«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Слово об отце Касым-Жомарта Токаева

6139 0
Слово об отце Касым-Жомарта Токаева
Ученый Б. Аяган написал рецензию на книгу «Әке туралы ой-толғау», о судьбе простой казахской семьи, прошедшей через огромные страдания в период сталинизма

В начале 2000-ых годов мне посчастливилось ознакомиться с книгой Касым-Жомарта Токаева, уже тогда одного из известных государственных деятелей. Мне, как профессиональному историку уже были знакомы его «Свет и тень», «Беласу», «Преодоление: (Дипломатические очерки)» и другие книги, в которых были раскрыты аспекты внешнеполитической деятельности нового независимого государства – Республики Казахстан. Мне в книгах импонировали прекрасное знание предмета, использование характерных деталей, документированность событий. Но, кроме этого, автор в совершенстве владел пером: специалисты сказали бы, что у него «огромный писательский талант».

Книги Касым-Жомарта Токаева о дипломатической работе в период становления независимости и проведении демаркационных работ стали учебником и настольной книгой для преподавателей и студентов. Тем более, тогда ощущалась острая нехватка учебной литературы по современной истории, юриспруденции, международным отношениям.

 

 

В тот же период мое внимание привлекла небольшая по объему, его книга «Слово об отце» «Әке туралы ой-толғау». Прочитав ее, я написал рецензию на эту книгу, так как она касалась судьбы простой казахской семьи, прошедшей через огромные страдания в период сталинизма.

Моя сегодняшняя статья продолжение тех страниц о судьбе семьи Кемела Токаева – отца Президента Республики Казахстан Касым-Жомарта Токаева.

Книга начинается с глубокого и емкого описания 30-х годов ХХ века. В результате жестокой и абсолютно непродуманной «политики коллективизации», инициированной партией большевиков, в степи начался ужасный голод.

«Оставшись без каких-либо средств к существованию, мой дед Тока, – пишет Касым-Жомарт Кемелевич, – принял решение покинуть родные места, чтобы избежать голодной смерти».

Собрав детей, на семейном совете было решено переехать в город Фрунзе (в наст. время – Бишкек), чтобы переждать тяжелые времена и попытаться спастись от голода, косившего местное население. К слову, в тот период во Фрунзе перекочевали многие казахи, родственники Абая Кунанбаева, Шакарима и другие. По некоторым данным в тот период в городе казахов было больше, чем киргиз, но многие из них вернулись на Родину в 50-е годы.

Во Фрунзе дед Тока со своей семьей поселился во времянке русской семьи. Но 1933 год для этой семьи оказался трагичным. Паралич разбил мать троих детей. В один из дней, подростки Касым и Кемел пошли в город, чтобы достать продукты. Но по дороге, бедно одетых детей забрала милиция, и несмотря на их объяснения, оформили в детский приемник. И так, еще при живых родителях, мальчики оказались в детском доме. (Я полагаю, что партийные комитеты и милиция проводили очередную кампанию по «очищению города» от приезжих и им нужно было отчитаться в верхах о своей работе).

В тот же день, парализованная мать не углядела за маленькой дочкой. Та, играя возле печки, упала прямо в огонь. Несчастной неподвижной женщине оставалось с ужасом смотреть как в огне погибает ее ребенок. Через несколько минут умерла она сама.

Глава семейства впал в отчаяние. Потеряв за очень короткий период, практически за один день жену, двоих сыновей и маленькую дочь, Тока покинул эти страшные места, и больше его никто не видел. «Он исчез бесследно», – пишет автор книги. Я же думаю, что с ним что-то случилось, мародеров и людей с нарушенной психикой, тогда в городах было в избытке. Не должен был Тока потеряться просто так.

Касым и Кемел, оказавшиеся не по своей воле в этом злополучном детском доме, только позже узнали о трагедии семьи. Они остались одни на белом свете. Через некоторое время детям удалось перевестись в интернат для детей-сирот при Чимкентском свинцовом заводе. Там они получили аттестат зрелости и закончили школу.

Касым, после окончания интерната и фельдшерского училища, был направлен в Свердловск на курсы подготовки молодых офицеров. Он часто писал письма младшему брату – Кемелу, трогательно заботясь о нем. В графе «происхождение», в аттестате данном в школе, указывалось, что Кемел Токаев из «бедняков», семейное положение – «круглый сирота». Аттестат свидетельствовал, что он успешно завершил учебу в интернате, по всем предметам проставлены оценки «хорошо» и «отлично».

«Отец, – пишет автор, – никогда не обольщался временем, в котором ему пришлось выживать. Он придерживался мнения, что общество, построенное по принципу классовой борьбы, изначально было «ненормальным», потому что усиленно насаждало тотальную ненависть и взаимную подозрительность».

 

Начиная с 1939 года, Касыма стали призывать на курсы младших офицеров. Судьба перед сиротами поставила жестокую дилемму, чтобы выжить, Касым должен был подчиниться законам того времени. И он был вынужден записаться в школу младших офицеров. Отъезд Касыма к месту службы стал мучительным. Кемел Токаев помнил всю жизнь отъезд старшего брата. Подавленный вынужденным расставанием, Касым сел в ожидавший грузовик, который его увозил в один из городов России. Братья как бы чувствовали, что видят друг друга в последний раз. В 1941 году он вступил в войну против фашистских захватчиков. Офицер Касым Болтаев (так в документах) погиб в бою 22 февраля 1942 года на Калининском фронте. (Как было принято у казахов, Касыма могли записать по более древним предкам, поэтому он и стал Болтаевым). Он был холост, казах, член ВКП(б) с 1942 года, родился в Каратальском районе Алматинской области. Касым, брат Кемела был похоронен в братской могиле, вблизи деревни Трубино Ржевского района Тверской области.

После начала войны, в 1942 году на фронт был призван и Кемел. Вскоре он стал командиром отделения 226-ой стрелковой дивизии. После ранения, он служил в 7-ом гвардейском танковом полку. В своей книге «Солдат ушел на войну», Кемел Токаев правдиво описал ужасы и страдания тех, кто воевал на фронте. Полк, в котором он служил, был многонациональным, в нем не было деления по разрезу глаз. На фронте же он овладел русским языком, на котором писал своим красивым почерком. 21 января 1945 года Кемел Токаев был ранен разрывной пулей в правую голень. Это произошло на территории Польши. Потерявшего сознание молодого солдата подобрали военные санитары. На основании приказа Наркомата обороны СССР от 1942 года №386 Кемел Токаев был признан «негодным к дальнейшему несению воинской службы».

Начались долгие лечения в эвакогоспиталях Белоруссии, Омска и в Алматы, в военном госпитале А.Сызганова. Из войны солдат вышел инвалидом II-ой группы, без собственного жилья, образования и работы.

Всю жизнь Кемел бережно хранил письма и фотографию брата Касыма. Отец много раз рассказывал Касым-Жомарту, как старший брат приходит к нему во сне, о чем-то говорит, что-то советует, будто пытаясь уберечь его от жизненных напастей.

«Иногда мне казалось, - пишет Касым-Жомарт Токаев, - что отец надеется на чудесное воскрешение старшего брата. В такие минуты он говорил: «Может быть, он потерялся в госпиталях после тяжелого ранения или контузии, ведь на войне всякое бывало».

Но Касым не объявлялся.

Вернувшись с войны, фронтовик Кемел Токаев долго искал работу, так как инвалидам устроиться на хорошую работу было очень тяжело. В 22 года он поступил на филологический факультет Казахского государственного университета им. С.М. Кирова. После окончания университета вчерашний фронтовик работал в популярных и авторитетных газетах: «Қазақстан пионері», «Жас Ұлан», «Лениншіл жас» (Жас Алаш), «Социалистік Қазақстан» (Егемен Қазақстан). Позже перешел работать в аппарат Президиума Верховного Совета Республики.

В 70-е годы Кемел Токаев выпустил ряд книг, посвященных деятельности работников милиции и работе органов контрразведки. Его книги – «Соңғы соққы» (Последний удар), «Солдат соғысқа кетті» (Солдат ушел на войну), «Көмескі із» (Таинственный след), «Таңбалы алтын» (Меченое золото), «Түнде атылған оқ» (Ночной выстрел) стали не только очень популярными в народе, но и своими романами и документальными исследованиями Кемел Токаев стал основателем детективного жанра в казахской литературе. При этом писатель занимался и поисками редких данных из архива, за что поплатился государственной службой.

 

 

В 1952 году Кемел Токаев связал свою судьбу с Турар Шабарбаевой – студенткой медицинского института. Они вместе воспитали 4-х детей. Своего первенца, чтобы не была забыта память о брате, будущего Президента Республики Казахстан, Кемел Токаев назвал двойным именем – Касым-Жомарт. Имя Жомарт означает «щедрая и широкая душа». Имя это было предложено матерью – Турар.

Воин, известный писатель и журналист Кемел Токаев умер в ноябре 1986 года. Мама Касым-Жомарта Кемелевича Токаева от продолжительной болезни скончалась 20 июля 2000 года.

Свою книгу Касым-Жомарт Токаев завершает словами:

«Бывая в Алматы, я непременно посещаю кладбище Кенсай – последнее пристанище моих родителей... Я подолгу вглядываюсь в небо, и мне кажется, что где-то там, далеко-далеко, нашли приют души моих дорогих родителей».

Написанная искренне, с огромной любовью книга очень трогает сердце. Поэтому я в свое время особо подчеркнул, оригинальность и значимость этого произведения.

Б.Аяган,

директор Института истории государства КН МОН РК, доктор исторических наук, профессор

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English