Главная Роль жайлау в системе кочевого скотоводства казахов

Роль жайлау в системе кочевого скотоводства казахов

28 Июля 2013
309
0

Дефиниция. Жайлау (летовка) – это место (местность) удобное для летнего содержания скота. Жайлау должны быть обеспечены в достаткетравостоем, водопоем, оптимальной (относительной) прохладой, аэрацией,отсутствием кровососущих насекомых; характерно отсутствие стационарныхпостроек; на жайлау активизируются всяческие социальные связи иотношения населения. Понятие жайлау представляет собой комплексземельной хозяйственной территории (пастбища, водные источники …), жилой территории (место расположения юртового аула), места временного(ночного и дневного, для дойки) расположения скота (загоны, привязи и т.п.),а, главное модель ролевого (хозяйственно-трудового, семейно-обрядового,социально-общественного) поведения членов микросоциума – кочевого аула,в первую очередь – традиционные технологические навыки ухода за скотом влетнее время/сезон.

Типология и локализация. В равнинной части Казахстана сезонные кочевые пути имели в целом меридиональную направленность (например, от зимовий на берегах Сырдарьи до летовок в районе рек Есиль/Ишим и Тобол), в горных районах – вертикально-высотный вектор (например, от балхашских берегов до альпийских лугов Джунгарского Алатау), в северных и северо-западных районах Казахстана (в связи с процессом оседания в XIX в.) –широтную направленнось (10–50 км) и в Кызылкумах и других пустынныхместностях (например, Устюрт) – радиальный вектор [1, с. 29; 2].

Главная задача кочевника казахстанских степей (от решения которойзависела жизнь и благополучие его семьи и близких) – сохранить иприумножить скот. Лето, самая благодатная пора в жизни кочевника, избавляяего от жестоких зимних морозов, буранов и гололеда, приносило новыепроблемы: истощение зимних пастбищ, установление периода высокой жары,иссушение почвы (лишь весной, на краткий срок, полупустынная поверхностьпокрывается зеленью, на такырах образуютсяћаћ/лужи), выгораниеэфемерной растительности, засолонение многих степных речушек (водакоторых, лишь весной, на 10–15 дней, во время паводка, становитсяпригодной для питья), полчища кровососущих насекомых (приводящих висступление животных).

Кочевник со своими стадами устремлялся в те места, где можно былонайти тучные пастбища, хороший водопой, прохладу и отсутствие(относительное) мошкары – т.е. на жайлау, летние пастбища. Такие жайлау,как правило, находились:

а) в лесостепной зоне Северного, Северо-Восточного, северной частиЦентрального Казахстана;

б) в поймах крупных рек – Жайыка/Урала, Иртыша;

в) в верховьях степных рек, начинающихся с орографических систем Общего Сырта, Подуральского плато, Южного Урала, Мугоджар, Торгайского столового плато, Казахского мелкосопочника (Кокшетауская возвышенность, низкие горы Улытау, Кызылтас, Нияз-Ерментау, Баянаульские, Кызылтау, Каркаралинские, Шынгыстау, Каншынгыс), Каратау;

г) в верхней части водоразделов степных рек и речушек;

д) в средних течениях горных рек, с достаточно широкими речными

долинами, – Рудного и Южного Алтая, Саура, Тарбагатая, Джунгарского Алатау, Иле/Заилийского Алатау, Терскей-Алатау, Кунгей-Алатау, хребта Џзынћара/Кетмень, Кыргызского Алатау, Таласского Алатау, Угамского хребта;

г) на альпийских лугах высоких горных хребтов (см. пункт «д»).

На территории Казахстана оформляются несколько хозяйственных зон, отличающихся направлением кочевания, природно-климатическими условиями.

1. Жетысу. Основные зимние кочевья располагались у южного берега Балхаша в камышовых зарослях и в полупустынных предгорьях Тянь-Шаня и северных отрогах Каратау. 

Летние кочевья находились в основном в горных и предгорных районах.

2. Среднее течение Сырдарьи. Зимние кочевья находились к югу от реки, в песках Кызылкум, а летние– севернее, в низовьях Таласа, урочище Мынбулак, у озера Шубар-тениз.

3. Нижнее течение Сырдарьи. Зимние кочевья находились в песках Кызылкум и по реке Жанадарья, а летние– в нижнем течении Ыргыза и Торгая, у озера Шалкар-тениз.

4. Северное Приаралье и Мангыстау. Основные зимние кочевья находились на Устюрте, восточном побережье Каспия и в песках Большие Барсуки в Приаралье. летние кочевья располагались в долине реки Жем (Эмба), в Мугоджарских горах и к северу от них.

5. Южное Приуралье и торгайская степь. Эта зона занимала междуречье Жайыка/Урал и Жем’а/Эмбы, степи между Елеком и Южным Уралом, верховья Ыргыза и Сары-Торгая, бассейны рек Жыланшык, Караторгай. Меридиональное направление кочевания не соблюдалось, летние и зимние кочевья находились недалеко друг от друга, и местоположение их зависело от местных условий. Зимние пастбища располагались в защищенных от ветра местах, в низинах, приречных тугаях и песках, а летние– на открытых, богатых водопоем пастбищах. 

6. Аналогичные условия кочевания были и в самой большой зоне – Сарыарке, Северном и Восточном Казахстане. Пастбищно-кочевая система, или система посезонного распределения пастбищных и водных источников, существует на территории Казахстана, как минимум три тысячи лет. «Оформившись еще в эпоху поздней бронзы, пастбищно-кочевая система просуществовала в ряде районов степной, 99 полупустынной и пустынной Евразии без каких-либо кардинальных изменений

вплоть до начала ХХ века. …Одной из основных особенностей хозяйства казахов XVIII– нач. XX в. и была пастбищно-кочевая система, или система посезонного распределения пастбищных и водных источников, с круглогодичным кочеванием в меридиональном направлении, с постоянными

районами летних и зимних пастбищ (замкнутый цикл кочевания), относительно стабильными маршрутами перекочевок» [3, с. 158]. К. А. Акишев подчеркивает, что «…опыт сезонного распределения пастбищ был накоплен до перехода к кочевому образу жизни еще племенами андроновской культуры», ибо возникновение кочевого скотоводства «невозможно без

сложившейся системы сезонного чередования пастбищ» [4, с. 13–14]. А. Д. Таиров, на основании целого ряда источников, в т.ч. привлекая и материалы по хозяйству казахов XVIII–нач. XX в., приводит следующую реконструкцию пастбищно-кочевой системы кочевников урало-казахстанских

степей [5, с. 160–162]. Зимние пастбища кочевников Западного Казахстана и Южного Приуралья могли находиться в низовьях Эмбы, на Мангышлаке, Устюрте, в низовьях Амударьи. На лето одна их часть, возможно, оставалась здесь, другая откочевывала на север, притоки Ори, Урала, Илека, Эмбы,

Сагыза, Темира, в район Мугоджарских гор. Отдельные группы, возможно, имели летние пастбища в предгорных и горных районах Приуральской Башкирии. Кочевники, зимовавшие в Кызылкумах, на средней и нижней Сырдарье, в Северном и Северо-Восточном Приаралье, в предгорьях Каратау, низовьях Чу и Сарысу, а также в Северо-Западном Прибалхашье, на лето, вероятно, уходили далеко на север. Их летние кочевья располагались по притокам верховьев Урала, Тобола, Иргиза, Торгая, Ишима, Сарысу, Нуры, в долине Иртыша, достигая на севере границ лесостепи (Южное Зауралье, Северный и Центральный Казахстан). Часть скотоводов, зимовавших в песках Мойынкум, в предгорьях Каратау, на лето также откочевывали в Центральный и Северный Казахстан,

часть поднималась в горы Каратау и Заилийский Алатау. В этих же горах, а также в Джунгарском Алатау и на северных отрогах Тянь-Шаня летовали скотоводы, проводившие зиму в песках Южного Прибалхашья, в долинах Таласа, Чу, Или [6, с. 14–16]. Таким образом, основным районом зимовок кочевников урало-казахстанских степей являлась полоса пустынь и предгорий, протянувшаяся

от Каспийского моря до озера Балхаш и Алаколь: Мангышлак, Устюрт, низовья Амударьи и Сырдарьи, Кызылкумы, Приаралье, низовья Сарысу, долины рек Талас, Чу, Или, предгорья Каратау, пески Мойынкум и Южного Прибалхашья (Таукум, Сарыесик-Атырау). Здесь в зимний период концент-

рировалась основная масса кочевого населения урало-казахстанских степей и полупустынь, кочевников и полукочевников Средней Азии. Причем зачастую у кочевых групп, летовавших в различных регионах Казахстана, зимние

пастбища располагались по соседству, как это было у казахов XVIII–XIX вв. Так, казахи Перовского уезда Сырдарьинской области имели летовки в верховьях Сарысу, горах Улытау и Кишитау, в верховьях Тобола и на Уе 100 Троицкой укрепленной линии (до постройки этой линии, казахи, по-видимому, уходили и за Уй), часть же – проводило все лето у своих зимовок, в своем уезде. Зимовки рода конырат были расположены на юго-западных склонах Каратау, а летовки – в горах Каратау и Атбасарском уезде Акмолинской области [7, с. 136–147]. Казахи одних и тех же аулов различных волостей Перовского и Казалинского уездов Сырдарьинской волости в конце XIX–нач. XX в. на лето делились на две-три части. Одна оставалась в пределах своих волостей и уездов, где кочевала в районе зимовок и одновременно занималась земледелием и сенокошением, т.е. вела полукочевой образ жизни, другая откочевывала в Атбасарский уезд Акмолинской волости, третья располагалась на летовки в Торгайском, Иргизском и Кустанайском уездах Торгайской области [8, с.192–197].

«Зимние пастбища Аулие-Атинского уезда Сыр-Дарьинской области находились в основном в долинах Чу, Таласа, в песках Мойынкум, на северных склонах Алатау и в отрогах Каратау. Большая часть летовок располагалась в пределах своего уезда по склонам Алатау и на Каратау. Лишь 25% общего

числа кочевников уходили за пределы Сыр-Дарьинской области на север, в Атбасарский, Акмолинский, Каркаралинский уезды, пересекая Бетпак-Далу, часть же крупных баев откочевывала в Наманганский уезд Ферганской области» [9, с. 77]. Кочевники ряда уездов Семиреченской и

Семипалатинской областей занимали в основном горные массивы Южного Алтая и их отроги, альпийские луга которых использовались в качестве летних пастбищ. В качестве же зимних пастбищ использовались пустынные равнины, пески и солончаки, камышовые заросли вокруг озера Балхаш, Алаколь, Зайсан. Полукочевниками были значительная часть кыпчаков, осевшая на местах

зимовок – в бассейне Сырдарьи, Сарысу, в предгорьях Каратау. А отдельные их группы занимались орошаемым земледелием в районах Улытау, Торгая, Ишима. Кочевые казахи-адаевцы в начале ХХ века делились «на четыре группы, которые кочуют: 1) с Мангышлака через Уил на Хобдо; 2) по Устюрту, т.е. южнее Эмбы; 3) по Мангышлаку; 4) на Бузачинском полуострове».

Помимо зимовок, встречи кочевников, занимающих различные регионы Казахстана, могли происходить и на местах летовок. Племена, зимующие на Устюрте, Мангышлаке, в низовьях Амударьи, лето проводили в предгорьях Урала, на западных склонах Мугоджар (верховья Эмбы и Ори). Отдельные же группы номадов, имевшие зимние пастбища в низовьях Сырдарьи, Кызылкумах и Среднем Приаралье, располагались на летовки на восточных склонах Мугоджар (притоки Иргиза), в Восточном Оренбуржье (на притоках Урала и Ори), доходя до верховьев Эмбы и Ори, т.е кочевали летом в непосредственном соседстве с номадами Западного Казахстана и Южного Приуралья.

По природным условиям урало-казахстанские степи делятся в настоящее время на три крупных, достаточно обособленных естественно-географических региона: Западный Казахстан и Южное Приуралье; Южное Зауралье, Северный, Центральный и Восточный Казахстан; Жетысу и Южный Казахстан..

Приведем конкретную локализацию жайлау казахов Оренбургского края, по состоянию на середину 1860-х гг., по данным М. И. Галкина: 

Западная часть области. Род табын летом кочевал по рекам Шынгырлау, Оленты, Шидерты, Калдыгайты, Булдырты, Кобда, Киыл, Ушкараган, Туманша, Ойыл/Уил, Анкаты и на урочищах Канколь, Тументам; кердерi – по рекам Анкаты, Шидерты, Барбастау и около озер Шалкарколь и Ортаколь; тама – по рекам Анкаты, Шидерты, Барбастау, Оленты; алшын – по рекам Кандыгайты, Булдырты, Жаксыбай, Киндыкты, Шымбет; байбаћты –по рекам Кандыгайты, Булдырты, Оленты, Шидерты, Шымбет, Кызылагаш и Анкаты; тана – по рекам Булдырты, Оленты и Анкаты; ћызылкџрт – по рекам

Жаксыбай, Жыланды и на озерах Кусколь; масћар – по реке Жаксыбай; ысыћ –по рекам Калдыгайты, Булдырты, на Жетыколь-Жаксыбай и Жарлы; шеркеш по рекам Кандыгайты и Булдырты; есентемiр – на вершине р. Ойыл по речкам Жаксыбай, Калдыгайты и Булдырты; берiш – проводят лето, начиная от устья р. Жайык/Урала и направляя свои кочевки вверх по Уралу, доходят до Колмыковской крепости, а отсюда с устья реки Жаксыбай до вершины оной по разным притокам, по направлению к Ойыл, Караколь и Карабау. Частью кочуют еще в окрестностях песков Атанат; таз – по речкам Сагыз, Ойыл и Жаксыбай; кете – по рекам Жем/Эмба, Сагыз, Ойыл и на вершинах р. Кобда; шDмiштi табын – при реках Жем и Сагыз, по Устюрту и в песках Сам; адай – по рекам Жем, Сагыл, в песках Сам на Устюрте, и в особенных случаях в песках Тайсойган.

Средняя часть области: шектi – по урочищам Большой и Малый Борсык, на урочище Кокарал, около Аральского моря, и на вершинах р. Жем; отделения рода шектi – шљрен, назар – по притокам Большая и Малая Кобда, по урочищам Бестамак и Есенбай; тDртћара – летом и зимою по реке Ыргыз; шDмекей – по рекам Сырдария, Куандария и Ыргыз и на урочищах Торгай и Каракум; табын – по рекам Елек, Большая, Средняя и Малая Кобда, Обалыборте и Курайлы; жаѕалбайлы – кочует по рекам Тогызак, Кызыл-шилик, Камысты, Таукара-Аят, Индер, Бугутау, Тасты, Бутак, Кумак, Тобол, Кызыл, Ебейты, Куагаш, Кум-ыстык, Карауй.

Восточная часть области: аргын – по верхним частям рек обоих Торгаев и при том вообще по всем тем речкам, озерам и местечкам, которые лежат между реками Торгай и Тобол, равно по всем таковым же, впадающим в реку Обаган с левой ее стороны; ћыпшаћ – по правую сторону реки Тобол, смежно с аргынами. Также по озерам, лежащим между реками Тобол, Шортанды, и Тогызак, равным образом между старою и новою линиями, затем по рекам Сырдария, Жыланшык и по Торгаям; керей – по рекам Тобол, Обаган, Тогызак, смежно с аргынами и кыпшак; жаппас – по рекам Сырдария, Торгай, Тобол, Айет и Тогызак и между старою и новою линиями; алтын – по рекам Сырдария и Большой Торгай, Тобол, Олькейек, Каракой-Мамыт и по озерам Оркаш, Шонке с окрестностями [10, с. 241–250].

Локализация жайлау по Я. П. Гавердовскому (первая пол.XIX в.):

Большая орда: племя дулат – главные кочевья их располагались к китайской границе в окрестностях города Кульджи и в Джунгарии, некоторые простирались к Кашгару и Коканду, имея летние свои кочевья около рек Талас, 102 Ангрен, Шыршык и в горах Актау и Шынгыс-шаган; племя сыргелы – кочевали летом от Туркестана вниз по течению реки Сырдария до перевоза Акмечеть,

где отделяется проток Куан от реки Сырдария, и к северу от сих мест около озера Алаколь; племя канлы – кочевья их близ верховий реки Сырдария и около гор близ Ташкента.

Средняя орда: племя найман – кочевья около китайской границы против крепостей Кужан-Кайнан и города Шыршык. По реке Иртышу, начиная отее истока из озера Зайсан, и в горах Тарбагатай; подразделения племени аргын –тортаул, караул, каракесек – кочевья летние при горах Ерейментау и по речкам Нура и Жидесу; род таракты – кочует летом в вершинах речки Есиль и по реке

Сарысу; кыпшак – – одно отделение кочует около рек Есиль, Обаган и в урочищах Жасын и Багар; керей – два отделения кочуют летом по рекам Уй и Тогызак; отделения карабалык, танабугы кочуют летом по рекам Тобол и Айет, и по источникам сей последней от вершины до самого устья; абак-керей – отделения кочуют летом по восточной стороне реки Обаган и по степи до реки Есиль; аржытым (часть племени аргынов) имеет 12 уделов, кочуют летом по рекам Торгай, Тобол и по впадающим в них источникам со степной стороны; шакшак, или верхние шекты (часть аргынов), состоят из 5 отделений, кочуют летом, начиная от города Троицка по степной стороне до берегов реки Тобол

и вверх по оной до устья реки Айет; баганалы-найман – одно отделение, кочевья летние – близ верховий Есиля;

Младшая орда: Отделившиеся от Младшей орды в сообщество к Средней разные уделы, заключающие до 6000 семей… Кочевья их разделены, они располагаются по реке Шу/Чу, в вершинах речки Есиль и около рек Сарысу и Сарыкенгир; алшын (часть союза байулы) – имеет два отделения,

кочевья летние – в песках Каракум; роды алтын, таздар (из союза байулы) и телеу (из союза жетыру) – кочевья свои располагают соединенно, летом – к северу от реки Торгай по речке Карасай; керейит (из союза жетыру) – 12 отделений, кочевье летние – в северной стороне песков Каракум, в урочище Бельтобе, и, перейдя Ыргыз, распространяются даже до горы Карашытау;

карасакал (из союза алимулы) – 4 отделения, кочевья летние – к северу реки Сырдария в песках Каракум, около урочищ Тагискен, Коныртобе, Коржын, Тобеколь, до самой речки Алдыкарасай;

Главные части отделения алимулы-шомекей: торткара ( из союза алимулы) – 12 отделений, кочевья летние – в песках Каракум около урочища Калмас, по реке Ыргыз, и по реке Улыыргыз до вершины оной; кишкене-шекты (из союза алимулы)– состоят из 6 уделов, кочуют летом – к северу от реки Сырдария, около Аральского моря, в песках Каракум, при урочищах Шыганак, при озерах Большой Борсык и распространяются даже до вершины реки Жем/Эмбы; алимулы-улькен, или биликшора-шекты (имеет 4 удела), аккете (из алимулы-шомекей, имеет 9 уделов), кочуют летом соединенно – к северу от реки Жем, по реке Темир и в вершинах рек Сагыз, Ойыл, Кобда и Елек; 

Главные отделения союза байулы: адай (12 уделов), шеркеш (8), берыш (7), тана (6), байбакты (8), алаш (7), сыклар (6), маскар (6), таздар (6), кызылкурт (5), есентемир (4), жаппас (2) – кочуют летом соединенно – по степи между 103 реками и р. Жем и при речках Калдыгайты, Булдырты, Жосалы, Анкаты, до реки Кобда и Елек; часть, отделившаяся от Средней орды рода абак содержит

8 отделений, кочевья летние и зимние по реке Ойыл в камышах [11, с. 405–421].

Алгоритм кочевания. Все четыре основных вида сезонных пастбищ: кыстау, коктеу, кузеу, жайлау – составляют нерасторжимые части единой пастбищно-кочевой системы. Успешное функционирование одной из этих частей единого «технологического процесса» повышало шансы на успешное проведение следующей за ней, и последующих. Задача скотовода-кочевника – сохранить и приумножить скот: зимой, диспесно-рассеянно расположившись на своих кыстау, пережить суровые

морозы; весной – используя первую, бурно растущую зелень и обилие влаги, дойти до летовок; летом – максимально обеспечить нагул скота на жайлау; осенью – покинув жайлау с поредевшей травой и из-за наступающих заморозков, необходимости до первого снега спуститься в долины – исполь-

зовать для скота степную и полупустынную растительность, обладающую максимально энергетической ценностью и витаминами, постепенно вновь приучая скот к закалке, к более низким температурам воздуха на открытых пространствах, в преддверии предстоящей зимы. (Ай ћамын бiр рет ойласаѓ, жыл ћамын он рет ойла/Если один раз подумал/решил как прожить месяц, то семь раз подумай как прожить год; Жаздыѓ ћамын ћыс ойла, бiр ойлама, љшойла/О лете зимой думай, да не раз, а трижды подумай; Ћыстыѓ ћамын жаз ойла, жаздыѓ ћамын ћыс ойла/О зиме летом думай, о лете – зимой; Жазына ћарай жайлауы, сазына ћарай байлауы/Каково лето – таково жайлау, каков

травостой – таков кумыс). Если зима была тяжелой, и скот страдал от бескормицы, джута, затем

весна была поздней, лето с засухой – то оптимальный ритм кочевок нарушался. Поредевший численно, от тяжелой зимы, скот, не восстановив сил на скудной поздней весенней траве, и на жайлау порой находил лишь чахлую растительность. В такие годы обострялись взаимоотношения между родами за право пользования летними пастбищами. Кочевники были вынуждены и летом часто менять скудные от засухи пастбища, и метались со своим скотом по степи. И, естественно, скот, не набравшийся за лето сил, не нагулявший жиру имел меньше шансов пережить предстоящую зиму.

© Институт истории и этнологии им.Ч.Ч. Валиханова КН МОН РК, 2013

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь