям, стоящим у власти, кое о чем надо позаботиться. Мы должны ввести негласный надзор за теми, о ком речь. Я полагаю, что г. Тынышпаеву должно быть выражено недоверие, потому что есть другой контр-Тынышпаев, который ведет свою линию, ту линию, которая ближе и милее туземному населению. Мы рискуем потерпеть неудачу, а удача может оказаться на стороне противников. К тому же и турки будоражат головы горячих поклонников ислама... 

С ними моя политика такова: разобщить малую киргизскую интеллигенцию при помощи народа. Для этого своим заступничеством народную бедноту можно склонить на свою сторону, завоевав доверие и симпатию, а интеллигенцию держать в надежде на Учредительное собрание».

Политический кризис, охвативший край, привел власть Туркестанского комитета к потере авторитета среди населения. Тынышпаев и Шкапский, чтобы сохранить спокойствие и предотвратить беспорядки, объявили в Семиреченской области военное положение. В октябре в городах Пишпеке и Верном введено военное положение. Таким образом Тынышпаев и Шкапский пытались остановить усиливающиеся беззакония в крае, защитить беспомощное население от разного рода нападений. 

Члены Турккомитета Временного правительства М. Тынышпаев и О.А. Шкапский по мере своих возможностей до конца боролись за спасение народа. Находясь короткое время в составе власти, они, не щадя себя, отстаивали интересы народа. Архивные источники и судьба представителей казахской и киргизской интеллигенции призывают сегодняшнее поколение не забывать историческую правду, знать уроки истории. А история казахского, киргизского и русского народа без этих имен будет недостаточно полной и правдивой.

Жугенбаева Гульбану,

доктор исторических наук, 

Опубликовано в коллективной монографии

«В Азиатский России: Неизвестное об Известном»,

Москва, 2017 г.

Автор:
Опросы
Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?