«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Жумабай Шаяхметов. Школьный учитель, чекист и первый секретарь ЦК

1454 0
Жумабай Шаяхметов. Школьный учитель, чекист и первый секретарь ЦК
22 июня 1946 года Жумабай Шаяхметов стал первым за долгое время этническим казахом, которому доверили руководство своей республикой.

Но путь, который преодолел Ж. Шаяхметов прежде чем стать во главе Казахстана, был далеко не из легких

Жумабай Шаяхметович Шаяхметов родился 30 августа 1902 года в небогатой семье крестьянского пастуха в ауле №2 Борисовской волости Омского уезда, став вторым ребенком в семье после старшего брата Айтыша. Семья Шаяхметова происходила из рода Атыгай племени Аргын, родословная которой брала начало от Токтамыса би, в течение тридцати лет служившего старшим султаном Кокшетауского внешнего округа.

Школьные годы молодой Жумабай провел в Ашикульской аульной школе, где обучался три года, с 1910 по 1913 года. После он окончил двухклассное Полтавское казахско-русское училище в 1917 году. С декабря 1919 года Ж. Шаяхметов работал в Ашикульской аульной школе учителем, а после закрытия школы, в 1921 году Жумабай Шаяхметов стал секретарем Текинского волостного исполнительного комитета, где нес службу до 1923 года.

В начале 20-х годов Жумабай Шаяхметов сменил деятельность и стал работать в органах милиции следователем уголовного розыска. Стоит ли говорить, что во времена становления власти Советов в республике был небывалый разгул бандитизма, а угоны скота и пьяный дебош стали обыденностью. Искоренение бандитизма стало первостепенной задачей молодого Шаяхметова, который к тому времени раскрывал преступления в главном политическом управлении Черлакского уездного отдела. К слову, следователем в ГПУ Черлакского уездного отдела Ж. Шаяхметов стал в 1923 году.

Во времена работы в милиции высокие чины часто стимулировали работников сыска. Обнаружение украденного скота, к примеру, вознаграждалось 5 рублями за каждую голову возвращенного скота. Эти премиальные выплаты однажды сыграли злую шутку с Жумабаем: как-то раз на эти деньги Ж. Шаяхметов купил новенькие галоши и устроил кутеж, который вылился в пьяную драку и выстрелы из табельного оружия в воздух. Непосредственные коллеги арестовали молодого Жумабая, а на утро Шаяхметов обнаружил, что галоши исчезли. Вернувшись домой, Шаяхметов дал слово супруге Майнур Чокабаевой, что больше пить не будет. К алкоголю Жумабай так и не притронулся, за что много позже Сталин во время кремлевских приемов распоряжался наливать Шаяхметову в графин исключительно виноградный сок.

В должности ответственного секретаря Петропавловского окружного комитета союза «Кошчи» Шаяхметов учил местное население новым методам делопроизводства. В это время в республике проходила кампания по «коренизации» советского аппарата. Она сводилась к приближению видных представителей коренного населения к руководству страной, однако зверские методы правления Филиппа Исаевича Голощекина обратили эту идею в крах. Ф. Голощекин отказался от идеи «коренизации» и обратился к политическому сыску, главным оружием которого являлись работники ОГПУ-НКВД.

В 1928 году Жумабай Шаяхметов вернулся на оперативную работу в органы НКВД, где провел в общей сложности около 10 лет. Несмотря на работу в главных органах сталинских репрессий, которые и без того погубили весь свет казахской интеллигенции, Шаяхметов старался смягчить наказания казахским деятелям. После вмешательства Шаяхметова, Сатпаеву, обвиненному в национализме, удалось избежать казни, оставив свой пост он перебрался в Москву. Позже Шаяхметов еще раз проявил инициативу, прекратив уголовное преследование Мухтара Ауэзова и Ермухана Бекмаханова.

В 1929 году Шаяхметова приняли в члены ВКП (б).

В сентябре 1932 года Шаяхметов вместе с семьей переехал в Москву, где планировал продолжить обучение в Институте востоковедения имени Нариманова при МГУ. Семья жила в поселке Новоалексеевский, в Подмосковье. Ж. Шаяхметову выдали отдельную комнату в общежитии. В марте 1933 года Жумабай Шаяхметов покинул престижный вуз и вернулся в Казахстан, заняв пост заместителя начальника областного управления НКВД Северо-Казахстанской области. Через два года, в мае-июне 1938 года, его назначили на должность замначальника Алма-Атинского областного управления Наркомата внутренних дел. Скворцов обратил внимание на молодого чекиста и буквально через месяц, в июле 1938 года, на II съезде партии Шаяхметова избрали третьим секретарем ЦК Казахстана.

 

 

После ареста Садыка Нурпеисова и обвинения в контрреволюционной террористической деятельности в ноябре 1939 года, Шаяхметова назначили вторым секретарем ЦК Казахстана. На этом посту Жумабай Шаяхметов возглавил Государственный комитет обороны по Казахской ССР, а позже, когда началась война, он стал уполномоченным ГКО по сбору металлолома, организовал военно-мобилизационную работу и размещал эвакуированных беженцев на территории Казахстана.

Сталин очень ценил Шаяхметова, частенько просил передавать алма-атинские яблоки в Москву. В музее Сталина в Гори на одном из стендов до сих пор висит записка Сталина дочери Светлане, написанная синим карандашом на листке в клеточку: «Светлана, не могу с тобой сегодня встретиться, передаю тебе алма-атинский апорт, любезно присланный Жумабаем Шаяхметовым».

Деятельность по размещению эвакуированных Шаяхметов проводил блестяще. Когда осенью 1941 года с Украины прибыл эшелон с детьми, Шаяхметов вышел к алма-атинцам с просьбой взять детей на содержание. Наутро детей в эшелоне уже не было, а сам Шаяхметов усыновил трехлетнего Владимира Малько.

Во время войны, в 1941 году, Ж. Шаяхметов предложил Канышу Сатпаеву переехать в столицу Казахстана и возглавить Институт геологических наук в местном филиале АН СССР. Горного инженера Динмухамеда Кунаева на работу заместителем председателя СНК по промышленности в Алма-Ату также пригласил Ж. Шаяхметов.

Кроме этого, Шаяхметов принял непосредственное участие в судьбе советского конструктора стрелкового оружия Михаила Калашникова, в довоенное время работавшего в депо Матай, в 420 км от Алма-Аты, куда и вернулся после ранения в 1942 году. НКВД арестовал Михаила Калашникова во время первых испытаний нового оружия и только вмешательство Шаяхметова помогло конструктору избежать ареста и продолжить испытания, но уже в Ижевске. 

 

«У папы был очень напряженный рабочий день, продолжительностью 13-15 часов. К 9 часам он уезжал на работу и возвращался домой к 6 часам вечера. После ужина он ложился спать, а в половине 11 ночи я его будила, и он снова ехал на работу - до трех-четырех часов ночи. А на следующий день снова на работу к 9 часам. И так в течение шести дней. Иногда к концу дня я приходила к нему на работу и видела на его столе пепельницу с горой окурков. Он за день выкуривал по 2 пачки папирос «Казбек», иногда он курил трубку (табак «Золотое руно»)». 

Из книги «Глазами дочери» Алмы Жумабаевны.

 

В 1944 году Жумабай Шаяхметов, заручившись поддержкой Сталина и движимый тревогой за будущее девушек с аулов, открыл в Алма-Ате Женский педагогический институт. В 1944 году при непосредственном участии Ж. Шаяхметова в Алма-Ате также открылись Алма-Атинская консерватория, Институт иностранных языков и химико-технологический институт в Чимкенте.

В 1946 году Геннадий Борков покинул пост первого секретаря ЦК. Его место занял Жумабай Шаяхметов, который руководил республикой с 22 июня 1946 года по 6 февраля 1954 год.

Незадолго до этого, 1 июня 1946 года, свою деятельность в стране начала Академия наук Казахской ССР. Жумабай Шаяхметов принимал самое непосредственное участие в ее открытии. Внук Ж. Шаяхметова Ринат так вспоминал о ее открытии:

 

Академию наук строили пленные японцы. Дед уделял ей большое внимание, постоянно бывал на стройке. Он вообще много времени уделял науке и искусству. Наша семья еще с тех самых пор дружила с семьями актера Калибека Куанышбаева, музыкантов братьев Абдуллиных, писателей Габита Мусрепова и Сабита Муканова, композитора Мукана Тулебаева… Еще запомнился такой эпизод: дед любил ходить на базар, по магазинам, «оторвавшись» от охраны. Так, в районе Пугасова моста находились магазинчики, он там покупал конфеты, которые назывались «Дунькина радость». С бумагой было туго, и продавщица однажды насыпала ему конфеты прямо в шляпу. Инцидент с продавщицей не прошел бесследно: на следующий день он вызвал министра торговли и поинтересовался, почему в магазинах нет оберточной бумаги.

 

29 августа 1949 года Жумабай Шаяхметов присутствовал при испытании первого экспериментального образца ядерного заряда на Семипалатинском полигоне.

С 12 июня 1950 года по 14 марта 1954 год Ж. Шаяхметова председательствовал в Совете Национальностей Верховного Совета СССР. В этот период Советом министров СССР (в частности - Булганиным) всерьез рассматривался вопрос о кандидатуре Ж. Шаяхметова на пост министра союзного значения. Эти разговоры были резко встречены Сталиным, который заявил: «Пока не будет ему замены, Казахстан без Шаяхметова не оставлю».

 

XIX съезд Компартии. На трибуне - И.В. Сталин. Первый секретарь ЦК Казахстана Ж. Шаяхметов - в первом ряду, второй справа. Москва, 1952 год.

 

Пытаясь решить проблему послевоенного голода, Никита Хрущев выступил с инициативой освоения целины, однако масштабы, предлагаемые Хрущевым, воспринимались руководством ЦК Казахстана в штыки. После смерти Сталина, первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев снова предпринял попытки превратить территорию Казахстана в поле для пашки. Жумабай Шаяхметов и в этот раз не согласился с решением Москвы.

Как итог, на Февральском пленуме ЦК КПК 1954 года Ж. Шаяхметов был снят с должности с формулировкой «за недостатки в руководстве промышленностью, сельским хозяйством, идеологической и организационно-партийной работой». Шаяхметов на это заявил, что «целину надо осваивать постепенно, создавая для этого необходимые условия и возможности, иначе мы можем потерять свои земли». Впоследствии Н. Хрущев в своих воспоминаниях писал:

 

«Шаяхметов понимал, что если увеличить площади под зерно, то обрабатывать их казахи сами не смогут… придется звать на помощь добровольцев, желающих поехать на освоение целинных земель. А он этого вовсе не хотел, ибо тогда ещё сильнее снизится удельный вес коренного населения в Казахстане»

 

После снятия с должности руководителя ЦК, с февраля 1954 года по май 1955 год Шаяхметов возглавлял Южно-Казахстанский обком. По воспоминаниям писателя Сабита Муканова, семья Шаяхметовых покинула свой дом в Алма-Ате с двумя чемоданами, а его жена Майнура пришла к супруге Муканова Мариям с предложением купить два золотых колечка и серебряный браслет, объяснив, что все казенное добро партия вернула себе.

Здоровье Жумабая Шаяхметова заметно ухудшилось, развилась опухоль мозга, из-за чего ему пришлось выйти на пенсию.  

В 1957 году Жумабай Шаяхметов был помещен в больницу при Институте нейрохирургии им. Бурденко в Москве, где ему удалили опухоль. После операции Ж. Шаяхметов остался жить в общежитии постпредства Казахстана в Москве, а чуть позже ему дали однокомнатную квартиру. Там Шаяхметов жил вместе со своей супругой и младшим сыном Таргыном. В Москве его часто посещал Динмухамед Кунаев и Жумабек Ташенов. Жумабай Шаяхметов умер в возрасте 64 лет 17 октября 1966 года.

 

Ж. Шаяхметов с супругой в Москве

 

По мнению историка К. Мухаметкалиева, Ж. Шаяхметов принял большое участие в политической судьбе Динмухамеда Кунаева, Жакыпбека Жангозина, Жумабека Ташенова и других видных деятелей Казахстана.

 

«Он умел сплачивать людей. Любил делать это не только на собраниях и заседаниях, а даже в выходные: собирал весь аппарат и всех руководящих работников, ставил их на лыжи – и в горы! Кто не умел кататься, отчитывал: «Бейсембай, поменьше бешбармака надо кушать!». Любил ездить в дом отдыха ЦК. Играл там в волейбол. В его команде оказывались старшие сыновья Равиль и Ноэль, иногда писатели, кто-то из министров».

Из воспоминаний Касыма Мухаметкалиева

 

 

Автор: Аян АДЕН

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English