«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Чеченцы, воспитанные казахской землей

1464 0
Чеченцы, воспитанные казахской землей
Казахская земля в разные времена стала домом для разных этносов: сюда ссылали декабристов в начале XIX века, в местных застенках НКВД мучили и убивали «изменников» в эпоху сталинских репрессий

Что касается периода Великой Отечественной войны, то в Казахстан не только эвакуировали, но и депортировали…

 

Во время эвакуации в период немецкого вторжения в Казахстан попало немало советских ученых и деятелей искусства. Их неплохо кормили, селили в роскошных апартаментах в курортных зонах советского Казахстана, а для нужд артистов эвакуированных театров перестраивали музыкальный театр в академический. С депортированными дела обстояли намного хуже.

Советская пропаганда утверждала, что депортация от 500 до 650 тысяч чеченцев и ингушей в Казахстан стала вынужденной мерой, вызванной осознанным и добровольным сотрудничеством этих народов с фашистскими властями. Сегодня эта версия оспаривается, выдвигаются и другие версии, а истинные мотивы советских руководителей являются предметом ожесточенных дискуссий. Так, специалисты по военной статистике считали, что в глазах советской политической элиты чеченцы не внушали доверия по причине неславянского происхождения и религиозных убеждений. Турецкие исследователи считали, что Сталин руководствовался политикой давления на Турцию, действия которой в ходе войны СССР воспринимала как «враждебный нейтралитет». По мнению исследователя Далхата Эдиева насильственная депортаций чеченцев и ингушей была вызвана скрытым противостоянием между армией и НКВД. Чекисты, по мнению Эдиева, использовали механизмы депортаций для поднятия своего рейтинга.

Тем не менее, 7 марта 1944 года Президиум Верховного Совета СССР издал указ, согласно которому Чечено-Ингушская АССР подлежала ликвидации, а жители республики стали спецпереселенцами. Незадолго до издания указа в Политбюро ЦК КПСС было высказано три мнения относительно депортации чеченских и ингушских этносов. Так, Молотов, Жданов, Вознесенский и Андреев выступали за незамедлительное переселение и упразднение республики. Сталин, Хрущев, Калинин, Берия, Каганович и Ворошилов, в свою очередь, тоже не противились депортации, однако считали, что ее реализация может подождать освобождения Чечено-Ингушской АССР от войск Вермахта.

 

Главные вдохновители депортации чеченцев и ингушей Берия (слева) и Сталин (справа)

 

Есть мнение, что к насильственным депортациям руководство СССР готовилось еще весной 1942 года. Дело в том, что горцы не употребляли в пищу свинины, которая была едва ли не единственным средством пропитания в Красной Армии того периода. Это делало невозможным их содержание в рядах советской армии, что в конце концов привело к приостановлению их мобилизации. В октябре-ноябре 1943 года в республику приезжал заместитель наркома НКВД Кобулов, который в записке на имя Берии 9 ноября 1943 года обращал внимание на разгул бандитизма в республике. В эти дни к приему спецпереселенцев готовились в Алтайском крае, Новосибирской и Омской областях.

Летом 1943 года в Грозный начали стягиваться войска Красной Армии. Это событие не добавляло спокойствия населению, особенно ввиду того, что фронт в тот период уходил глубже на запад. Войска, стянутые в Грозный, понимали, что у населения будет возможность оказать сопротивление, поэтому первым делом аресту подверглись антисоветские элементы, а позже к депортационным процессам примкнули местные партийные работники, а также партийный актив из Дагестана и Осетии.

29 января 1944 года нарком внутренних дел Лаврентий Берия утвердил «Инструкцию о порядке выселения чеченцев и ингушей», а через два дня, 31 января, Государственный комитет обороны СССР упразднил Чечено-Ингушскую АССР: ее территория была отдана Дагестанской АССР, Северо-Осетинской АССР, а оставшаяся часть стала Грозненской областью. В тот же день вышло постановление, согласно которому чеченский и ингушский народы «за пособничество фашистским захватчикам» будут депортированы в Казахскую и Киргизскую ССР.

Высшее руководство НКВД лично занималось этой операцией, которое получило название «Чечевица». Количество стянутых в Грозный войск приближалось к сотне тысяч солдат, включая 18 тысяч офицеров и 19 тысяч чекистов. Вместе с тем, в соседних республиках были проведены мобилизационные мероприятия, которые при необходимости могли дать еще сто тысяч человек.

21 февраля 1944 года Берия издал приказ по НКВД о депортации чечено-ингушского населения. 22 февраля он провел беседы с высшими партийными руководителями республики и высшими духовными лицами, в которых заявил о необходимости разъяснительных работ с населением, а 23 февраля в 02:00 по местному времени началась депортация и отправка эшелонов. Последний эшелон с переселяемыми (к слову, последними покинули родные края партийное руководство и религиозные лидеры) прибыл в Казахстан 9 марта 1944 года.

Всего в ходе депортации было задействовано 180 эшелонов с 493 269 переселенцами. В пути родилось 56 человек, а умерло 1272 человека. Советское руководство объясняло это преклонным возрастом переселяемых, а также высоким процентом хронически больных и физически слабых граждан.

 

Архивное фото депортации чеченцев и ингушей

 

В разгар войны депортации подверглись и военнослужащие, бывшие на тот момент в составе Красной Армии. Им было поручено выехать в Казахстан и поступить в распоряжение отделов спецпоселений НКВД Казахской ССР. Интересно, что ингушки и чеченки, вышедшие замуж за представителей других национальностей, депортации не подвергались. Однако представительницы других национальностей, вышедшие замуж за чеченцев и ингушей, подвергались преследованиям. Они имели право избежать депортаций только расторгнув брак, однако это не спасало их детей.

В целях экономии в дощатые вагоны, рассчитанные на 28-32 человека, помещали 45 человек. Но эти вагоны считались самыми малонаселенными: впоследствии, в спешке некоторые вагоны заполнялись до 150 человек на вагон, а это всего 18 кв. м.

Завотделом Северо-Осетинского обкома КПСС ингуш Х. Арапиев вспоминал:

 

«В переполненных до предела «телячьих вагонах», без света и воды, почти месяц следовали мы к неизвестному месту назначения… Пошёл гулять тиф. Лечения никакого, шла война… Во время коротких стоянок, на глухих безлюдных разъездах возле поезда в чёрном от паровозной копоти снегу хоронили умерших (уход от вагона дальше, чем на пять метров, грозил смертью на месте)»

 

Так получилось, что болезни среди спецпереселенцев вспыхнули с новой силой уже на новом месте. К 1 апрелю 1944 года 4800 чеченцев и ингушей болели тифом, малярией, туберкулезом и другими болезнями. К этому добавились и проблемы с пропитанием на весь путь следования. Согласно документам НКВД, спецпереселенцы должны были обеспечиваться продуктами питания из личных ресурсов.

После прибытия в Казахскую ССР спецпереселенцы были распределены по местным областям. Больше всего депортированных получила Карагандинская область (43 925 человек), а меньше всех – Западно-Казахстанская область (4 человека). Власть старалась хоть как-то облегчить жизнь переселенцам: выдавался мясо-молочный скот, продовольственное зерно, сырье для изготовления меховой одежды и детской обуви, леса для жилищного строительства. Однако помощи получали не все, т.к. дефицит жилой площади и продовольствия, эпидемия болезней и продолжающаяся война налагали свой отпечаток на адаптацию прибывших.

 

Семья Газиевых у тела умершей дочери

Чеченцы и ингуши провели в насильственном изгнании тринадцать лет. После смерти Сталина и расстрела Берии в 1953 году у депортированных народов появилась надежда на возвращение на родину. Они начали стихийно обращаться во властные структуры с просьбой вернуться домой и снять обвинения в пособничестве врагам, что вылилось в снятие ограничений по передвижению горцев. Несмотря на запрет на возвращение в Чечено-Ингушскую АССР (восстановлена указами Президиума Верховного Совета СССР от 9 января 1957 года), в 1957 году туда вернулись около 200 тысяч депортированных.

В числе депортированных в Казахстан было немало представителей чеченского и ингушского народностей, которые со временем заняли важное место в истории своих народов. Казахстан занимал особое место в воспоминаниях чеченских и ингушских певцов и композиторов. Так, известный народный артист ЧИАССР Ваха Татаев с начала приезда в Казахстан работал директором Джамбульского областного театра, с 1945 по 1948 гг. занимал должность заместителя Алма-Атинского театра для детей и юношества. Позже исполнял обязанности заместителя директора ГАТОБ им. Абая и заместителя директора филармонии им. Ж. Жабаева. Певица и музыкант Марьям Айдамирова (слева) свои годы депортации провела в Джамбуле. Поначалу она пела в одной из столовых города, на заработанные деньги купила гармонь и овладела ей. Вскоре ее мастерство привлекло Казахский оперный театр, что позволило ей одной из первых переселенцев получить возможность свободно передвигаться за пределы района без разрешения коменданта. Интересно, что она пела на многих языках, в т.ч. и на казахском языке. Знаменитый исполнитель фольклорных песен Валид Дагаев не только пел, но и свободно изъяснялся на казахском языке.

 

На одном из юбилеев прославленного музыканта в сторону В. Дагаева обратился аксакал: «Валид, өзіміздің «Он алты қыз» деген әнді айтып бере аласың ба?», на что Дагаев ответил: «Айтам, неге айтпаймын. Бірақ та былай келісейік, он алты қыздан бір қыз менікі болсын!» И шикарно спел: сперва «Қазақ бауырларға сәлем», потом – «Он алты қыз».

 

Среди писателей и поэтов ЧИАССР тоже немало тех, кто провел часть своей жизни в Казахстане. Это и классики чеченской литературы Айдамиров Абузар и Арби Мамакаев, и поэты Раиса Ахматова, Муса Гешаев, Шима Окуев, Ильман Юсупов и Умар Ярычев, и журналисты Адиз Кусаев, Эльбрус Минкаилов и Хамзат Саракаев, и писатели Шайхи Арсункаев, Муса Бексултанов, Эдуард Мамакаев.

Казахская земля стала домом для целой плеяды замечательных театральных деятелей чеченского и ингушского народов. Казахские зрители середины прошлого века помнят талантливых актрис Тамару Алиеву и Хавы Хакишевой. В депортации Гарун Батукаев поначалу работал шахтером в Лениногорске, а, разыскав артистов бывшего Чечено-Ингушского театра, в конце 1946 года поставил оперетту «Аршин мал алан», которая имела такой успех, что пришлось переигрывать ее на русском языке.

В Казахстан также были сосланы и ученые. Известный политический и общественный деятель Абдулхаким Саламов в момент начала депортации находился в лагерях, а после высвобождения переехал в Алма-Ату. Именно в Алма-Ате он начал выпуск первой после смерти Сталина чеченской газеты «Къинхьегаман байракх». Магомед Индербиев (справа), подполковник медицинской службы и будущий министр здравоохранения ЧИАССР, приехал в Казахстан после демобилизации чеченцев и ингушей.

В Казахстане родились известные военные и политические деятели: лидер за отделение Чечни от России Джохар Дудаев родился в Чимкенте, военный комиссар Чеченской Республики Ибрагим Сулейменов появился на свет в Кызыл-Ординской области, а первый Президент Республики Ичкерия Руслан Аушев – в Кокчетавской области.

Казахстан является родиной двух президентов Чеченской Республики Али Алханова и Ахмата Кадырова, военного и государственного деятеля непризнанной Чеченской Республики Ичкерия Аслана Масхадова, Председателя Временного Высшего совета ЧИАССР Ахмета Арсанова и многих других.

Чеченские и ингушские спортсмены оставили свой след и в истории отечественного спорта. Так, именно близость аэродрома к школе первой чеченской парашютистки Ляли Насухановой определила ее будущее. Она долго не могла попасть в летный отряд для девушек по причину своего статуса спецпереселенки, но после переезда из Джамбула в Алма-Ату она совершила свои первые 86 прыжков прежде, чем вернулась в Чечню. Советский баскетболист Увайс Ахтаев, к примеру, выступал за сборную Казахстана на I летней Спартакиаде народов СССР, на которых победил сборные Москвы, Ленинграда и Украины. На Олимпиаде 1952 года в Хельсинки участию Ахтаева помешало условие Берии, по которому Ахтаеву нужно было сменить имя и национальность. Чеченский самбист Супьян Зубайраев поначалу занимался гимнастикой, но после переезда в Алма-Ату заболел перитонитом, что поставило крест на его карьере гимнаста. В 1953 году тренер Василий Воронкин открыл первую секцию самбо в Алма-Ате, куда пришел Зубайраев. Уже через год он стал чемпионом Казахстана и был включен в сборную. Вместе с самбо, он выигрывал чемпионаты страны по вольной и классической борьбе, а также всерьез увлекался тяжелой атлетикой.

После смерти Сталина, ареста и последующего ареста Берии у горцев появилась надежда на возвращение на родину. Самые видные деятели чеченской диаспоры в Казахстане обивали пороги руководства страны, чтобы последние позволили вернуться. Процесс реабилитации затянулся на годы, но в конце концов 14 ноября 1956 года Президиум ЦК КПСС принял постановление о восстановлении национальной автономии депортированных народов. Это позволило всем переселенцам вернуться.

К 1961 году на родину вернулось порядка 361 тысячи чеченцев и 76 тысяч ингушей. Из общего числа вернувшихся только 73 тысячи смогли поселиться в собственных или вновь приобретенных домах.

 

 

Автор: Аян АДЕН

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English