«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. A. Назарбаев

Ш. Байдильдин: «Я дал название 500 орнаментам»

939
Ш. Байдильдин: «Я дал название 500 орнаментам» - e-history.kz
История орнаментов корнями уходят глубоко в прошлое. Доказательством тому могут служить орнаменты на Золотом Человеке

– Шоптыбай ага, добро пожаловать! Люди знакомые с вами близко, знают, что вы оюшы – специалист по орнаменту. Орнамент – это одна из национальных особенностей казахов. Сколько по вашим подсчетам существует у нашего народа орнаментов?

– Согласно исследованиям ученых, существует около двух ста тридцати видов орнамента.  Национальный орнамент исследовали Басенов, Толембаев, Алибеков и другие. Позже, Маргарита Онербекова, являющаяся невесткой семьи Толембаевых, выпустила в 2004 году книгу «Орнаменты казахского народа». В ней приводится 230 наименований орнамента. Все названия орнаментов начинаются на «Ботатірсек», «Ботамойын», «Қарғатұяқ», названия эти идут с давних веков, они не соответствуют сегодняшнему времени. И я не могу сказать, что они в точности передавали названия орнаментов.   

– Мы говорим, что в придумывании имен, названий нет более умелого народа, чем казахи. Как быть в этом случае?

- История орнаментов корнями уходят глубоко в прошлое. Доказательством тому могут служить орнаменты на Золотом Человеке, найденном на казахской земле. Существует мнение, что у нас, казахов, когда не было письменности, были орнаменты, знаки, символы. Тамга рода – это его письменность. Например, молодой парень из рода найман влюбился в девушку – он изготавливает для нее кольцо. Это непростое кольцо, в нем нарисована тамга рода найман. А девушка дарит в ответ кружевной платок, где на краю будет вышита тамга кереев – тамга ее рода. Когда у наших предков не было письменности – были знаки, орнаменты. С помощью орнаментов казахи выражали свои мысли.

– Сейчас часто можно услышать, что орнамент стал терять свой престиж. Почему?

– У казахов богатая культура и традиции, в частности, я бы назвал самым удивительным среди них – орнамент. Орнамент – самая нежная, милая и красивая культурная особенность.  У казахов, орнамент встречается везде, начиная с колыбели ребенка, до гроба усопшего. И потом, казахская юрта – это же кочевой музей.  Юрта полностью украшена орнаментами, кроме тундика, потому что оттуда выходит дым. Орнаментом украшается верхняя часть и середина уыка. Входную дверь казахи называют – сыкырлауык – скрипучая дверь. Верхняя часть сыкырлауыка, наличники и косяки украшали резные орнаменты. Верхняя часть двери не закрывалась, оттуда внутрь поступал воздух и выходил через тундик – происходила своеобразная циркуляция воздуха. В прошлогоднем ЭКСПО, стоял круглый шар «Мәңгілік Ел», но посетители не смотрели под ноги. А там были надписи на трех языках: казахском, русском и английском – Тургайский квадрат, Тургайская свастика, Уштогайский квадрат, линия Кызылоба, Шиелинский прямоугольник. Они достояние Тургая, тайны их еще не раскрыты.   Об этом я написал в газете.  Орнамент делится на две группы: орнамент и узор.

– Чем отличается узор от орнамента?

– Орнамент всегда симметричен. И толщина, и ширина, и углы должны быть одинаковыми. А узор не повинуется такой симметрии. Он хаотичен, словно морская волна, один элемент может быть выше, другой ниже. В основном узор вышивают на настенной кошме (гобелен). Вышивается на платках, полотенце, одеялах и т.д.

– А кто такой оюшы (орнаменталист)? Как он вырезает орнамент?

- Мы до сих пор неправильно пишем слово «оюшы». Правильно не «оюшы», а «ой-у-шы». Все орнаменты взяты из нашего быта, повседневной жизни. Предок казахских орнаментов – қошқармүйіз (бараний рог). Все орнаменты исходят от кошкармуйиз. Он присутствует в любом элементе.  

– В начале разговора вы сказали, что многие древние названия орнаментов трудно произносимы. Что можно с этим сделать? Придумать новое название, новый термин для орнамента?

– Некоторые его неправильно поймут. Есть такое слово – «Иттабан». Нынешнее поколение не понимает его значения. Поэтому, я в своей второй книге «Ою ой айтқан елміз» дал название 500 орнаментам. Великий ученый, выходец из нашего края Койшыгара ага сказал мне: «Карагым, ты не воспринимай близко к сердцу, жизнь сегодня есть, а завтра ее нет. Если завтра тебя не станет, то кто-то может присвоить себе такую огромную работу. Поэтому, хорошо ли, плохо ли, дай этому труду название. Может кто-то примет, а кто-то не примет».

Я долго думал, в итоге поделил их на группы: орнаменты для кольца, орнаменты для перстня, орнаменты для ремня, исходя из этого, я придумывал названия. А примет их народ, или нет, потом увидим.  Среди них есть орнаменты, названные девичьими именами – Маржан, Акбота.

Вчера я побывал в военном музее. Ко мне подошла молодая женщина и купила мою последнюю книгу. Она спросила: «Вы ученый-исследователь, который издает такие книги?». Я сказал, что я не ученый, не исследователь. Я казах, который собственноручно изготавливает орнаменты, продолжает великие традиции.  Если скажу, что я автор более 2000 орнаментов, кто будет против?

– Вы создали орнаменты отдельно от уже имевшихся казахских орнаментов?

– Отдельно.

– Получается, у вас – авторские орнаменты?

– Конечно. Я никогда не повторяю чужую идею. Выходит орнамент Сапара Толембаева. Или Абдыкарима Нурпеисова в Алматы. Оба 1938-1939 годов рождения, есть они в живых или нет – этого я не знаю, вижу их книги, но книг их я не открываю. Если потом какой-нибудь элемент окажется похожим на их рисунки, они могут начать судиться. Когда я сдал свою первую книгу в издательство «Өнер» в Алматы, со мной связалась заместитель директора издательства Карлыгаш и сказала: «Ойбай, ага, Маргарита Омирбекова апай говорит: «Откуда взялся этот Байдильдин, он, наверное, украл мои мысли. Я с ним встречусь». Я сказал: «Хорошо, пусть приходит, пригласим. Я тоже мечтаю о встрече. Пусть создадут комиссию из специалистов, если она что-то обнаружит, пусть докажет. Пусть нам двоим дадут любые темы, и мы будем вырезать орнаменты. Там же и решится, кто из нас – оюшы, а кто – обманщик». Я ждал, что она придет, но Маргарита не пришла. Я не черчу орнамент на бумаге, а сразу же вырезаю его.

– Какая нужна способность для вырезания орнамента?

– Орнаментщику нужна мысль. Я 40 лет обдумывал эту мысль, а  Кейки обдумывал ее 50 лет. Но, написал за последние 10 лет. Супруга обижается: «Не писал при советской власти, когда платили, а пишешь сейчас, когда не платят». В то время гонорары были огромные. Я бы стал уже авторитетным автором.

Что нужно для орнамента? Во-первых, нужно усердие, терпение и мастерство. Свою концепцию об орнаменте я написал и передал для энциклопедии. Орнаменты и узоры – это красота, художественность, чистота, истина. Душа у орнаментщика должна быть чистой, мягкой, нежной. Если, человек жестокий, злонамеренный, то вряд ли он сможет стать орнаментщиком. Потому что, красота должна исходить из сердца. Орнамент дает человеку какую-то особую теплоту. Если я устраиваю выставку, то человек, который заходит сразу говорит «ох!». Не бывает человека, который не удивился бы. Я часто замечаю, что смотреть на орнамент равнодушно – просто невозможно.

– А что мешает его использованию в повседневной жизни?

– Однажды я организовал выставку в Костанае. Как известно, там проживает много русских, и наши казахи не признают наши орнаменты, говоря «зачем это нужно?!», или спрашивают у меня «что это такое?». А приходят русские бабушки и говорят «ой, какая красота!», «молодец, ты подарил такое счастье!», обнимут тебя, похвалят. И я радуюсь этому как ребенок. А свои же казахи осрамят тебя. По делам издания книги я пошел в здание бывшего Министерства культуры, что на улице Иманова. В небольшом кабинете сидели 5-6 мужчин и один человек постарше. Я показал ему свои альбомы, думая, что взрослый человек, наверное, понимает толк. Он и так посмотрел, и сяк посмотрел, и как ляпнет: «Насколько в них есть необходимость?». Будто нож вонзили в сердце. Я помолчал некоторое время, приходя в себя от его слов, потом как завелся: «Ей, глупец, кто тебя сюда посадил? Если не имеешь никакого понятия, то чего ты здесь сидишь? Кто тебя сюда посадил? Что ты говоришь, будь ты неладен?». Те парни еле как успокоили меня. Потом пнул дверь и вышел. Затем пошел в Парламент. С покойным Оралом Мухамеджановым мы когда-то учились вместе в алматинской партийной школе. Благодаря ему, моя книга была быстро опубликована.  

– Когда мы достигнем того, что казаха будем узнавать через орнамент, а орнамент через казаха? Смогли ли мы показать иностранцам наше национальное наследие?

– Каждый орнамент имеет свое место. Сейчас его не только в Казахстане, но и в Америке стали выпускать. Оттуда мне звонил человек, который занимается орнаментом. Я проконсультировал его, и посоветовал, чтобы орнамент не был растоптан под ногами.  Они спрашивают про орнамент, думают, что я исследователь. Когда я говорю, что я автор, многие задумываются.  Я говорю «Берите, пользуйтесь во благо, только используйте правильно», и говорю, чтобы не забывали про меня. По орнаментам я в первый раз в жизни выиграл 350 тысяч тенге в клубе меценатов Костанайской области. Когда издал первую книгу о Кейки, выиграл 1 миллион тенге. Казахские орнаменты широко используются. Я несколько раз писал об этом на республиканском уровне, но никто не шевелится. И в Министерство писал, и в Аппарат Президента писал, даже писал самому Президенту. Говорил, что иностранцы, которые приедут в страну в рамках международной выставки ЭКСПО захотят узнать в первую очередь о нашей культуре, об искусстве.

Звонили ответственные специалисты из акимата города Астаны, спросили: «Можно ли использовать ваши орнаменты на 30-метровой стеле, которая будет установлена на территории ЭКСПО?». Я обрадовался, поделился этим со всеми знакомыми, родственниками. Спустя месяц я позвонил им, молодой человек, ответивший на звонок, сказал: «Я не знаю, говорите об этом с Аманшаевым». А заместитель акима Аманшаев: «Мы хотели установить там орнаменты, но два академика были против: «Зачем там нужен орнамент? Это не современно. Лучше сделайте стелу 25-гранной и назовите «Независимость».

Нас повезли загород, в Этноаул. Не были созданы соответствующие условия, пожилые люди там ходили кое-как. Я и до этого говорил, что у главных ворот ЭКСПО, нужно сделать километровую дорогу, по обе стороны которой нужно открыть павильоны казахского национального искусства.  Можно сказать, что на выставку не приехали иностранцы. Видел 3-4 человека из Японии, казаха из Китая. Это разве выставка?  Вот такое вот положение у орнамента. Орнамент можно использовать везде, как было бы красиво, если бы использовали орнамент в украшении улиц, во дворцах торжеств, в мечетях и медресе?! Несколько раз был в мечети Хазрет-Султана. Да, там есть орнаменты, но они не похожи на казахские. Наши орнаменты не берутся из вымысла и грез, они берутся из самой природы. Кошкар муйиз (бараньи рога), два лебедя, стоящие рядом в виде сердца. Рисунок конской головы, трава на природе, разные цветы, все это – орнамент.  Во-первых, нужен острый глаз, чтобы его увидеть. Человек должен быть знаком с орнаментом. Во-вторых, нужно срочно вводить его в производство. Только так мы сможем сохранить орнамент.

– Спасибо за увлекательную беседу!

Опросы
В какой сфере Казахстан добился значительных результатов за 30 лет независимости?