Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

Приметы казахов во время путешествия

14557
Приметы казахов во время путешествия - e-history.kz

Абубакир Ахметжанович Диваев родился 23 декабря 1855 года в г. Оренбург. После окончания Неплюевской военной гимназии в 1876 г. работал переводчиком в уездных управлениях Туркестанского края, в 1881-1906 гг. - при военном губернаторе Сырдарьинской области. С 1895 г. действительный член Сырдарьинского областного статистического комитета. Член археологического и этнографического общества Казанского университета, член Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии Московского университета. 

Был одним из инициаторов открытия в 1918 г. Туркестанского народного университета и Туркестанского восточного института, с 1919 г. заведовал отделами этнографии и археологии Туркестанского народного музея (г. Ташкент). В 1921-1923 гг. руководил экспедиций Киргизской научной комиссии и Комиссии по изучению быта коренного населения Туркестана. Вёл активную научную переписку с В.В. Бартольдом, Н.Ф. Катановым. Был награждён орденами Св. Анны 2-й и 3-й степеней, Св. Станислава, иностранными орденами. Автор более 100 научных трудов, посвященных фольклору и этнографии тюркских народов. Записал и перевёл на русский язык этнографические материалы, образцы фольклора казахов, узбеков, каракалпаков и др., среди которых казахские эпосы «Алпамыша», «Идига-батыр», «Кобланды-батыр», «Камбар-батыр», сказки, поговорки, загадки, произведения акынов и жырау.

Портал Qazaqstan Tarihy публикует перевод А.А. Диваева «Приметы киргизов во время путешествия» с рукописи Мулла-Кубея Токфулатова Ак-Джарской волости Ташкентского уезда.

 

Если кто, сев на лошадь верхом, соберется куда-либо ехать, и в это время испражнится его лошадь, то такой человек радуется, предвкушая, что достигнет цели. Если та же лошадь будет позёвывать – это тоже хорошее предзнаменование. Это издревле оставшаяся примета. Потому что бывали случаи, когда лошадь пред выездом испражнялась или позёвывала, то едущий человек достигал цели и получал пользу, о чем он передавал (знакомым) людям. Когда лошадь позёвывает, сидящий на ней человек должен прикоснуться руками до ее гривы, а затем этими же руками должен провести по своему лицу.

Случается, что на пути лошадь споткнётся. Это тоже считается хорошо. Тогда (обыкновенно) говорят: «наступила на добычу». Но лошадь за это не бьют.

Если едущий на пути где-либо встретит готовую трапезу, он немедленно должен слезть с лошади, потому что будет добрый путь. И ему (обыкновенно) говорят: «Вы подъехали к готовой трапезе». Поэтому едущий покушает пищу, а потом уже продолжает путь.

 

Если кто-либо заночевал в гостях и на другой день утром собирается домой, а хозяин ему скажет: «ертеңгі асты тастама, кешкі асқа қарама» (От ранней трапезы не отказывайся, а вечерней пищи не ожидай), то такой гость (прежде) должен покушать, а потом уже ехать. Взятые здесь в кавычки слова вошли в поговорку киргизов.

Случается, что, когда едут несколько человек в пути и когда у одного из них лошадь остановится помочиться, то остальные спутники, натянув свои поводья, ждут, пока эта лошадь помочится. А если кто-либо из едущих будет продолжать ехать, то такого человека называют ненадежным спутником. Потому что, если бы на дороге, паче чаяния, встретились злоумышленники, то он и тогда бросил бы своих спутников. Надо полагать, что киргизы серьезно смотрят на эту примету. За 30-тилетнее мое пребывание в крае, мне много раз приходилось наблюдать это. Но мне тогда и в голову не приходило, что это связано с известной приметой. 

Если лошадь стоит во дворе или на привязи к колу и в это время выпрямляет и распускает свой хвост, то говорят: «этой лошади предстоит совершить путь».

Когда едут в дороге и в это время встречается вода (речка), то лошадь поят, не снимая уздечки. А это делают вот почему: едете вы, например, по спешному делу; тут некогда снимать уздечки, а если лошадь ваша проучена, то она пьет и неразнузданная; если же она была приучена пить без уздечки, то она не будет пить взнузданная, а снимать уздечку, время не терпит.

Когда кто-либо едет и видит на близком или на более дальнем расстоянии женщину, то он (обыкновенно) тревожится, как бы она не перешла ему дорогу. Но женщина эта и сама дает возможность проехать едущему мужчине и пересекает дорогу лишь тогда, когда уже путник проедет. Если бы эта женщина торопилась перейти ему дорогу, то едущий окликнул бы ее словами: «О, женщина, подожди, дай нам проехать».

Если женщина перейдет дорогу едущему, то добра в его пути не будет и, в особенности, если перешедшая дорогу женщина в это время находилась в периоде менструаций. Киргизская женщина никогда не позволит себе перейти дорогу мужчине, как бы она далеко ни была от него. Сартянки же не придерживаются этой приметы, а пересекают дорогу едущему. Но зато у киргизов оказывается женщине полное внимание и услуги тогда, когда она едет спутником мужчине. Потому что каждый смотрит на нее, как на немощное и слабое создание.

Если несколько лошадей, стоящих на привязи (слегка), кусая, почесывают друг другу гривы, то говорят, обыкновенно, что путь будет не далекий.

Когда кто-либо верхом выезжает из дому, то встречный человек произносит: «Доброго пути!». «Да будет так!», - отвечает выехавший. Но если встречный человек спросит: «Куда вы едете?», то едущий в гневе с раздражением произносит: «А тебе какое дело?».

Если кто-либо с целью совершить путешествие сядет на лошадь, то он просит благословение (бата) у отца и матери, или же у стариков, которые, дав «бата», произносят: «Доброго пути!».

Ташкент. 14 ноября 1898 г.

Опросы
Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?