Главная История Казахстана Казахстан в составе Советского Союза Казахстан в послевоенные годы (1946-1970 гг.) Общественно-политическая жизнь Казахстана в 1946-1970 гг.

Общественно-политическая жизнь Казахстана в 1946-1970 гг.

01 Августа 2013
1950
0

Жесткая командно-административная система, восторжествовав­шая в Стране Советов к середине 20-х гг., достигла своего апогея в 30—40-е— начале 50-х гг., в том числе и в Казахстане. Ей в полной мере были присущи такие отрицательные явления, как подавление свобо­ды человека, игнорирование его прав, отчуждение людей от средств производства, формирование политики влияния на власть управле­ния государством. В стране доминировал культ И. В. Сталина. Все какие-либо успехи приписывались его умению руководить, а крупные недостатки и провалы — «врагам народа» или всячески замалчива­лись. Все это отрицательно воздействовало на общественно-полити­ческое развитие республики и обернулось тяжелыми последствиями. Под различными лозунгами с использованием громких политичес­ких ярлыков совершались нарушения законности, продолжались злоупотребления властью. Политическая система демонстрировала свою неспособность к саморазвитию.

Согласно сложившейся традиции, руководящая роль восприни­малась как непосредственное, чисто административно-командное вмешательство партийных органов во все стороны жизни общества. Решая вопросы, находящиеся в компетенции государственных орга­нов, Коммунистическая партия максимально привлекала к выполне­нию народнохозяйственных и социально-культурных задач государ­ственные и общественные организации, лишая их тем самым самос­тоятельности.

Послевоенные планы развития советского общества органически вписывались в сталинскую антидемократическую, тоталитарную мо­дель социализма. Но народ, перенесший все тяготы и лишения войны, стал иным, чем в предвоенные годы. Произошла известная переоценка ценностей, связанная с утверждением мирного настроя в общественной жизни. В сознании современников все более отчет­ливо зрело понимание необходимости поворота к социальным про­граммам, к демократии. Нараставшее противоречие между общест­вом и административно-приказными методами партийно-государ­ственного руководства было реальным фактором переходного пери­ода от войны к миру.

Однако переходу к комплексным программам общественного об­новления на всех уровнях общественного сознания мешала устойчи­вая социально-политическая структура. Более того, победа в тяже­лейшей войне создала в послевоенный период уверенность в эффек­тивности действующей системы руководства, а большинство руково­дителей уверовали в непогрешимость административных методов правления.

Идеология социализма в 40-е — нач. 50-х гг. достигла своего апогея. В этих сложных условиях под неусыпным контролем партийных комитетов развивались общественные науки. Особенно негативно отразилось на дальнейшем положении общественных наук постанов­ление ЦК ВКП (б) «О журналах—«Звезда» и «Ленинград» (14 августа 1946 г.)1, которое знаменовало собой начало нового витка преследо­вания инакомыслия. В русле указанного постановления строили свою работу и партийные комитеты Казахстана. В постановлении Пленума ЦК КП Казахстана (март 1947 г.) нижестоящим партийным комитетам прямо предписывалось «шире развернуть большевистс­кую критику политических ошибок и националистических извраще­ний в освещении истории, в литературе и искусстве и обеспечить безусловное выполнение постановлений ЦК ВКП(б) по идеологи­ческим вопросам...»2

В то время, когда в Ленинграде и Москве фабриковались «Ленинградское дело», «дело врачей», в Казахстане было организовано «дело Бекмаханова».

Молодой, талантливый историк Ермухан Бекмаханов был членом интернационального коллектива ученых, работавших над подготов­кой «Истории Казахской ССР», в который входили видные советские историки А. П. Кучкин, А. М. Панкратова, Б. Д. Греков, Н. М. Дружинин и др. В июне 1943 г. книга вышла в свет. Одни рецензенты считали ее первой и удачной попыткой создания обобщающей истории Казахстана, другие приняли ее как «книгу антирусскую, в кото­рой идеализированы национальные восстания против России»3. Оцен­ка антиколониальных восстаний, данная в «Истории», вызвала в научной среде ожесточенные дискуссии.Научные взгляды Е.Бекма­ханова, высказанные им в монографии «Казахстан в 20-40-е гг. XIX в.» (1947 г.), были объявлены развитием концепции буржуазных нацио­налистов: политически вредными. В1950 г. в газете «Правда» в статье «За марксистско-ленинское освещение вопросов истории Казахста­на» книга Е. Бекмаханова была осуждена4.

Статья «Правды» явилась началом непосредственной политичес­кой расправы над Бекмахановым. 10 апреля 1951 г. ЦК партии Казах­стана принял постановление о статье в газете «Правда», в котором признал статью правильной и осудил «буржуазно-националистичес­кие взгляды Бекмаханова»5. В июне 1951 г. ЦК КП Казахстана вновь вернулся к статье в газете «Правда» и принял ряд дополнительных мероприятий по реализации постановления от 10 апреля 1951 г.

После ряда проработок, доктор исторических наук Е. Бекмаханов был уволен из Академии наук и в 1951—1952 гг. работал в одной из средних школ Чуйского района Джамбулской области, а 4 декабря 1952 г. был осужден судебной коллегией Верховного суда Казахской ССР на 25 лет. Только после смерти И. В. Сталина дело по обвинению Е. Бекмаханова было пересмотрено и прекращено за отсутствием состава преступления. Весной 1954 г. он вернулся в Казахстан.

«Дело Бекмаханова» было не единственным в 40-х—начале 50-х гг. Жертвами подобных несправедливых политических обвинений ста­ли видные ученые-обществоведы республики А. Жубанов, X. Жума-лиев, Б. Сулейменов, Е. Исмаилов, талантливый писатель Ю. Л. Домбровский. Необоснованно были обвинены в допущении полити­ческих и буржуазно-националистических ошибок А. Абишев, К. Аманжолов, К. Бекхожин, С. Бегалин и другие известные ученые и писатели. Президент АН Казахской ССР К. Сатпаев и выдающийся писатель и ученый М. Ауэзов, подвергшиеся гонениям, вынуждены были выехать из Казахстана в Москву. Ряд ученых-биологов, медиков и геологов, обвиненных в космополитизме, также были изгнаны из научных учреждений и кафедр ъузов республики.

Зревшее в послевоенные годы в обществе понимание необходи­мости перемен было умело подавлено административной системой с помощью рядамер идеологического и репрессивного характера. Но духовная атмосфера середины 40-х — начала 50-х гг. была лишь приглушена, но не сломлена.

Уже в первые годы после смерти Сталина (март 1953 г.) намети­лись две линии, два подхода к вопросу о характере возможных пере­мен. В 1953—1954 гг. развернулась дискуссия о характере противоре­чий в социалистическом обществе, роли личности и народных масс в истории, соотношении теории и практики, коллективности руко­водства и т. д.

Важной вехой на пути демократизации общественной жизни ста­ло пресечение преступной деятельности Л. П. Берии. Со смертью И. В. Сталина и устранением от власти Л. П. Берии завершилась одна из самых мрачных страниц жестокого режима, существовавшего в СССР6.

Процесс демократических преобразований в стране стал проте­кать более активно. Но кончина И. В. Сталина не означала демонтаж построенной им командно-административной системы. Тысячи осуж­денных по-прежнему сидели в лагерях, а многие политические деяте­ли, так же причастные к-нарушению прав человека, как и сам Сталин, продолжали занимать высокие правительственные посты.

Большое воздействие на общественную жизнь республики оказа­ло освоение целинных и залежных земель. В преддверии освоения целинных земель произошли кадровые изменения. На VII съезде Компартии Казахстана вместо Ж. Шаяхметова первым секретарем ЦК Компартии Казахстана был избран П. К. Пономаренко, секрета­рем — Л. И. Брежнев. Вопрос о смещении Ж. Шаяхметова был решен в Кремле, без консультаций с партийной организацией Казахстана, без совета с коммунистами.

В феврале 1956 г. в Москве прошел XX съезд КПСС, ключевым вопросом которого был вопрос о преодолении культа личности Сталина. Партия коммунистов, во главе с Первым секретарем ЦК КПСС Н. С. Хрущевым попыталась проанализировать причины воз­никновения, сущность и характер проявления культа личности И. В. Сталина и его последствия.

Отмечая мужество и смелость Н. С. Хрущева и его сподвижников, Нашедших в себе силы для борьбы с культом И. В. Сталина, неограни­ченной властью узкого круга лиц, следует подчеркнуть, что наметив­шийся слом авторитарной системы не был доведен до конца.

Выпустив тысячи невинно заключенных людей из лагерей, реаби­литировав некоторых видных деятелей партии, государственный и партийный аппарат вскоре свернул эти реформы. Многие невинно осужденные продолжали томиться в тюрьмах, не получила объектив­ной политической оценки деятельность Л. Троцкого, Л. Каменева, Г. Зиновьева, Н. Бухарина. Замалчивались или преподносились од­носторонне трагические страницы прошлого: история Октябрьской революции, истоки и характер гражданской войны, голод 30-х гг. и истребление крестьянства. Половинчатость шагов послесталинского руководства проявилась и в том, что, вернув на Родину чеченцев, ингушей, калмыков, балкарцев, она не восстановила в правах корейцев, немцев, крымских татар и турок-месхетинцев. Предпринятые попытки анализа причин экономического отставания страны были быстро пресечены.

ЦК КПСС и Советское правительство, проведя в 1954 г. и 1956 г. комплекс мер, направленных на устранение излишней централиза­ции и расширение прав союзных республик, целым рядом принятых актов свело на нет провозглашенный рост суверенитета. Выработка общей линии в области экономики, назначение и смещение кадров и многое другое оставалось в руках узкого круга лиц, республики оста­вались отчужденными от них.

Отчужденными от управления обществом оставались и сами тру­дящиеся. По-прежнему структура общества была построена по при­нципу сверху — вниз, при котором людям оставалось выполнять только те решения, которые вырабатывались в верхах. Энтузиазм, рожденный победой над фашистской Германией, стал у народа сме­няться усталостью. Всплески общественной активности наблюдались чаще всего в период выборов в Верховные Советы. Практически всю полноту власти в руки взяли партийный и хозяйственный аппа­рат. Тесно встроенными в командно-административную систему и лишенными прав, инициативы оказались профсоюзы и комсомол. Но народ не терял веры в будущее и надежды на лучшую жизнь.

Скоро стало подавляться и политическое инакомыслие. Людей, открыто указывавших на пороки общества, преследовали. Но пресе­кать инакомыслие прежними методами было невозможно, поэтому политические обвинения стали более скрытыми.

По-прежнему строго контролировала КПСС работу Советов, еди­нолично направляла работу хозяйственных, научных, учебных, ар­мейских, общественных учреждений и организаций.

Политический курс, открытый решениями 1964 г., рождался на базе не оправдавших себя в прошлом подходов к осуществлению реформ. На октябрьском 1964 г. Пленуме ЦК КПСС произошла смена руководства партии и страны. Группа деятелей высшего политичес­кого руководства СССР в глубокой тайне подготовила смещение Н. С. Хрущева.

Политика реформирования экономики в 1962—1969 гг. свидетель­ствовала, что к середине 60-х гг. наступил предел перемен. Проводи­мые мероприятия не предусматривали крупных радикальных преоб­разований, затрагивавших экономику. Возникавшие проблемы ре­шались путем субъективистских импровизаций, рассчитанных в ос­новном на эффект организационных перестроек. Непродуманные и часто сменявшие друг друга реорганизации нести серьезную угрозу нестабильности, снижения жизненного уровня и социальных гаран­тий. Положения не облегчила и идея коммунистической перспекти­вы.

Неудачные попытки реформирования экономики и ее милитари­зация, нерациональное размещение производительных сил, непроду­манные и частые реорганизации системы управления народным хо­зяйством отрицательно влияли наэкологическую ситуацию в респуб­лике. Тяжелая экологическая ситуация складывалась во всех про­мышленных городах Казахстана, особенно в Усть-Каменогорске, Чимкенте, Джамбуле, Алма-Ате. Очень тяжелые последствия имели испытания ядерного оружия в Казахстане. В соответствии с постанов­лением Совета Министров СССР в 1948 г. был сооружен ядерный полигон, расположенный на стыке трех областей: Семипалатинской, Павлодарской и Карагандинской.

Первое испытание ядерного заряда было проведено 29 августа 1949 г. Стоимость одного экспериментального устройства и его под­земное испытание, по мнению ученых, в среднем составляет 30 млн. руб. Несмотря на долголетнее молчание военных, а затем попытки объявить воздействие полигона на здоровье населения не внушаю­щим беспокойство, влияние полигона на окружающую природу, со­стояние здоровья людей было опасным.

По мнению ученых С. Балмуханова, И. Я. Часникова, В. К. Жадыкова, радиационному облучению за годы проведения ядерных взры­вов неоднократно подвергались и жители г. Семипалатинска, а также прилегающих районов Павлодарской, Карагандинской областей Ка­захстана и некоторых районов Алтайского края РСФСР8.

Поданным самого Министерства Обороны СССР, с 1949 г. по 1963 г. на полигоне было проведено 113 взрывов в атмосфере мощностью от нескольких тонн до 100 клт, начиная с 1964 г., проводились только подземные испытания. До 19 октября 1989 г. на Семипалатинском полигоне было проведено 343 испытания мощностью от нескольких тонн до 150 килотонн.

Врачам и фельдшерам запрещалось ставить истинный диагноз умершим от рака, лейкоза, других заболеваний, связанных с ионизи­рующей радиацией. Медицинские обследования в регионе были за­прещены Минздравом СССР, а полученные военными медиками результаты хранились в глубокой тайне и скрывали масштабы вреда, нанесенного деятельностью ядерного полигона. Только начиная с 1962 г. стали проводиться выборочные медицинские обследования состояния здоровья людей, подвергшихся воздействию радиации.

Такое отношение к людям привело к тому, что у населения, проживающего близ полигона, стали развиваться различные болез­ни. Симптомы лучевой болезни часто фиксировались у жителей Абайского района Семипалатинской области, Егиндыбулакского района Карагандинской области. Отдельные голоса встревоженных влиянием полигона на здоровье населения оставались гласом вопи­ющего в пустыне. Страна продолжала накапливать оружие. Тайно от населения, в 1969—1970 гг. было проведено три подземных ядерных взрыва и на территории Мангышлакской области9. Подземные ядер­ные взрывы производились в горных породах.

 Институт истории и этнологии им.Ч.Ч. Валиханова КН МОН РК, 2013

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь