Публикации

Жизнь и судьба казахских меценатов первой половины ХХ века

15 Сентября 2015
1291
0
Жизнь и судьба казахских меценатов первой половины ХХ века
Казахские баи 20-30 годов ХХ века заклеименные советской печатью ярлыком «алашординец», «контреволюционная банда», «националист» до сего времени не реабилитированы нашей властью

Ни у кого не должно вызывать сомнение, что деятели Алаша первой четверти ХХ века, когда они намечали будущее страны, при строительстве казахского обшества, будущего цивилизованного казахского государства, главным остовом, стержнем его структуры хотели видеть казахских баев. Потому что они были главной движущей силой Алашского движения, всячески способствовали распространению его идеи в казахской степи, были зачинателями и стояли у истоков первых ее ячеек. После февральской революции, когда царский режим был заменен Временным правительством и новая власть не признала Алашскую автономию, главной ее экономической опорой стали казахские баи. Все расходы вновь образованной власти Алашорды целиком и полностью возмещали казахские баи, материально и финансово. 

К числу баев, которые считались главной опорой Алашординского правительства, помогавшие материально и финансово можно отнести следующих лиц: Каражан Укибаев (Семей), Медеу Оразбаев, Ике Адилов (Шынгыстау), Хасен Акаев, братья Бекметовы, Ыбрай Акпаев (Каркаралы), дети бая Мамана из Жетысу. В западном регионе Алашординскую власть материально и финансово поддерживали Иса Копжасаров из Кобды, правнук батыра Сырыма Салык Омаров, также известный бай из Мангыстау Тобанияз Алниязов. 

Большой вклад внесли казахские баи в деле обучения казахской молодежи в высших учебных заведениях России и Западной Европы. Например, Жаханша (Жанша) Досмухамедов при материальной поддержке правнука Сырым батыра Салыка Омарова закончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета [1]. История меценатства (назначеие для них стипендии и другие формы поддержки) казахских баев в деле получения казахской молодежью высшего образования, к сожалению до сего времени не изучены. 

Считается, что первыми Алашорду поддерживали баи из Семейского региона, поскольку город Семей являлся центром Алашского движения. Казахские баи начали поддерживать Алашское движение начиная с 1905 года. Например, среди лиц подписавших и принявших Каркаралинскую петицию 1905 года на Кояндинской ярмарке было немало зажиточных казахов. Например в документе 1905 года, которая называется «Дело об агитации среди киргиз Каркаралинского и Павлодарского уездов о посылке в Петербург для представления от Киргизского народа петиции царю» стоят подписи 42 человек [2, 26-30-с.]. Так вот, при организации сбора подписей организаторы в основном опирались на авторитетных, зажиточных людей и баев. Это было впервые, когда представители Алашского движения и казахской национальной буржуазии провели первую совместную кампанию. 

Таким образом, впервые удачно проведенная совместная акция солидаризовала деятелей Алаша за дело своего народа, за дело защиты его интересов. За эту акцию царская администрация строго наказала организаторов, некоторые были посажены в тюрьму. В это трудное время свое веское слово сказали казахские баи. Они протянули руку помоши деятелям Алашского движения. Об этом свидетельствуют следующие факты. 

Когда Миржакип Дулатов был посажен в тюрьму, 17 июня 1906 года Каражан Укибаев заплатил за него залог 2500 рублей, а Акайулы Хасен из Омска вовсю освободил его заплатив 5000 рублей [3]. А Медеу Уразбайулы 1908 году, когда услышал, что после восьмимесячнего заточения Алихан Букейханов заболел в Семейской тюрьме сказал: «Алеке очень нужный человек для казахов». В 1908 году в местечке Шагыл он держал 10 дойных кобылиц и каждый день отвозил в тюрьму большой бурдюк кумыса и тушу молодого барашка. Держал совет со своими людьми по этому вопросу. [4, 102-105-сс.]. 

Следующей вехой в меценатской детельности казахских баев является 1913-1918 годы, когда начали активно выходить казахские газеты. Казахские баи активно включились в дело становления, развития, распространения казахских газет, казахской культуры. Они деньгами начали помогать казахским газетам. В частности, они помогли распространению и популяризации среди населения газете «Қазақ», которая за 1913-1918 годы выпустила 265 номеров. 

Так, в газете «Қазақ» за 1915 год он написал обращение «Зажиточным людям Алаша» (Ауқатты алаш азаматтарына), где просил их о финансовой поддержке этого органа. Большую активность в этой кампании проявили дети бая Мамана под руководством Есенгул кажы [5, 230-232-сс.]. 

4a0647feaae5166375c2e5fdb7a9e6d8.jpg

Есенгул кажы Маманулы 

Дети бая Мамана жившие в Капалском уезде (Жетысу) Есенгул и Турысбек внесли большой вклад в деле открытии казахских школ, развитию национальной культуры, став первымии яркими представителями казахских меценатов. Так, 1913 году Есенгул кажы Маманов в газете «Қазақ» объявил конкурс на лучший казахский роман, что вызвал большой резонанс среди казахских читателей [6, 81-с.]. 

Следующим ярким представителем-меценатом, помогавшим казахским газетам является – бай Каражан Укибаев. Одним из добрых начинаний Каражана было – издание журнала «Абай». Наш великий писатель Мухтар Ауезов 1918 году обращается за финансовой помошью Каражану Укибаеву изданию журнала «Абай». Тогда бай ответил так: «Деньгами помогу, лишь бы журнал выходил». [7, 76-с.]. Выше перечисленные примеры показывают: Деятели Алаша на примере издания газет, развитии национальной культуры воочию убедились, каковыми являются настоящие казахские баи. 

Час истины для деятелей Алаша и представителей национальной буржуазии наступил после февральской революции 1917 года. Когда Алашординское правительство переехало из Оренбурга в Семей главную поддержку оказали местные казахские баи. В частности большую помощь оказал Укибаев Каражан. Как показывают архивные документы 1918 года [8] все собрания Семейского Земства проходили в зданиях Укибаева Каражана, которые он дал Алашординскому правительству. 

Так, в личном деле Ике Адилова написаны следующее: Адилов Ике, казах. Живет в волости Шаган Семейского округа, образование среднее, имеет двух жен, семья из 7 чел. Имеет 596 крупного рогатого скота, 900 мелких. Бывший управляющий, би. Был управляющим при Колчаковской власти, член Казахского областного исполнительного комитета. Награжден золотой медалью и Похвальной грамотой. В годы гражданской войны активно помогал материально Алашординскому правительству, был его сторонником. Участвовал в формировании Алашординского воиска, был в тесных связях с атаманом Анненковым в его боях против Красной армии. 

44523a87d01a7f03a52c8eca21e084e8.jpg

Ике Адилов 

1927 году Адилов Ике вместе с другими баями был сослан в Рубцовский округ. 1928 году сбежал и прятался в Шаганских горах. Здесь собрав своих единомышленников организовал конную сотню и воевал против советской власти. [9, 53-54-с.]. 

В газете «Қазақ» за ноябрь 1917 года (№ 14) было опубликовано следующее обращение: «Если мы не сможем защитить себя, то когда наступит время бунтов и восстании, настанет трудные времена и казахи окажутся жертвами..». В этом номере было объявлено, что 5 декабря в Оренбурге созывается Второй Всеказахский съезд, куда приглашались все достойные авторитетные люди со всех регионов [10, 146-147-сс.]. На этом втором Всеказахском съезде был обсужден текущий момент, в то время происходили разные мятежные бунты, грабежи. Обсуждая эти вопросы для защиты казахов договорились о формировании казахской милиции. Было принято его Положение состоящее из 12 пунктов. Все средства для формирования добровольческих отрядов было закреплено за Алашординским правительством [11, 28-29-сс.]. 

92052471ce3a42dd9d285e3b871d2106.jpg

Каражан Укибаев 

Для защиты Алашской автономии, охраны его безопасности гарантом мог служить только национальная Алашская милиция. И в этом деле главную роль сыграли казахские баи. Одним из которых был вышеназванный Укибаев Каражан. Имя известного бая Укибаева Каражана фигурирует как один из организаторов Алашской конной армии воевавший против советской власти. [12, с. 310]. 

В личном деле известного бая Акпаева Ыбрая (он является братом известного в Каркаралинском округе Алашского деятеля Жакыпа Акбаева) в декрете по конфискации его имущества имеются следующие сведения: «...в 1918 году на Кояндинской ярмарке он выделил полковнику Алашского полка Токтамышеву 600 джигитов. За это командир 2 корпуса генерал Лукин через атамана Анненкова наградил Акпаева Ыбрая золотой медалью» [3, 452-с.]. Нам кажется, что Акпаев Ыбрай не мог выделить 600 джигитов. Это никак не вяжется с логикой. Просто ОГПУ хотел видимо побольше его оклеветать. Но то что Акпаев Ыбрай был сторонником Алашского движения, Алашской милиции и оказывал ему посильную помощь, это несомненно. Данный вопрос требует дальнейшего исследования. 

Формирование Алашской милиции активно проходило и в западных регионах. Местный бай, член партии Алаш Иса Копжасаров внес большой вклад в дело формирования Алашской милиции. Из личного табуна он выделил 100 коней. [13, 39-с.]. Правнук Сырыма Датова Салык Омаров в феврале 1918 года на проходившем Каратобе 3-м съезде Уралских казахов выделил для Алашской армии из своего табуна 200 лошадей [1]. Также сторонником Алашского движения был и помогал его воиску группа казахов возглавляемая Тобаниязом из Мангыстау [14, 91 с.]. 

Центральный исполнительный комитет Казахской АССР и Совет Народных Комиссариатов постановлением от 27 августа 1928 года «О конфискации крупных хозяйств баев-феодалов» было подвергнуто экспроприации и ликвидированы все зажиточные и богатые хозяева. Постановление гласило: Казахская республика по национальному составу является культурно отсталой нацией и они живут дореволюционным кочевым-родовыми связями и отсталым укладом жизни. Имущественно богатые, люди и группировки в прежнем имевшие социальные преимушества всячески препятствуют советской власти в аулах и кишлаках в проведении разных мероприятии, проводят провокационную агитацию и пропаганду, возбуждают межнациональную и межродовую неприязнь. Это в первую очередь препятствует экономическому и культурному развитию республики, бедняков они держат в своей зависимости[15, 68-с.]. 

В постановлении ЦИК Каз. АССР и Народного Комиссариата от 27 августа 1928 года была дана инструкция по использованию баев. Оно гласит: В целях претворения в жизнь постановления ЦИК Каз ССР и Народного Комиссариата крупные баи, чьи хозяйства были подвергнуты экспроприации, лица сохранившие патриархально-родовые отношения, имеющие крупные феодальные хозяйства, лица имеющие большой общественный авторитет, также препятствующие советизации аула должны быть сосланы. Подлежат к ссылке: 

1) В кочевых районах, имеющие свыше 400 крупного рогатого скота. В полукочевых районах, имеющие скота свыше 300 голов. В оседлых районах – 150. А такжа лица причиняющие вред местному населению, используя особенности родовых отношении, лица устанавливающие свое экономическое превосходство, лица препятствующие советизации аула. 

2) Также лица у которых скот меньше указанного количества, но являющиеся представителями местной власти, признанные социально опасными для общества. 

3) Лица отнесенные к особой группе: потомки ханов и султанов, бывшие волостные правители, имеющие особые награды и поощрения от царской власти, награжденные за личные заслуги и облеченные потомственными званиями [16, 9 с.]. 

Постановлением ЦИК Каз. АССР и Народного Комиссариата от 30 августа 1928 года «Об определении мест ссылки для лиц подвергаемых к экспроприации» были назначены следующие районы республики: Баи Жетысуского и Сырдарьинского округов – в Уральский округ, Уральский округ – в Жетысуский, Гурьевский округ – в Петропавловский, Каркаралинский – в Костанайский, Семей – в Сырдарьинский, Павлодарский – в Актюбинский, Кызылординский – в Адайский, Акмолинский – в Гурьевский, Актюбинский – в Каркаралинский, Костанайский – в Семейский округа были сосланы [17, с. 79-80]. 

По исследованиям ученого историка Т. Омарбекова, кампания по конфискации баев должна была охватить 696 хозяйств. Из них в первую группу (крупные баи) входило 562, во вторую 134 хозяйств. Однако многие хояйства из первой группы не были крупными. Многие из них были экспропрированы только за то, что были потомками казахских ханов, биев и датка. Также были подвергнуты гонениям видные религиозные деятели и лица за то что были членами Алашординского движения. Если классифицировать конфискованных лиц, то она будет выглядеть следующим образом: 

а) волостные правители, ханы, датки и другие их потомки – 24; 

б) чиновники, аксакалы, бии (бывшие судьи) – 76; 

в) муллы, религиозные деятели и др. – 8; 

г) бывшие алашординцы и чиновники – 44; Крупные скотовладельцы и противники советизации аула – 323. Всего было конфисковано 144474 голов крупного рогатого скота (усл. на КРС) [18, 83-84-сс.]. 

В своей книге «В потоке истории» Н.А. Назарбаев писал: «Скот каждого бая считалось резервным запасом каждого родового сообщества на разные случаи природных катаклизмов. Жестокие природные и климатические условия, полная зависимость людей его изменениям, набеги внешних врагов постоянно висели угрозой голода и мора над кочевыми племенами нашего народа. В таких случаях скот и добро бая из рода было спасением для всего сообщества» [19, 238-с.] 

В заключение хочу сказать, сейчас наши историки-ученые изучают историю Алашординского движения и дают его деятелям объективную оценку. Однако, на государственном уровне казахские баи 20-30 годов ХХ века заклеименные советской печатью ярлыком «алашординец», «контреволюционная банда», «националист» до сего времени не реабилитированы нашей властью. Они были первыми представителями казахского народа, главной опорой общества поддержавшие Алашскую партию, его деятелей и сплотившиеся вокруг идеи по возрожденю казахской государственности. Они не остались в стороне, когда в начале ХХ века происходили политические и экономические прогрессивные процессы. Поддержали материально и духовно передовых деятелей Алашского движения вооруженных прогрессивными идеями. Они понимали значимость построения будущего государства под знаменем идеи Алашорды и потому изучение истории баев помогавших Алашскому движению должен быть предметом будущих исследований. Все они подлежат реабилитации, необходимо обнародовать полный список этих лиц, включены в энциклопедию Алашорды. Это должно стать следущей ступенью изучения истории Алашского движения и тогда бы не осталось белых пятен в вопросе «Алашоведения». 

Еркин РАХМЕТУЛЛИН, PhD докторант Евразииского национального университета имени Л.Н. Гумилева.

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ
Опрос

Что из богатств Жети казына является наиболее востребованным в современном обществе?