«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Спецобъект «Коммунарка»

740 0
Спецобъект «Коммунарка»
В первой половине ХХ века на территории СССР функционировало огромное количество расстрельных полигонов

Одним из самых известных полигонов подобного типа был спецобъект «Коммунарка», на котором смертная казнь приводилась в исполнение путем расстрела.

 

Согласно архивным источникам, в последние годы существования Российской империи на территории спецобъекта «Коммунарка» находилась усадьба с пристройками, которые часто строились населявшими пригород Москвы эстонцы, латвийцы и ингерманландцы.

Вместе с завершением Октябрьской революции и установлением советской власти хозяев усадьбы депортировали, а в начале 1930-х годов живописная местность в самом центре березовой рощи на реке Ордынка попала в руки чекистов. Сотрудники НКВД нарекли усадьбу «Коммунаркой», по аналогии с соседним подсобным хозяйством ОГПУ.

Сведения, предоставленные Центральным архивом ФСБ Российской Федерации, говорят, что с национализацией усадьбы на ее месте началось строительство личной дачи председателя ОГПУ Генриха Ягоды. У жителей близлежащих к «Коммунарке» районов сохранились воспоминания о строжайшей охране усадьбы: поговаривали, что вблизи нее запрещалось пасти скот и подходить к ограждениям. Племянница наркома НКВД СССР В. Знаменская, в свою очередь, утверждала, что «Коммунарка» не была частной собственностью Г. Ягоды и его семьи. По ее воспоминаниям усадьба была загородной резиденцией наркома, предназначенная для встреч с руководством.

Неподалеку от «Коммунарки» в то время вовсю работал Бутовский полигон, который не справлялся с потоком арестантов, приговоренных к расстрелу. Арест Генриха Ягоды 28 марта 1937 года позволил его преемнику, Николаю Ежову, использовать дачу бывшего наркома как расстрельный полигон. В рабочих записках Н. Ежова даже сохранился приказ наркома: «Дачу Ягоды чекистам».

Обустройство дачи Ягоды под нужды НКВД было завершено 2 сентября 1937 года. С этого дня «Коммунарка» стала носить название спецобъекта НКВД СССР, в стенах которого проводились массовые расстрелы высших руководителей государства.

Помимо граждан СССР тут покоятся останки лидеров Коминтерна Болгарии, Великобритании, Венгрии, Германии, Польши, Румынии, Турции, Финляндии и Франции, а также большая часть политической элиты Монголии, расстрелянная в июле 1941 года.

В расстрельный полигон спецобъекта «Коммунарка» привозили «лишенных доверия» высокопоставленных лиц со всего Советского Союза сразу после оглашения приговора Военное коллегии Верховного Суда СССР. Застенки «Коммунарки» - последнее, что видели организатор массовых казней в Крыму Бела Кун, члены Политбюро Николай Бухарин и Алексей Рыков, племянница Я. Свердлова и жена Г. Ягоды Ида Авербух, первые секретари семи союзных республик, больше двадцати руководителей обкомов, свыше двух сотен чекистов и т.д.

Также на спецобъекте «Коммунарка» был казнен заместитель председателя СНК РСФСР Турар Рыскулов. В мае 1937 года Турар Рыскулов с семьей прибыл в Кисловодск на небольшой отпуск, а 21-го мая в доме отдыха появились сотрудники НКВД. Т. Рыскулова арестовали и обвинили в «национализме» и «пантюркизме» Государственный деятель счел произошедшее недоразумением и настаивал на своей невиновности.

Через 8 месяцев тюрьмы приказ об его расстреле подписали первые лица СССР – Сталин, Ворошилов, Каганович и Молотов.

Его недолгая жизнь оборвалась 10 февраля 1938 года на расстрельном полигоне «Коммунарка».

На расстрельном полигоне 29 августа 1938 года был расстрелян председатель Совнаркома Казахской ССР Ураз Исаев.

Исаев занимал пост председателя Совнаркома Казахской ССР с 5 декабря 1936 года по 31 мая 1938 год. В мае 1938 года он был вызван в Москву, арестован сотрудниками ГУГБ НКВД СССР и в августе того же года был расстрелян.

О его смерти даже существовала легенда, о которой поведал И. Нурмагамбетулы в газете «Казахстанская правда» (12 февраля 2010 года):

 

 

 

«Сталин спросил Ежова: «А где Исаев? Что-то я его давно не вижу», на что Ежов ответил: «Разбился в автомобильной катастрофе», хотя лично подписывал приказ о его расстреле. Больше со стороны Сталина вопросов не последовало»

 

Еще одним видным деятелем казахской союзной республики был полпред СССР в Саудовской Аравии Назир Торекулов. Он находился на дипломатической работе в Мекке четыре года (1932-1936), а в середине 30-х годов СССР отказала Саудовской Аравии в товарном кредите, что вылилось в напряженные межгосударственные отношения. В начале 1936 года он был отозван в Москву, работал в Московском институте языка и письменности народов Востока и в ЦК ВКП(б). 15 июля 1937 года Н. Торекулов был арестован сотрудниками НКВД и был обвинен в контрреволюционной деятельности. 3 октября 1937 года Военная комиссия Верховного Суда огласила расстрельный вердикт, который был незамедлительно выполнен. Весть о гибели Н. Торекулова потрясла короля Саудовской Аравии настолько, что он отказался принимать от СССР других постпредов, что вылилось в конец дипломатической миссии СССР в Мекке.

По оценкам историков, на территории спецобъекта «Коммунарка» покоится прах до 11 400 человек, а по состоянию на 2010 года в мемориальные книги были внесены 4 527 кратких биографических справок и 2 187 фотографий расстрелянных с 2 сентября 1937 года по 16 октября 1941 год. 

Подобные расстрельные полигоны тщательно охранялись, а охранники лишь в редких случаях узнавали заключенных. В последующие годы специально для таких полигонов были разработаны должности кураторов, которые занимали доверенные лица в звании полковника. В их задачи входило обеспечение сохранности территорий.

Сейчас на территории «Коммунарки» находится мемориальное кладбище, однако вся территория отдана в ведение Московской патриархии, что также затрудняет ведение полноценных исследований мест захоронений.

Автор: Аян АДЕН

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English