«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. A. Назарбаев

Сакральные места в творчестве Тараса Шевченко: Ханга-Баба

738
Сакральные места в творчестве Тараса Шевченко: Ханга-Баба  - e-history.kz
Портал Qazaqstan Tarihy продолжает серию публикаций исследователя Д. Черниенко, посвященную историческим обстоятельствам появления и современному состоянию сакральных мест Казахстана

Находясь на службе в Новопетровском укреплении на полуострове Мангышлак, Шевченко с 28 мая по 7 сентября 1851 года принимал участие в геолого-разведывательной экспедиции в горах Каратау, Южном и Северном Актау в качестве художника для зарисовок местностей и «вспомогательных работ». За три с половиной месяца экспедиция прошла почти 400 километров.

 

 

Ханга-Баба. Акварель

В разных местах делались длительные остановки, брались пробы каменного и бурого угля. Главное научное значение Каратауской экспедиции заключалось в том, что было доказано наличие на Мангышлаке разнообразных полезных ископаемых. В свободное время, на привалах Шевченко много рисовал, осматривал окрестности, знакомился с жизнью местного населения. Подобный опыт он уже имел во время знаменитого похода на Аральское море в 1848–1849 годах.

Уже на второй день пути, 29 мая, экспедиция остановилась в урочище Ханга-Баба (Канга-Баба, т.е. «Старый Канга»), примерно в 30 км на юго-восток от Форт-Шевченко (ныне – Тупкараганский район Мангистауской области), на древней караванной дороге из Хорезма на Каспий. По преданиям, название местности связано с именем жившего и похороненного тут (время не установлено) человека. Скорее всего, он происходил из племени канглы, населявшем в средние века территорию от Арала до Каспия. Канга почитался как святой, поскольку ухаживал за оазисом, был мудрецом и учителем. В древности на этом месте существовал и город Канга – самая западная крепость Хорезма и транзитный центр торговли на Великом Шелковом пути. Множество захоронений в округе свидетельствует о большом количестве живших людей. Не удивительно, что местные пейзажи захватили Тараса Шевченко, обращавшего внимание не только на интересные природные явления, но и искренне увлекавшегося историческими древностями.

 

Некрополь Ханга-Баба и меловая гора

 

Ханга Баба представляла собой небольшую горную долину, где в ущельях рос карагач, а также сотни крупных и мелких тутовых (шелковичных) деревьев, наиболее старые из них стояли уже без зелени. Кроме того, в долине имелось немало родников, стекавших со скалистых склонов и создававших природные колодцы, которые питали шелковицы и разнотравье. Тень деревьев и достаток воды в этом оазисе посреди степи-пустыни издавна привлекали на привалы местных жителей, одиноких путников и караваны торговцев.

 

Урочище Ханга-Баба

 

Древнее урочище очень заинтересовало Шевченко и оставило глубокий след в его жизни. Здесь он сделал серию карандашных набросков, завершенных позднее, в которых навсегда сохранились визуальные образы этого памятного места. На двух рисунках, выполненных в разное время – в мае и августе 1851 года, внизу слева видны надписи рукой Шевченко: «Ханга-баба. 1.» и «Ханга-баба. 45.», что означает их порядковый номер. Первый рисунок сделан на тонированном серо-зеленым цветом листе, где изображена общая панорама урочища и долины, расположившихся в межгорье с обрывистыми склонами. По характеру освещенности исследователи установили, что он был сделан на закате. В центре растет шелковица, под склоном слева – руины древней каменной постройки. По запискам участников экспедиции, это каменный «дом Ханга-Баба», в котором было четыре двери, два коридора, более десятка маленьких комнат, наибольшая из которых имела круглую форму, ее свод как будто подпирался колоннами, расставленными вдоль стен с нишами. Скорее всего, здесь размещалась мечеть (школа), здесь же была устроена могила Канга. Справа на краю горы – остатки мавзолея Доскелды, возле которого две фигуры.

 

Ханга-Баба. Карандаш, май 1851 г.

 

Очевидно, старинная «школа» особенно заинтересовала Шевченко, поскольку он изобразил ее еще в отдельном рисунке, показав вид изнутри.

 

Свод разрушенного строения

 

Второй рисунок урочища датируется августом-сентябрем 1851 года, когда экспедиция снова прибыла в Ханга-Баба на обратном пути в крепость. Общий пейзаж Шевченко изобразил теперь с более дальней и высокой точки, сместившись вправо. Благодаря этому получилась более общая панорама урочища, где центром композиции стал мавзолей на краю горы. Склон, выбеленный вечерним солнцем, позволяет акцентировать внимание именно на памятнике. На первом плане детально прорисован рельеф горного хребта. Особенно выделен холм, у подножья которого растут раскидистые шелковицы. На дальнем плане два отрога, которые плавно спускаются в долину. Под левым отрогом в меньшем масштабе видны «дом Ханга-Баба» и большая шелковица, за ними открывается просторная долина. Используя тон листа, линии карандаша и белила, Шевченко мастерски передал особенности ландшафта этого сурового края, показав особое состояние природы.

 

Ханга-Баба. Карандаш, август 1851 г.

 

Но наиболее известна одноименная акварель, уникальная композиция которой объединяет сразу все местные достопримечательности – белую меловую гору, туркменское кладбище (туркмены оставили эти земли в XVII в.) и рощу еще могучих тутовых деревьев. На первом плане изображена засохшая шелковица с единственной живой ветвью в желтоватой листве, справа от нее – два резных надгробья, на втором плане – три сухостоя, за ними на равнине и около подножья горы туркменская аба и старинное кладбище с многочисленными надгробьями (обтесанными или резными кулпытасами). На дальнем плане низкую линию горизонта формируют горы Каратау. Аскетический пейзаж с историческими памятниками Шевченко не оставил без лиричной тональности, гармонично объединив светотеневой контраст темных деревьев со светлыми тонами долины, больших облаков и горы, акцентируя внимание на ее склоне, выбеленном вечерним солнцем. Таким образом, путем соединения различных цветовых оттенков создаются колорит акварели. Причудливые формы стволов, почерневшие ветви и надмогильные камни создают загадочный образ пустыни. Очевидно, что рисунок был также выполнен на закате, когда солнце наиболее рельефно освещает западный склон меловой горы.

Известны также три изображения отдельных надгробий, эти рисунки могли быть выполнены Шевченко как в период экспедиции 1851 года, так и позднее при самостоятельном посещении урочища. На двух таких рисунках слева внизу есть авторская надпись: «Ханга-баба».

 

 

 

За время экспедиции 1851 года Шевченко дважды останавливался в Ханга-Баба – в мае и августе. Но в известном своей суровой красотой урочище художник несколько раз бывал и после Каратауского похода, о чем сохранились указания в его письмах, например:

«…был на Ханга-бабе, пересмотрел и перещупал все деревья и веточки, которыми мы любовались, и, признаюсь, заплакал. Не было с кем посмотреть на творение руки Божией – вот причина слез моих […] Вчера был я на Ханга-бабе, обошел все овраги, поклонился, как старым друзьям, деревьям, с которых мы когда-то рисовали, а в самом дальнем овраге — помнишь, где огромное дерево у самого колодца обнажило свои огромные старые корни, под этим деревом я долго сидел, шел дождик, перестал, опять пошел, я все не трогался с места, мне так сладко, так приятно было под ветвями этого старого великана…» (1854, 1855 гг.).

Эта местность каким-то образом постоянно притягивала Художника.

Таким образом, всего известно семь произведений Шевченко – акварель, рисунки и наброски, которые выполнены под впечатлением природных и исторических памятников Ханга-Баба и образуют законченную тематическую серию. Сравнивая рисунки Тараса Шевченко с современным состоянием, можно отметить значительные изменения: пирамидальная меловая гора постепенно превращается в пологий холм, мечеть и мавзолей – в руины, исчезли шелковичные сады, от них остались лишь одинокие деревья, значительно расширилась территория некрополя.

 

Мавзолей Каракоз XIII-XV веков

 

Сегодня в урочище Ханга-Баба сохранилось лишь несколько деревьев, корни которых выходят на поверхность в поисках воды. Можно увидеть руины древних строений, которые являются не только историческими памятниками, но и остаются святыми для местного населения. Здесь также сохранились остатки древней крепости X-XII вв., средневековой мечети, мавзолей Каракоз XIII–XV веков, более поздних жилых и хозяйственных построек. В долине расположен старинный некрополь туркмен и казахов, который датируется IX–XIX веками. Здесь Шевченко также выполнил ряд зарисовок, которые можно объединить в условную группу «туркменские абы». Некрополь, крепость и мавзолей с 2010 года входят в список памятников истории и культуры Мангистауской области.

 

При подготовке материала использованы публикации Л. Костенко, Е. Умирбаева, Л. Большакова, статьи из «Шевченковской энциклопедии» (в 6 томах, Киев, 2013–2015).

(Продолжение следует)

Д.А. Черниенко,

старший научный сотрудник Института истории государства КН МОН РК,

кандидат исторических наук

фото – автора

Читайте также:

Сакральные места в творчестве Тараса Шевченко: Ак-Джулпас

 

Опросы
В какой сфере Казахстан добился значительных результатов за 30 лет независимости?