Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

Страницы истории Алаш (по материалам фондов ГАТО)

3050
Страницы истории Алаш (по материалам фондов ГАТО)  - e-history.kz

Большой пласт документов об участниках движения Алаш хранится в фондах Государственного архива Томской области. Среди них документы деятелей Алаш, учившихся в учебных заведениях г. Томска, документы родственников, приказы о назначении представителей Алаш на ответственные должности, и их роли в Первом Сибирском Областном съезде, Чрезвычайном Общесибирском съезде, материалы о взаимоотношениях правительства Алаш и Сибирской Областной думы. В документах выявлен важный исторический материал о таких личностях как А.Ермеков, А.Сеитов, А.Байтурсынов, а также о попытках установления связей лидеров движения Алаш и областников Сибири на пути формирования самостоятельных государственных образований, основанных на принципах автономии. 

В 2017 году исполнилось 100 лет со времени проведения Первого и Второго Всеказахских съездов в июле и в декабре 1917 года, которые сыграли большую роль в истории Казахстана. Во время проведения указанных форумов было официально оформлено движение Алаш и создана автономия с аналогичным названием с центром в городе Семипалатинск. Это было время больших перемен, происходивших как в самом Казахстане, еще считавшимся в тот период частью Российского государства, так и в самой России. Февральская, а затем октябрьская революции стали причиной того, что многие народы империи под руководством своей национальной интеллигенции получили исторический шанс создать автономию и попробовать построить государство с тем типом самоуправления, к которому они стремились.

По-разному сложились судьбы таких попыток построения своих государственных образований, и было множество факторов, повлиявших на то что, многие из них так и не успели достичь своих целей. Но, несомненен тот факт, что они оставили большой след в истории и сегодня многочисленные исследователи пытаются восстановить их путь борьбы за свободу. Материалы о движении, волею судьбы оказались достоянием многих архивов России.

Большой пласт документов об Алаш хранится в Государственном архиве Томской области, который в настоящее время еще не до конца задействован казахстанскими исследователями. Имеющийся в архиве Томска документальный материал по движению Алаш можно поделить на следующие тематические блоки: 1) Документы видных участников движения, учившихся в учебных заведениях города Томска. В частности, это дела: Ермекова Алимхана Абеуовича и Сеитова Асылбека Джумановича. Фонд 194, опись 3, дело № 306, Алимхана Ермекова, который датируется 1912-1920 годы.

Фонд содержит в себе информацию о периоде учебы Алимхана Абеуовича Ермекова в Томском технологическом институте, сейчас Национальный исследовательский Томским политехнический университет. К примеру, из документа «Аттестат зрелости Семипалатинской гимназии» видно, что Алимхан Ермеков родился 25 мая 1891 года в Каркаралинском уезде, Семипалатинской области и 15 августа 1905 года поступил в Семипалатинскую мужскую гимназию, где обучался по 2 июня 1912 года. По результатам своего обучения он был награжден золотой медалью [1, Л.1-2]. Так же указывается, что ему пришлось прервать свое обучение в 1913-1914 гг. по причине малокровия и хронического воспаления легких [1, Л.6].

В 1920 году А. Ермеков был командирован мандатом Комиссариата народного просвещения Киргизской Республики для завершения своего образования в Томском технологическом институте. Документ показывает, что, испытывая необходимость в грамотных образованных кадрах, в том числе и из числа бывших алашординцев, молодая советская автономная Республика заботилась об их обучении. В мандате комиссариат призывал все советские учреждения содействовать товарищу Ермекову как в «пути следования к месту командирования, так и на местах», а также предоставлять право проезда «в штабных, делегатских и экстренных вагонах» [1, Л.8]. Этот материал, безусловно, мог бы дополнить многочисленные исследования по жизни одного из лидеров Алаш. Среди них, мы отметим работу Ж. Кыдыралиной «Алимхан Ермеков: судьба и время», которая содержит множество ссылок на казахстанские архивы, но документы Государственного архива Томской области в монографии использованы не были. А между тем, по нашему мнению, они могли быть полезны в главе «Как молоды мы были. Золотые годы юности. 1912-1923», которая повествует о времени жизни и учебы Алимхана Ермекова в Томске [2, с.18-29]. Это обстоятельство естественно не умаляет достоинств указанной работы, которая сделана исследователем весьма качественно и интересно, а могло бы стать интересным дополнением к тексту монографии.

Не менее интересные материалы хранятся в деле «Сеитова Асылбека Джумановича» – Ф.102, Оп.2, Д. 4180 – которые повествуют о том, что будущий видный деятель Алаш и казахский врач учился в 1913-1917 гг. на медицинском факультете Императорского Томского университета. Ныне это Национальный исследовательский Томский государственный университет.

До поступления в университет он окончил Омскую мужскую гимназию, по окончании которой получил аттестат зрелости. Помимо оценок, данный документ дает информацию о том, что Сеитов Асылбек родился 2 сентября 1894 года и учился в гимназии в период с августа 1905 года по 6 июня 1913 года [3, Л.2-2а]. Окончил курс Медицинского факультета уже в феврале 1917 года и был представлен в Медицинскую испытательную комиссию и, удовлетворительно выдержав экзамен 31 марта 1917 года, был утвержден в степени лекаря. 30 декабря того же года ему было выдано соответствующее удостоверение [3, Л.22-23]. 2)

Второй тематический блок представлен документами родственников участников движения Алаш. Здесь мы можем продолжить разговор об Асылбеке Сеитове, добавив, что в фондах архива находится дело 2517, оп.4, Р-126, сообщающее, что его отец Джуман Сеитов работал в должности учителя киргизского (казахского) языка в Омском пансионе и умер 21 августа 1898 года от воспаления легких [4, Л.1]. Было также выявлено и дело 612, Оп. 2, Ф. Р-815 – дело «Вольнослушательницы Медицинского факультета Букейхановой-Садвокасовой Елизаветы», датирующееся 1921 годом. Документы предоставляют информацию, что Елизавета, носившая в документе фамилию Севастьянова, родилась 25 апреля 1903 года, в 1918 году поступила в Семипалатинскую женскую гимназию, где прошла полный курс обучения и в апреле 1920 года, получила свидетельство об ее окончании [5, Л.2-3]. Следующий лист дела сообщает, что в декабре 1920 года «Служащая Киротдела Семипалатинского Ревкома Букейханова-Севастьянова Елизавета», откомандированная в распоряжение Томского университета, рекомендовалась Губотделом университета «как желающая слушать курс в медицинском факультете названного университета» [5, Л.4].

В третий тематический блок входят документы о назначении лидеров движения Алаш на ответственные должности. Они представлены одним делом «О назначении начального учителя Ахмеда Байтурсынова делопроизводителем дирекции народных училищ Акмолинской и Семипалатинской областей» - Д. 385, Оп. 4, Ф. 126. Фонд называется «Управление Западно-Сибирского учебного округа, г. Томск (1885 - 1919 г.)». Вначале идет прошение самого Ахмеда Байтурсынова от 2 апреля 1902 года к «Господину Директору народных училищ Акмолинской и Семипалатинской областей», о ходатайстве «пред Его Превосходительством Господином Попечителем Западно-Сибирского учебного округа» для своего назначения делопроизводителем при дирекции указанных училищ [6, Л.2]. Далее идет ходатайство директора, а также прилагаемые к нему документы, из которых можно узнать, к примеру, что Ахмед Байтурсынов незадолго до этого окончил курс в Оренбургской киргизской учительской школе и проходил 6-летнюю учительскую службу в Тургайской области. Отметим, что в документах дела есть и приказ о его назначении на должность делопроизводителя [6, Л.2-11]. Добавим, что на сайте расположенного в городе Томск Мемориального музея «Следственная тюрьма – НКВД» размещена биография Ахмеда Байтурсынова на русском языке. Также ниже идет биографический материал на казахском языке под авторством Н.Жаримбетовой, взятый с сайта газеты «Егемен Қазақстан». К биографиям приведены материалы из архивно-следственного дела А.Байтурсынова [7]. Среди них:

• ордер на обыск и арест Ахмета Байтурсынова, проживающего по адресу Каскеленская ул., д.44, кв. 2. Ордер был выдан Управлением НКВД по Казахстану, г. Алма-Ата и датирован от 11 августа 1937 года;

• Анкета арестованного Байтурсынова Ахмета родившегося в 1870 году Тургайском районе Кустанайской области КССР, проживавшего до ареста в г. Алма-Ата. Был женат на Бадрисафе Байтурсыновой. До ареста в 1937 году, имел судимость, датированную 1930 г. за «контрреволюционную деятельность»;

• Выписка из протокола тройки УНКВД Алма-Атинской области от 25 ноября 1937 года с кратким текстом обвинения и приговором к расстрелу;

• Определением Судебной коллегии Верховного Суда Казахской ССР, датированном 4 ноября 1988 г. о пересмотре уголовного дела А. Байтурсынова и отмене постановления тройки, за отсутствием в «его действиях состава преступления».

• Свидетельством о смерти, составленном 24 октября 1989 года. В документе указано, что Ахмет Байтурсынов умер 8 декабря 1937 года, в возрасте 62 лет, причиной смерти указан – расстрел, местом смерти г. Алма-Ата, Казахская ССР.

Материалы об участниках движения Алаш в Первом Сибирском областном съезде (9-17 октября 1917 года) – находящиеся в 11 делах фонда Р-552, оп.1. объединены нами в четвертый тематический блок. По описи фонда съезд начал свою работу 8 октября 1917 года в г. Томске. Целью съезда было решения вопроса об автономии Сибири. Во время съезда была поставлена задача разработки проектов областного устройства Сибири и подготовка созыва Учредительного Сибирского областного съезда, для выполнения которой избрали исполнительный комитет. Возвращаясь к теме Алаш, в фонде можно найти анкеты 10 казахов, 2 из которых – Е. Итбаев и А. Сеитов – в анкете указали свою принадлежность к партии Алаш. Помимо них, в форуме приняли участие: А. Букейхан, Р. Марсеков, С. Дощанов, Х. Габбасов, А. Ермеков, А. Айтленев, И-Г. Турмухамедов, С. Джилкилдеков [8, Л.18-289].

Также по документам съезда можно ознакомиться с текстами их выступлений, приветствий к участникам заседания, выявить их позиции по вопросам автономии, как своего государства, так и Сибири, выяснить мнения, как их оппонентов, так и сторонников. Напомним, что незадолго до этого форума, 21-28 июля 1917 года прошел Первый Всеказахский съезд, участники которого вынесли в повестку обсуждения такие важные вопросы создания собственной государственности как: форма государственного управления, автономия, земельный вопрос, народная милиция, земство, просвещение, суд, религия и др. Отдельным пунктом стояла задача о создании политической партии Алаш и её программы. Кроме того, было признано необходимым участие в других политических событиях Российского государства: Всероссийском мусульманском съезде, заседании федералистов в Киеве, подготовка к выборам в Учредительном собрании. Съезд также выступил за установление в России федеративной республики, внутри которой была бы определена территориально-национальная автономия казахов [9, с.170-171]. Важным шагом для лидеров Алаш стало участие в Первом Сибирском областном съезде, так они искали союзников для совместной борьбы за автономные права и деятели Сибирских автономистов, среди которых был и весьма уважаемый ими Г.Н. Потанин, могли быть весьма полезны. Высокий авторитет Григория Николаевича Потанина среди местного населения подчеркивает и тот факт, что его фамилия, как упоминают исследователи, была первой в списке кандидатов от Семипалатинской области. А его прозвище «Аксакала со святой душой» еще более подчеркивало отношение к нему у казахов [10, с.178].

Возвращаясь к материалам съезда, нужно подчеркнуть, что в деле 2 находятся данные по выборам в рабочие органы форума и приветствия к президиуму, среди которых есть то, которое зачитывал А.Ермеков. В Сибирский областной комитет от казахов были выбраны – А.Турлыбаев, а кандидатами – Х.Габбасов, С.Дощанов и А.Айтленев. В другой орган Сибирский областной Совет были избраны – М.Тынышбаев и А.Букейханов [11, Л.30-39, 62-63].

В остальных делах фонда сосредоточены тексты выступлений его участников, среди которых были и участники движения Алаш, которые весьма интересовались опытом автономистов Сибири и стремились поделиться своим взглядами на вопросы организации местного самоуправления. Разумеется, их позиции встретили как союзников, так и противников, с которыми им зачастую приходилось вступать в споры и организовывать дискуссии. В целом, как показывают документы, опыт участия в данном мероприятии и полученные рекомендации были для лидеров Алаш полезным фундаментом на пути к организации собственного автономного государственного образования.

Следующий блок материалов находится в фонде «Чрезвычайный Общесибирский областной съезд (7 – 15 декабря 1917 г.)», – Р.578, Оп.11. Фонд посвящен съезду, который отказался признавать власть установленного к тому времени Советского правительства и противопоставлял ее создание автономной власти, под которым подразумевал Сибирское учредительное собрание, а до его созыва – Сибирской областной думы. В ходе съезда был избран Временный Сибирский областной совет во главе с Г.Н. Потаниным, задачей которого ставилась подготовка созыва Думы. В деле 1 – находятся анкеты 4 казахских делегатов – А.Байгурина, К.-Г.Сейдалина, А.Турлыбаева и И-Г.Турмухамедова [12, Л.7-139].

Отметим, что в отличие от первого съезда, количество участников от казахов было гораздо меньше. Одной из причин стало параллельное проведение у казахов II Всеказахского съезда 5-13 декабря 1917 года в Оренбурге. Как известно, на этом съезде было решено образовать территориально-национальную автономию, со столицей в городе Семипалатинск. Подробнее о съезде речь пойдет позже, так как отчет о нем можно найти в делах другого фонда Государственного архива Томской область. Пока лишь отметим, что именно занятостью на Всеказахском съезде, объяснили свое отсутствие в Общесибирском форуме лидеры Алаш в своих телеграммах, направленных в адрес Президиума, которые находятся в деле 3, фонда Р-578. В них они объясняют причину своей неявки на съезд и указывают, фамилии тех, кого выслали вместо себя [13, Л.11-18].

Руководители областников, также послали приветственное письмо киргизскому съезду, в котором объявили об открытии Чрезвычайного Сибирского съезда в Томске и о создании автономной областной власти путем созыва Сибирского Учредительного Собрания. Текст письма показывает, что Съезд был убежден, что создание автономной Сибири найдет «твердую опору в киргизском народе». Завершается письмо словами «Да здравствует автономная Сибирь и свободный киргизский народ» [14, Л. 36].

Отметим, что тематику участия казахов в обоих Сибирских областных съездах затрагивало множество исследователей, но только в работах некоторых из них использовались материалы Государственного архива Томской области города, где непосредственно происходила работа совещаний. Среди них мы отметим статьи и монографические исследования: И.В. Нам «Национальные меньшинства Сибири и Дальнего Востока на историческом переломе (1917–1922 гг.).» [15, с.178-184, 230-231], В.И. Шишкина «Взаимоотношения Алаш-Орды и Временного Сибирского правительства» [16, 110-123], В.Ламина и М. Шиловского «Сибирские автономисты (областники) и деятели «Алаш-Орды» [17, с.176-183], Р.Ж. Байдалы, З.Е. Кабульдинов, А.А. Айтмухамбетова, К.Е. Наурызбаевой «Гражданско-правовая и общественная деятельность юриста А.Турлыбаева в Сибири в начале XX века» [18, с.597-607], Р.Ж. Байдалы, Р.М. Бекмагамбетовой «Айдархан Турлыбаев – политический лидер алашского движения» [19].

Добавим, что незадолго до этого был разработан проект программы партии «Алаш» в котором значилось, что «Россия должна стать демократической федеративной республикой». По замыслу создателей, Российская Республика должна была состоять из нескольких государств, каждое из которых было бы автономно и управлялось правительством, во главе которого стояло Учредительное собрание. Планировалось также учредить должность Президента, ответственного перед собранием и Государственной думой, управляющего страной через Совет Министров [20, с. 130-131].

Таким образом, Алаш создавала свои институты власти для формирования собственного государства, которые, надо отметить были весьма похожи на современные.

Завершающий блок материалов об Алаш находиться в фонде Р-72 «Сибирская областная дума, г. Томск (январь 1918 г., июнь – ноябрь 1918 г.)». Фонд состоит из 2 описей, первая из которых датируется 1917-1919 гг., вторая 1917-1918 гг. Как сообщает текст путеводителя, отражающий содержание описи созыв Думы в городе Томске был подготовлен в связи с решением Чрезвычайного Общесибирского областного съезда. Однако 18 января 1918 года Томский совет рабочих и солдатских депутатов ликвидировал Думу. В ночь на 26 января 1918 г. Дума была распущена. В конце мая – начале июня 1918 г. после чехословацкого восстания Дума начала проводить свои рабочие совещания. 15 августа 1918 г. состоялось торжественное открытие. Дума просуществовала недолго. Уже в сентябре Временное Сибирское Правительство приостановила работу Сибирской областной думы, а 10 ноября 1918 г. постановление Временного Всероссийского правительства – прекратило существование данного властного органа [21].

Однако, несмотря на свой короткий срок пребывания на политическом небосклоне Сибири, как повествуют документы фонда, Дума успела внести свой вклад в историю становления отношении движения Алаш и Сибирских областников. Основные интересующие нас материалы сосредоточены в делах: 3, 5, 39, 85, описи 1, фонда Р-72. Дело 3 содержит разноплановую информацию. Лист 3 – протокол заседания Военного совета, на котором среди прочих обсуждались такие вопросы как: «стремление туркестанцев не только самим выделиться в полки с чисто туркестанским элементом» и «грозящий Туркестанскому Краю голод, ввиду неподвоза хлеба из Оренбургскаго края» [22, Л.3].

В том же деле хранится протокол заседания Общекиргизского (Общеказахского) съезда в Оренбурге, где среди прочих было решении было постановлено образовать территориально-национальную автономию «Казак-Кыргызских областей» и «присвоить название «Алаш», а также «организовать Временный народный совет «Алаш-Орда», состоящий из 25 человек, 10 мест из которых предоставить русским и другим народам, живущим среди Казак-Кыргыз. Место пребывания Алаш Орда временно избрать Семипалатинск. Алаш Орда должна немедленно взять в свои руки всю исполнительскую власть над Казак-Кыргызским населением» [22, Л.8-9].

Дело 5 указанного фонда содержит важные материалы об установлении отношении между Сибирским правительством, Самарским Комитетом Членов Уч. Собрания и Алаш-Ордой, формировании и деятельности Киргизской (Казахской) армии. В частности, затронуты такие вопросы как: снабжение армии оружием и продовольствием, участие членов Алаш Орды в совещании в Челябинске, обеспечение военных сил Алаш инструкторами и «всеми видами довольствия», признание факта, что Алаш-Орда «мыслит свою армию, как составную часть Всероссийской армии, находящейся в распоряжении федеративной власти» и мн. др. [23, Л.1-19].

Дело 39 включает в себя письма и обращения к Сибирской областной думе среди которых зафиксировано приветствие Правительства «Казак-Киргизской Алаш» к «первому Сибирскому Парламенту» и надеждой «что Дума осуществит полувековые идеалы сибиряков областников (и) столетние идеалы русской интеллигенции, искавшей воплощение дела идей правды и справедливости. Правительство Автономии Алаш видит спасением нашего общего отечества России Федерации автономных областей. Да здравствует Российская Федеративная демократическая республика единения автономных областей». Письмо шло за подписью председателя Алаш-Орды А. Букейханова [24, Л.53-54].

Дело 85 состоит из документа «Отчет о Чрезвычайном Сибирском областном съезде и доклад Председателя Областного Земельного комитета Вологодского о поездке на съезд», где П.В. Вологодский подробно описывает события собрания, состоявшегося в декабре 1917 года, о котором мы писали выше. В докладе отражены выступления участников съезда, среди которых отмечены А.Букейханов и А.Ермеков. В частности, приводится текст приветствия Ермекова к Григорию Николаевичу Потанину и высказывание о необходимости создания конгломерата всех национальностей «чтобы Сибирь мощно и сильно заговорила о своих нуждах на языке всех народов» [25, Л.21 об.].

Букейханов же говорил о том, что «нельзя управлять страной из Петрограда», так же, как и Сибирью «нельзя управлять из одного места». Россию Алихан Нурмухамедович представлял «Федеральными штатами не по губерниям, а областям. Счастье народа будет только в Федерации» [25, Л.31].

Таким образом, можно сделать вывод, что в материалах Государственного архива Томской области содержится множество исторических документов по истории Казахстана, введение которого в научный оборот поможет существенно дополнить работы по тематике движения Алаш и его взаимоотношении с другими автономисткими правительствами, в частности с областниками Сибири: Сибирской областной думой и Временного Сибирского Правительства.

Куаныш АКАНОВ,

Докторант PhD Евразийского Национального университета им. Л.Н. Гумилева,

Исторический факультет, кафедра Евразийских исследований

Использованные источники и литература

1. Государственный архив Томской области (далее - ГАТО), Ф.194, Оп. 3, д.306, Л.1-2

2. Кыдыралина Ж.У. Алимхан Ермеков: судьба и время / Ж.У. Кыдыралина. – Астана: «Фолиант», 2015. – 440 с.

3. ГАТО, Ф.102, Оп.2, Д.4180

4. ГАТО, Ф. Р-126, Оп.4, Д.2517

5. ГАТО, Ф. Р-815, Оп.2, Д.612

6. ГАТО, Ф. 126, Оп.4, Д.385

7. Байтурсунов Ахмет Байтурсунович // сайт Мемориального музея «Следственная тюрьма НКВД». URL: http://nkvd.tomsk.ru/researches/passional/bajtursunov-ahmet-bajtursunovich/ (Дата обращения: 10.02.2017)

8. ГАТО, Ф.Р-552, Оп.1, Д.11, Л.18-289

9. Аманжолова Д.А. Алаш: исторический смысл демократического выбора./ Д.А. Аманжолова. Историческая монография. /Алматы-Изд.дом «Таймас».2013.-400 с.

10. Аманжолова, 2009 – Аманжолова Д.А. На изломе. Алаш в этнополитической истории Казахстана. – Алматы: издательский дом «Таймас», 2009. 412 с.

11. ГАТО, Ф. Р-552, Оп.1, Д.2

12. ГАТО, Ф. Р.-578, Оп.1, Д.1

13. ГАТО, Ф.Р.-578, Оп.1, Д. 3

14. ГАТО, Ф.Р.-578, Оп.1, Д.2

15. Нам И.В. Национальные меньшинства Сибири и Дальнего Востока на историческом переломе (1917–1922 гг.). - Томск, 2009 - 500 с.

16. Шишкин, 2011 – Шишкин В.И. Взаимоотношения Алаш-Орды и Временного Сибирского правительства // Известия Уральского государственного университета. Серия 2. Гуманитарные науки – Екатеринбург. – 2011. №4 (96) – С.110 – 123.

17. Ламин А.В., Шиловский В.М. Сибирские автономисты (областники) и деятели Алаш-Орды // Алаш-таным. Ғылыми мақалар жинағы. 1-т. – Семей, 2012, - 420 бет. – С. 176-183

18. Байдалы Р.Ж., Кабульдинов З.Е., Айтмухамбетов А.А., Наурызбаева К.Е. Гражданско-правовая и общественная деятельность юриста А.Турлыбаева в Сибири в начале XX века. // Bylye gody, 2017, Vol. 44, Is.2, C. 597-607.

19. Байдалы Р.Ж., Бекмагамбетова Ж.М. Айдархан Турлыбаев – политический лидер алашского движения. // Электронный научный журнал «edu.e-history.kz» № 1 (09). URL: http://edu.e-history.kz/ru/publications/view/627

20. Аяган Б.Г. Красные и черные (материалы Гуверского архива). – Алматы, 2005. – 240 с.

21. Путеводитель Государственного архива Томской области. Томск, 1999. Электронная версия.

22. ГАТО, Р.-72, Оп.1, Д.3

23. ГАТО, Р.-72, Оп.1, Д.5

24. ГАТО, Р.-72, Оп.1, Д. 39

25. ГАТО, Р.-72, Оп.1, Д.85

 

Опросы
Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?