Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

Борьба за независимость

2601
Борьба за независимость - e-history.kz

Член рабочей группы ГК и Проектного Офиса по ПР жертв политических репрессий, ведущий научный сотрудник Института истории государства МНВО РК, к.и.н. Кундузай ЕРИМБЕТОВА в своей статье, опираясь на уникальные архивные документы, сделала некоторые выводы по изучению истории ликвидации и репрессии Алаш-орды, роли лидеров движения Алаш в становлении независимости Казахстана

В современном Казахстане важное историческое значение имеет Указ Президента Республики Казахстан Касым-Жомарта Токаева от 24 ноября 2020 года № 456 «О Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий». Перед Государственной комиссией был поставлен ряд важных задач по восстановлению исторической справедливости жертв политических репрессий, научному изучению процессов оправдания невиновно осужденных и политически репрессированных лиц, обеспечению доступности материалов в закрытых архивах для исследователей, разработке предложений, по сохранению вечной памяти жертв политических репрессий. 

Не секрет, что в советском периоде историческая наука была больше идеологизирована, догматизирована. История Казахстана писалась с позиции линейного одномерного эволюционизма, резкого противопоставления «черного» и «белого», с позиции классового подхода. Поэтому перед исследователями стоит задача воссоздать объективную картину исторического прошлого, преодолевая, по возможности, фрагментарность и тенденциозность исторического знания.

Чтобы создать в обществе атмосферу знания истории, в суверенном Казахстане историческое образование начало реформироваться. Реорганизованы система переподготовки кадров профессиональных историков, а также предпринят перевод и издание источников, относящихся к истории Казахстана на разных языках мира. Государственные органы рассмотрели и нашли пути оптимальные возможности для возвращения архивных фондов, документальных источников, относящихся к истории Казахстана, хранящихся в государственных архивах и музеях России, стран Центральной Азии и других зарубежных государств.

В Заключении Комиссии Президиума Верховного Совета Республики Казахстан, созданной 12 ноября 1991 года в целях восстановления исторической справедливости, было отмечено, что «исходя из международных норм права, необходимо лиц, незаконно понесших наказание в виде расстрела, лишения свободы или высылки за активное сопротивление проводимой антинародной политике, признать жертвами политических репрессий». Сегодня, чтобы восстановить историческую память и справедливость в контексте прошлых времен, особое значение имеют источники, выявленные из архивов КНБ, МВД и других государственных структур.

Ученые работают над архивными и иными документами, чтобы изучать определяющие основные цели и механизмы, формы и этапы реализации политических репрессий, государственных преследований против национально - освободительного движения и деятелей «Алаш».

«В представлении Ленина весь государственный механизм – это всего лишь орудие защиты господствующих классов... Вся Россия, весь русский народ оказался подчиненным не только диктатуре коммунистической партии, ее центральному органу, но и доктрине коммунистического диктатора. Ленин отрицал свободу внутри партии, и это отрицание свободы было перенесено на всю Россию». Чтобы уточнить этот вывод, обратим внимание на позиции советской власти в Казахстане. А именно, 13 февраля 1920 года Председатель Кирревкома С. Пестковский предлагает «к отношению к киргизам (казахам), вести новую советскую политическую линию, чтобы репрессии по отношению к отдельным личностям никак не могли толковаться как репрессии против киргизского народа... дабы оградить (чтобы местные органы и отдельные агенты советской власти не прижимали население) киргизское население от всякого рода бесчинств». Здесь понятно, что он не отрицал репрессии в отношении отдельных личностей.

Архивные данные свидетельствуют о том, что в начале ХХ века во всех регионах республики издавались газеты и журналы, показывались театрализованные представления населению, представители интеллигенции придавали просветительству первостепенное значение. 

Большевики понимали, что советский политический взгляд на сознание казахского народа, сформировавшего степную кочевую цивилизацию, не может быть установлен с помощью «граммофонной пластинки». В целях установления и укрепления советской власти необходимо было признать уровень интеллектуального образования алашордынцев и руководителей партии Алаш, пользующихся авторитетом среди населения.

Действительно в конце 1919 года Алаш-Орда меняет свою тактику. Руководители Алаш-Орды (Асфендиаров, Досмухамедовы, Байтурсунов, Букейханов, Сейфуллин, Мендешев и др.) едут в Москву к В. Ленину и к И. Сталину с ходатайством «Об автономии».

Председатель КирВРК в ЦК РКП(б) С.С. Пестковский в своем докладе В.И. Ленину о взаимоотношениях с национальной интеллигенцией (Оренбург, 29 октября 1919 г.) отмечает, что в ревкоме среди киргиз имеются три «партии» (Байтурсунов с Тунганчиным; Джангильдин и Каратаев с Мендешевым), а также делает основные выводы и предлагает: надо изменить состав ВРК; СНК должен разъяснить, что кооптируемые члены должны утверждаться Совнаркомом; надо выяснить и кооптировать новых лиц. В результате Политбюро ЦК РКП(б) по мусульманским вопросам (с участием В.И. Ленина, Л.Д. Троцкого, Л.Б. Каменева, И.В. Сталина) от 13 декабря 1919 г. постановил: «провести на совещании уничтожение права кооптации, имеющегося у Кирревкома; вопрос с личным составом Кирревкома на совещании не предрешать и др.». Но тем не менее, в 1920 году объявляется национальная советская автономия. Мендешев назначается пред. ЦИКом, Сейфуллин – пред. СНК, а Байтурсунов вступает в коммунистическую партию. К великому сожалению, долгие годы именно этот период остался «белым пятном» истории Казахстана, а в закрытых архивных документах как «период казакской национальной контрреволюции».

На основе изученных материалов, переход Алашордынцев на сторону Советского правительства можно объяснить тем, что сам процесс перехода алашордынцев проходил в условиях сложных исторических событий. В целом, история перехода правительства Алашорды на сторону Советской власти также является предметом отдельного научного исследования.

Большинство бывших лидеров Алаш получили амнистию советской власти, вступили в ряды РКП(б), честно и самоотверженно работали в различных органах власти, но они так и остались под подозрением, были вынуждены все время униженно оправдываться, проходить многочисленные партчистки, допросы и т.д. Также доверием не пользовалась, отдавать реальную власть в ее руки никто не собирался. ЦК ВКП (б) полностью владел ситуацией и контролировал ее. Большевики не престали подозревать многих представителей интеллигенции как «туземный контрреволюционный элемент». В частности, 6 апреля 1924 года был составлен список подозреваемых – всего 112 чел. 

Стоит отметить, что в 1918-1919 годах представители Алашорды выпускали в г. Алма-Аты газету «Алаш». Подшивка этой газеты была найдена компетентными органами 17 августа 1926 года. Самое печальное, что написанные жас-алашордынцами статьи об образовании, науке, родине, казахской культуре и цивилизации тюркского мира, стихи и поэмы, целые произведения, послужили основой для их привлечения к уголовному наказанию как националистов. Многие газеты и журналы, такие как «Қазақ», «Ак жол», «Шолпан», «Сәуле», «Жас қазақ» и другие были закрыты.

В 1928-1950 гг. Постановлением ЦИК и СНК произведения деятелей Алаша были сняты с витрин магазинов, полок библиотек и запрещены к чтению, изъяты архивные материалы активных деятелей контрреволюции и бывшего, так называемого, правительства Алаш-Орда, а также негативы фото-снимков и кинофильмы, имеющих историко-революционный интерес. Решением ЦК КП(б)К от 29 июля 1937 г. были изъяты контрреволюционные алашордынские и националистические литературные произведения из библиотек, книготоргующей сети, из учебных заведений, позже, к 1940-50 гг. изъяты из обращения другие книги «буржуазного националистического характера» и т.д. 

Теоретическим обоснованием массового террора послужил известный тезис Сталина о нарастании классовой борьбы по мере продвижения к социализму, выдвинутый им на февральско-мартовском Пленуме ЦК ВКП(б) в 1937 году. В качестве правовой первоосновы грубейшего беззакония явилось подготовленное по инициативе Сталина постановление ЦИК Союза ССР от 1 декабря 1934 г. об ускорении и упрощенном порядке рассмотрения уголовных дел о контрреволюционных преступлениях. Создав политического врага и видимость законности в борьбе с ним, необходимо было создать и запустить в дело послушный и безотказно действующий карательный механизм. Именно в этот период под репрессии попала и чекистская гвардия. За «контрреволюционные преступления» в 1934-1939 гг. были осуждены 21 880 сотрудников. Только в 1954-1961 гг. было реабилитировано 737 182 чел., сняты ложные обвинения в контрреволюционных преступлениях с видных партийных и государственных деятелей, хозяйственных и военных руководителей, ученых, деятелей культуры, рабочих и крестьян, коммунистов и беспартийных. В течение 1988-1989 гг. реабилитировано 844 760 чел.

Основную ценность представляют материалы из архивного фонда (АП РК, ЦГА РК, Архивы КНБ РК, Прокуратуры РК, МВД РК и др.), многочисленные рассекреченные докладные и аналитические записки ПП ОГПУ и его отделений. Поскольку они были ориентированы только на поиск контрреволюционных элементов, националистов, агентов, шпионов, врагов народа и т.д., по ним можно проследить, как планомерно и повсеместно шла подготовка процессов 1937-1938 гг. 

Уточнялись и составлялись списки обвиняемых по делу казахских националистов, содержащихся под стражей, и участников групп, результаты и выводы специальных комиссий публиковались, обрабатывалось и активно формировалось общественное мнение, на недовольных обрушивалась вся мощь политического режима. 

Органы советской власти деятельность правительства Алаш-Орды и алашордынцев рассматривали поэтапно. Предпосылки и меры для возбуждения уголовного дела в отношении лидеров Алашорды были созданы в 1921-1926 гг. и в 1929-1938 годах, вели поэтапные процессы вынесения приговоров деятелям Алашорды. Это означает, что каждый «подозреваемый» человек прошел через процесс политического характера: от наблюдения, агентуры, заключения в тюрьму, допроса, дополнительных допроса, возбуждения уголовного дела и до ссылки и расстрела. Доказательством этого послужил фальсифицированный процесс - «Дело Адилевых», который был осуществлен комплексно в 1929-1938 гг., связывая общественное недовольство, вызванное компанией конфискации с деятельностью Алаш-Орды. 

 Основанием для этого служит письмо-поручения Нач. ВО ОГПУ Петреса, ПП ОГПУ по Казахстану тов. Волленбергу от 11 января 1929 года: 

«дело Адилева и др. представляет несомненную ценность, т.к. на основе признаний о старых преступлениях алашинцев, не только возможно, но и необходимо развернуть оперативно-следственную разработку с установкой вскрыть современную антисоветскую, контрреволюционную деятельность «Алаш-Орды». Надо этим делом воспользоваться для того, чтобы, наконец, ударить по «Алаш-Орде» и вообще очистить от них партию и Советский аппарат». 

 В дальнейшем, для результативности следственной работы, владелец письма дает конкретные указания, указывая на необходимость обобщения сведений, связанных с текущей деятельностью алашордынцев. В частности, 

«очень важно также добиться показаний относительно того, что партийные и советские вопросы предварительно обсуждались кругами «алаш-орды». Задача наша, повторяем, начав, хотя бы с дела Адилева, добиться полного выявления алаш-ордынской организации и ее подпольной контрреволюционной деятельности в условиях 1925-1929 гг. Все протоколы в копиях присылайте нам немедленно после получения».

 Начальник Восточного отдела Петров пишет Полномочному Председателю ОГПУ по Казакстану Волленбергу

«Аймаутов принадлежит к числу основной группы националистов-лидеров и пользуется большим влиянием на молодежь. Работая в учебных заведениях систематически воспитывал учащихся в националистическом духе, используя при этом собственно литературное произведения». 

Из поручений пом. нач. СОУ ПП Л. Логачева

«Немедленно подготовить нужную нам фигуру, которую можно было бы использовать по Дулатову, Габассову и Беримжанову в камерах. При отсутствии подходящей кандидатуры в Кзыл-Орде, срочно снестись с Окротделами». 

В 21.III.29 г. ППОГПУ по КССР Альшанский отправляет ВООГПУ Балдаеву: 

Дулатова Испулова Болгамбаева Беремжанова также арестованного нами БАЙТУРСУНОВА первого июля высылаем Москву дело закончим десятого июля следствие задерживается переездом Алма ата что прошу учесть НР» и др. А также составлен отдельно вопросник для Букейханова и др.

По делу Адилева в начальном этапе проходило 90 человек. Для руководства Советской власти «Адилевское дело» стало основным средством окончательной ликвидации лидеров Алашорды и представителей казахской элиты, правящая система использовала все возможности, специальные отделы работали на основе ее указаний.  На этой основе были подготовлены меры по реализации кампании по массовым репрессиям деятелей Алаш.

Нужно обоснованно изучить и анализировать различные документы, дающие сведения «о Делах Адиловых», причинивших страдания деятелям Алаша, обвинительных заключениях, сделанных компетентными органами тех лет, и приговорах, вынесенных отдельным деятелям Алаша. Нужно максимально критически подходить к анализу публикуемых документов, особенно к следственным делам в архивах различных органов. Задача будущего состоит в том, чтобы создать основу для полного оправдания невинно наказанных деятелей Алаша и тех, чьи имена неизвестны широкой публике, которые остались без внимания.

Поэтому до провозглашения суверенитета государства в Казахстане было ограничено использование понятий «Алаш», «Алашорда», «национальная традиция», «Наурыз», «шежіре», «национальная философия», «национальная история» и т.д.

В результате изучения архивных документов стало ясно, что именно с 1919 по 1959 гг. все деятели и представители правительства Алаш-Орды и алашордынцы, ученые, представители культуры и искусства, с которыми они общались в повседневной жизни, не остались без внимания советской власти. Представители интеллигенции республики находились под постоянным надзором. Их идеи о национальных интересах, глобальной цивилизации, способности интересоваться казахскими традициями и культурой, историей контролировались компетентными органами.

Кундузай ЕРИМБЕТОВА, 

Член рабочей группы ГК и Проектного Офиса по ПР жертв политических репрессий, 

Ведущий научный сотрудник Института истории государства МНВО РК, к.и.н.

Использованные источники и литература:

  1. Советы Казахстана. 22 декабря 1992 года.
  2. Насыров Р.Р. Неизвестный Ленин. – Алматы: Жеті Жарғы, 1995. – С. 49.
  3. ЦГА РК. Ф.14. Оп.3. Д.4. Л.17.
  4. Источник: Архив КНБ РК.
  5. Орумбаев С. Спецслужба Казахстана в процессах реабилитации жертв массовых репрессий / Қазақ көтерілістері және азаттық мұраты. - Алматы: ТОО «Print-S», 2012. - С.184-191
  6. Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 8, М. с. 108. // Движение Алаш: Сборник материалов судебных процессов над алашевцами. В 3 Т./-Алматы: ОФ «Дегдар», 2016. -Т.1-2016. – С.145.
  7. РГАСПИ. Ф.5. Оп. 1. Д. 2916. ЛЛ. 10-11.
  8. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 22. Л. 1-1об. / Россия и Центральная Азия. КонецXIX – начало ХХ в: Сб. док. и мат-ов. / отв. ред. Д.А. Аманжолова – М. Новый хронограф, 2017. - 592с.
  9. О деятельности Алаш-Ордынцев, работающих в Казакском Государственном Университете Досмухамедова, Байтурсунова и др. / Источник: Архив КНБ РК.
Опросы
В какой сфере Казахстан добился значительных результатов за 30 лет независимости?