Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

Бегство в «Империю зла». Кого приютил СССР?

1449
Бегство в «Империю зла». Кого приютил СССР? - e-history.kz
На заре XX века в Европе зародилась идея коммунизма. Через построение равноправного социума коммунисты стремились завоевать доверие рабочего класса

Свержение царского режима династии Романовых привело к созданию коммунистического общества по заветам Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Коммунистический строй противостоял европейскому капитализму, защищавшему права на частную собственность. Коммунистическая элита, стремительно поглощавшая своей утопической идеей все больше территорий материка, столкнулась с интересами западного мира, чьи руководители не разделяли их идей. Это противостояние началось еще во времена Первой мировой войны и революции в России, а кульминация этого противостояния пришлась на поствоенный период, во второй половине XX века.

Граждане СССР и других социалистических государств видели проблемы, порожденные социальным равенством и отсутствием частной собственности. Это зачастую подталкивало их к идее покинуть Родину, даже нелегальным путем. Режим решительно пресекал это попытки, не чураясь самых беспощадных методов времен сталинского террора.

Коммунистическая элита не прощала отклонений от заданного курса, а руководители страны старались использовать все агитационные и пропагандистские средства для «очернения» вражеской идеологии. Внешний облик «идеального» советского общества транслировали на Западе, улучшая имидж СССР в глазах рядовых граждан капиталистического мира. С Запада в СССР устремился поток политиков, военных, деятелей искусств, писателей. Среди них были, конечно же, штатные сотрудники спецслужб. С началом демократизации многие из них вернулись на Родину, но были и те, кто связал свою жизнь с СССР.

Политического убежища в стране коммунистического строя в разное время получили четыре председателя Коммунистической партии Австрии Иоганн Копрениг, Франц Коречонер, Зигрид Фюрнберг и Франц Хоннер.

 

Иоганн Коплениг (слева) познакомился с социал-демократами в 1909-1910 годах. Через три года он вступил в партию большевиков в Австрии. После Февральского восстания 1934 года СДП Австрии была запрещена, а ее члены в массовом порядке вошли в состав коммунистической партии. Массовость и неконтролируемость коммунистов пугало австрийское правительство и было принято решение о лишении австрийских коммунистов гражданства. Это вынудило Копленига перебраться в Москву. Интересно, что дочь Копленига Элизабет была переводчицей Солженицына и поддерживала связи с советскими диссидентами.

 

Франц Коричонер был одним из основателей Компартии Австрии, был членом ЦК, а затем переехал в Москву. В 1936 году, во время сталинских чисток, он был арестован и осужден на 8 лет, но в 1941 году был передан в руки нацистов. 3 июня 1941 года Ф. Коричонер попал в Освенцим, а 9 июня был убит.

Зигфрид Фюрнберг встретил Октябрьскую революцию еще юношей, однако именно тогда он посвятил свою жизнь революции. Этому поспособствовал закат Габсбургов и республиканское устройство Австрии, после которого молодой Зигфрид вступил в СДП, а в 1921 году – в КП Австрии. После революции 1934 года он вместе с однопартийцами был арестован, но сумел сбежать в Москву. Там, вместе с другими членами ЦКП Австрии, он сумел уговорить руководство СССР пересмотреть позиции относительно Австрийской республики. Если до войны Сталин рассматривал Австрию как часть Германии и оправдывал аннексию страны, то уже к концу 1941 года руководство СССР ставило вопрос о полной независимости Австрии.

Франц Хоннер, так же, как и З. Фюрнберг, был помещен в тюрьму после событий 1934 года, сумел сбежать и иммигрировать в СССР. Как гражданин СССР Ф. Хоннер воевал на гражданской войне в Испании, в Словении, а после возвращения в Австрию был статс-секретарем в правительстве Карла Реннера.

 

 

Никас Захариадис (справа) был генеральным секретарем Коммунистической партии Греции с 1934 по 1968 год. С 1936 по 1945 гг. Никас провел в греческих и немецких лагерях. В ходе гражданской войны в Греции 1946-1949 гг. Н. Захариадис потерпел поражение и бежал в Албанию и Румынию, в конце концов, осев в СССР. В феврале 1957 года Захариадиса исключили из партии и отправили в ссылку в Новгородскую область, где 1 августа 1973 года он повесился.

 

 

Луис Альберто Корвалан возглавлял Коммунистическую партию Чили с 1958 по 1989 год. Он вступил в партию в 1932 году, а после запрета партии в 1947 году был отправлен в концлагеря Питруфкена и Писагуа. Как только Аугусто Пиночет принял бразды правления Корвалан снова был арестован и несколько лет провел в тюрьме на острове Досон. В 1976 году Корвалана обменяли на известного советского диссидента Владимира Буковского и до 1980 года жил в Москве.

Кроме них красное знамя с серпом и молотом держали лидер КП Уругвая Родней Арисменди, КП ЮАР и борец против апартеида Мозес Мауане Котане, КП Португалии и учитель будущего президента Португалии Мариу Соареша Алвару Баррейриньяш Куньял, сторонник испанского коммунистического движения Долорес Гомес, болгарский политик Тодор Луканов, бразильский коммунист Луис Престес. В свое время политическими беженцами в СССР были руководитель Трудовой партии Южной Кореи и первый министр иностранных дел КНДР Пак Хон Ён, который был арестован и расстрелян по обвинению в шпионаже в пользу США, и основатель КП Ирана и участник азербайджанского национально-освободительного движения в Иране Сеид Джафар Пишевари, который был предан советским правительством и убит в автомобильной катастрофе.

После окончания Второй Мировой Войны в Греции началась гражданская война между коммунистами и войсками монархического режима. Первая сторона была поддержана СССР, Югославией, Болгарией и Албанией, а вторая – Великобританией и США. Это противостояние считалось первым витком к началу Холодной войны между США и Великобританией с одной стороны и СССР с другой. Поражение, которое понесли коммунисты в 1949 году, открыли двери в страну ряду греческих военных. Это офицеры Василис Венецанопулос, Теодорос Каллинос, Стефанос Папаяннис, Илиас Рунис, Антонис Врацанос и многие другие. Такие же последствия принесли итоги Испанской революции 1936-1939 годов. К слову, в этом противостоянии СССР поддерживала республиканцев, которые потерпели поражение от военно-националистической диктатуры генерала Франко. Это поражение также вылилось в большое количество политических беженцев у железного занавеса СССР.  К ним относятся испанский летчик-истребитель, капитан Висенте Бельтран Родриго, «Испанский Чапаев», командир Валентин Гонсалес Гонсалес, командир «Пятого полка» Энрике Листер Форхан, летчик-истребитель, майор Мануэль Ровира Ороско и многие другие.

Холодная война усилила роль агентурных сетей, а сами шпионы стали на вес золота. Коммунистическая элита хорошо платила перебежчикам, шпионам капиталистических стран. Часто имена этих шпионов становились известны разведывательным управлениям, что вынуждало западных агентов искать помощи в странах с коммунистическим строем. К таковым можно отнести чету Коэн. Моррис и Леонтина Коэн были членами Коммунистической партии США и познакомились на антифашистском митинге в 1939 году. Через год, в 1940 году, Леонтина была завербована разведкой СССР и три месяца добывала образцы урана в Канаде, после войны собирала информацию о секретной атомной лаборатории США в Лос-Аламосе и о Манхэттенском проекте. Вместе с мужем работали связными для советского разведчика Рудольфа Абеля, но из-за предательства Голеневского, завербованного ЦРУ, они были арестованы.  В августе 1969 года Коэнов обменяли на агента МI-5 Джералда Брука. В Москве Коэны всю оставшуюся жизнь посвятили подготовке советских разведчиков.

 

Моррис и Леонтина Коэн

 

Агент английской MI-5, ведущий телеканала «BBC» и один из членов «Кембриджской пятерки» Гай Берджесс в университетские годы состоял в закрытом клубе «Кембриджские апостолы», в котором особой популярностью пользовалась марксистская идеология. К этому моменту он уже был привлечен к сотрудничеству с советской разведкой. Его работа на коммунистов продолжалась до марта 1951 года, когда Ким Филби, еще один политический беженец, предупредил его, что в ближайшее время он и несколько других агентов будут раскрыты. В мае 1951 года Гай Берджесс покинул Великобританию и поселился в Куйбышеве. В 1956 году переехал в Москву, получил паспорт на имя Джима Андреевича Элиота и скончался от алкоголизма в 1963 году.

Джордж Блейк, еще один участник «Кембриджской пятерки», офицер MI-6, пришел на службу в агентуру сразу после окончания Второй Мировой войны. По заданию MI-6 был направлен в Корею, где жестокость обращения с мирным населением и военные действия заставили его усомниться в правильности своих принципов. Как только Корея распалась, Д. Блейк попал в трехлетний плен в КНДР. После предательства Голеневского, он был приговорен к 42 годам тюрьмы, однако сумел сбежать вместе с активистом ИРА и участниками движения против ядерного оружия. Его тайно перевезли через Ла-Манш паромом в Бельгию, а оттуда – в ГДР. Блейк жил в Москве на пенсию сотрудника КГБ и остался убежденным коммунистом.

Еще одним участником «Кембриджской пятерки» был Дональд Маклэйн, британский дипломат, член Коммунистической партии США с 1932 года и доктор исторический наук. Через два года после принятия в партию на Дональда вышел его студенческий приятель Ким Филби, который уже сотрудничал с советской разведкой. К тому момент Д. Маклэйн уже работал секретарем британского посольства в Париже, а после вербовки поставлял СССР информацию из посольства в Вашингтоне, комитета по ядерным исследованиям и документов американской атомной программы. Маклэйн был переправлен в СССР вместе с Берджессом и получил новое имя – Марк Петрович Фрезер.

 

В июле 1952 года Маклэйн начал работать преподавателем английского языка в местном пединституте. По этому поводу он говорил: «Русские люди должны знать английский язык, так как предстоящая мировая революция должна завершиться по-английски». 

 

Ким Филби был сыном британского колониального деятеля, советника короля Ибн-Сауда Джека Филби, более известного как шейх Абдулла. Филби, как и все члены «Кембриджской пятерки» сочувствовал социалистическому строю и видел угрозу в нарастающей популярности фашизма. Незадолго до вербовки советской разведкой он работал в составе венской организации МОПР и сотрудником газеты «Times». После вербовки выполнял задания СССР в Испании, поступил на службу в SIS и быстро стал заместителем начальника контрразведки, которая занималась деятельностью коммунистов в Великобритании. За годы войны К. Филби сдал СССР порядка тысячи страниц секретных документов, а с 1952 по 1955 год находится под пристальным вниманием своей разведки. В 1963 году Филби нелегально переправили из Бейрута в СССР, где он жил в Москве под фамилиями «Федоров» и «Мартинс». Его жена Р. Пухова говорила, что Филби сильно разочаровался советской действительностью, злоупотреблял алкоголем, страдал от депрессии и совершил, по меньшей мере, одну попытку суицида.

 

Берджесс, Маклэйн и Ким Филби

 

В отличии от предыдущих агентов Гленн Майкл Соутер, военный моряк, не брал денег с советской агентуры, а шпионил исключительно по идейным соображениям. Соутер любил советскую культуру, читал Маркса, восхвалял творчество Маяковского. Все это сформировало у Соутера видимость идеального мира, наиболее близко к которому подошел СССР со своей идеей преобладания коллективизма над индивидуализмом. В 1980 году Соутер обратился в посольство СССР в Италии с просьбой дать ему советское гражданство, при этом не просил статус политического беженца. Соутер служил на авианосце «Нимиц», на кораблях «Олбани» и «Пьюджет Саунд», через него проходили секретные документы и фотографии. Коммунисты загорелись идеей его вербовки. Соутер не брал деньги с советских спецслужб, чем вызывал подозрения у коммунистов. Между тем, свой отказ Соутер комментировал желанием не дать США возможности угрожать миру атомной войной. Соутер успешно проходил проверки на детекторе лжи, получал доступ к спискам целей на территории СССР в случае ядерной войны. Когда контрразведка стала понимать, что среди моряков завелся перебежчик, всплыла история жены Соутера, которая на новогодней вечеринке в пьяном виде утверждала, что ее муж – советский шпион. Соутера стали вызывать в ФБР, проводили допросы, но как только ФБР решило допросить Соутера на детекторе лжи, которое использует ФБР, а не ВМС, Соутер в спешном порядке покинул США и улетел в Рим, а оттуда – в СССР. В СССР Соутер занимался наукой, гулял по Москве, общался с другими политическими беженцами. Однако в 1989 году Соутер написал несколько предсмертных писем членам семьи, спустился в гараж, закрыл все двери и окна и завел двигатель.

 

В 1988 году Соутер, рассказывая о России, говорил: «Россия была для меня тем местом, где я жил в своих мечтах, - страной, очаровавшей меня, невзирая на то, что мне порой бывало трудно и одиноко».

 

Еще одним агентом СССР, который разочаровался жизнью в коммунистическом мире, была Кэтрин Харрис. Кэтрин вступила в партию в 1923 году, а работу на советскую разведку проводила в период с 1930 по 1940-е года. После нацистской оккупации Франции К. Харрис бежала в Москву, просилась на фронт, но работала в США и Мексике. После войны, в 1952 году, она была арестована МГБ Латвийской ССР и два года провела в тюремной психиатрической больнице.

Советской руководство также проявляла интерес к ученым самых разных отраслей. Роберт Бартини (на фото слева), потомок итальянских аристократов, уехал из Италии в СССР и стал там известным авиаконструктором. В СССР Р. Бартини стал также вдохновителем советской космической программы, а Сергей Королев называл Бартини своим учителем. Он прибыл в СССР в 1922 году, а в 1938 году был приговорен к 10 годам лишения свободы.

 

Эдвард Ли Говард был штатным сотрудником ЦРУ, однако не прошел тест на полиграфе, в котором попытался скрыть употребление наркотиков в прошлом. Недовольный увольнением Эдвард пристрастился к алкоголю и начал сотрудничество с коммунистами. Благодаря его информации, СССР раскрыло имена двойных агентов. После раскрытия Говард бежал в Хельсинки, а оттуда – в Москву. Говард умер в 2002 году из-за сломанной шеи после падения в своем доме.

 

 

О Бартини советский авиаконструктор А. Яковлев вспоминал: «Что это мы тут шумим? У нас же есть Бартини – вот и поручим проблему ему! Уж если он ее не решит, значит, она принципиально нерешаема…».

 

Американские инженеры-радиотехники Иосиф Берг и Альфред Сарант передавали советской разведке информацию об американских вооружениях, радарных установках, авиаприцелах, аналоговых компьютеров для управления огнем и многое другое. После ареста Розенбергов они бежали в Москву, где стали пионерами советской микроэлектроники. Американские ученые-биологи Арнольд и Лорен Локшин были уволены из лаборатории онкологических исследований больницы св. Иосифа в Хьюстоне. Спасаясь от преследования ФБР, они попросили убежища в СССР. В 1986 году СССР предоставило им жилище и работу, но побывать гражданами СССР Локшины не успели – в 1992 году Ельцин предоставил им гражданство РФ.

 

Семья Локшин

 

Родной брат убийцы Льва Троцкого Рамона Меркадера Луис Меркадер тоже был политическим беженцем в СССР. Он иммигрировал в СССР 1939 году и работал в области электросвязи, преподавал систему радиокоммуникаций в МЭИС. Однако в 1978 году Л. Меркадер пожелал вернуться в Испанию.

Коммунисты предоставили статус «политического эмигранта» деятелям искусства, в т.ч. писателям, поэтам, журналистам и художникам. К ним можно отнести ведущего представителя испанской литературной элиты 1920-х годов писателя Сесар Муньос Арконаду, австрийский поэт и полиглот Борис Брайнин, индонезийский художник и поэт Куслан Будиман, испанский художник и скульптор Альберто Санчес, индонезийский прозаик и драматург Утуй Татанг Сонтани и чилийский прозаик Валентин Волоски.

После прибытия в Москву С. Арконада нашел себя в журналистике – был редактором испанского издания журнала «Советская литература».

Борис Брайнин после поражения Венского восстания бежал в СССР, осел в г. Энгельс, где работал преподавателем поволжских немцев. Однако это продолжалось недолго, вскоре он был арестован НКВД и сослан в ИТЛ, где познакомился азербайджанским поэтом Самедом Вургуном. После Второй Мировой войны продолжил преподавательскую деятельность в Нижнем Тагиле и Томске, потом по протекции С. Маршака и Л. Гинзбурга переехал в Москву, где был литературным консультантом в «Neues Leben».

Коммунисты Куслан Будиман и Утуй Татанг Сонтани не могли позволить себе вернуться на Родину после обучения в Китае из-за того, что в их отсутствие там произошел антикоммунистический переворот. Это заставило их обосноваться в СССР, где они работали преподавателями индонезийского языка.

Альберто Санчес в СССР занимался оформлением спектаклей и постановок в театрах, а также декорациями к фильмам. Валентин Волоски занимал высокие посты в Коммунистической партии Чили, но после переворота покинул страну и прибыл в СССР, где принимал активное участие в заграничной жизни своей страны. В 1987 году он нелегально вернулся в Чили, а через два года был назначен генеральным секретарем КП Чили.

Автор:
Опросы
Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?