Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

Роль казахских волостных управителей в восстании 1916 года

1565
Роль казахских волостных управителей в восстании 1916 года - e-history.kz

Первой реакцией на Высочайшее повеление о привлечении инородческого населения империи на тыловые работы от 25 июня 1916 г. становится обсуждение его содержания казахами на съездах различного охвата - от нескольких волостей до общих областных. Такие волостные съезды прошли во всех областях Степного края и Туркестанского генерал-губернаторства. 

Отличием волостных съездов явилось то, что на них сразу определялись позиция населения волости, выделялись руководители, как правило, из числа волостных управителей, в том числе бывших волостных. Первые собрания-сходы в начале июля 1916 г. состоялись в Семиречье - в Каркаре в местности Ереуил, в Каргалинской волости в горах на Джайляу, у подножия горы Ушконыр (Жайылмасская, Чамалганская и Шапраштинская волости), в местности Улкенсаз в Верненском уезде Узынагачской волости - (8 волостей - Куртинская, Узынагачская, Каргалинская, Бидалинская, Ботпайская, Восточно-Кастекская и Западно-Кастекская, Тайторинская волости). 

Принятые решения на собраниях были разными. Так, кто-то предлагал откупиться деньгами, чтобы не забирали джигитов. Другие просили послать прошение об освобождении казахов от тыловых работ. Третьи говорили, что в случае призыва их надо напасть на русские селения. Однако были и такие решения, как подчиниться царскому указу и содействовать прекращению беспорядков в аулах. Затем, с середины июля в этих собраниях стала участвовать русская администрация - уездные начальники и областные губернаторы. Например, 14 июля в Каркаралинск приехал семипалатинский областной губернатор Ф.Ф. Чернецов, чтобы разъяснить волостным управителям указ от 25 июня 1916 г. А 17 июля 1916 г. в Актюбинском уезде уездный начальник Мясищев собрал представителей местного правления, в этом собрании участвовал оренбургский военный губернатор С.М. Обухов.

Во второй половине июля начинается создание вооруженных отрядов на этих съездах: в окрестностях оз. Кургальджино собрались и вооружились 8 волостей Акмолинского уезда - Кургальджинская, Кон-Кургальджинская, Саналы-Кургальджинская, Джаксыконская, Сарыузенская и части волостей Аккум-Нуринской, Нуринской и Кулан-Утмес-Нуринской. К ним же присоединились 5 волостей из юго-восточной части Атбасарского уезда Акмолинской области. В других частях этого уезда также стали сгруппировываться казахи по две-три и более волостей в одном месте. Все 24 южные волости Каркаралинского уезда Семипалатинской области сгруппировались на р. Сары-Су. 

В начале августа состоялся съезд части каркаралинских и части акмолинских волостей, на котором было решено не подчиняться реквизиции, сопротивляться до конца, в августе - в волостях Омского уезда Акмолинской области, Павлодарского уезда Семипалатинской области. В конце августа - в Тургайский уезд перекочевала Аман-Карагайская волость из Кустанайского уезда и много казахов из Перовского и Атбасарского уездов, чтобы выждать результатов съезда, назначенного в Тургае на 1 сентября 1916 г. 

В начале сентября в Тургайском уезде собираются казахи из Петропавловского и Атбасарского уездов, Перовского уезда и из Кустанайского уезда «с целью скрыться от призыва, а если понадобится, то и оказать сопротивление совместно с населением Тургайского уезда». Нужно сказать, что не все волости активно стали выступать против высочайшего повеления. Так, казахи отдельных аулов Белькопинской волости и Баксайской волости Актюбинского уезда выразили готовность явиться на сборный пункт, но под угрозами и давлением повстанцев этого уезда стали примыкать к ним: «Казахи № 1 аула Баксайской волости и белькопинцы, не разделяя взглядов мятежников, за отказ от присоединения к таковым терроризировались ими. Боясь кровавой расправы, покидают одиночные зимовки, группируясь в одно место. Часть таковых со своим скотом в панике бегут в пределы Кустанайского и Актюбинского уездов, ища там спасения от преследования мятежников, т.к. таковые приступили к расправе с теми, кто не желает быть их единомышленниками»

По должностным обязанностям волостным было предписано составить списки привлекаемых на тыловые работы казахов, и некоторые волостные управители уже к концу июля 1916 г. явились к крестьянским начальникам с докладом о состоянии дел. Из рапорта временно исполняющего обязанности крестьянского начальника 6-го участка Петропавловского уезда Н.В. Кучука военному губернатору Акмолинской области П.Н. Масальскому от 29 июля 1916 г.: «Среднему волостному управлению было предписано составить списки привлекаемых киргизов. 21-го управитель со своим волостным писарем явился ко мне с докладом». Выполняя свои функции, волостные управители составляют протоколы о срыве проверок посемейных списков, рапорты об отказе казахов выставлять рабочих, о нападении на них вооруженных повстанцев. Так, управитель Карабалыкской волости С. Кадыров отмечает в составленном протоколе 9 июля 1916 г.: «На увещания мои прекратить беспорядки и на приказание разойтись бунтовщики не обращали никакого внимания, а напротив, угрожали подвергнуть меня побоям»

О том, что достаточно большое число волостных продолжают исправно выполнять предписания, свидетельствует доклад крестьянского начальника 5-го участка Акмолинского уезда от 11 сентября 1916 г.: «Лично мною посемейные списки получены уже от 11 из 16 волостей. Остальные 5 списков будут, надеюсь, получены своевременно из них 2 - до 15 сентября. Сведений об уничтоженных списках ко мне не поступало». Отдельные волостные управители, выполняя полицейские функции, сами участвуют в поимке мятежников. Из секретного донесения командующего войсками Казанского военного округа А.Г. Сандецкого начальнику Генерального штаба П.И. Аверьянову от 17 января 1917 г.: «Волостным управителем Майкаринской волости привезен главный мятежник Чубаланской волости Умар Телымов, который передан судебным властям». В период подавления восстания некоторые волостные управители в условиях нехватки карательных сил обеспечивали препровождение плененных повстанцев: «Во время преследования шайки отрядом захвачено 17 киргизов (казахов), которые сданы волостному управителю для препровождения в Тургай».

Другим обстоятельством было то, что казахские волостные управители еще до восстания 1916 г. действовали фактически бесконтрольно в подведомственных им волостях. Поэтому в условиях реального ослабления русской администрации в период восстания многие из них стали открыто проявлять свои собственные интересы, в частности, злоупотребляя служебным положением, допускали «много незаконных действий, благодаря которым не были мобилизованы лица, подлежавшие принятию на службу, и, наоборот, взяты подлежавшие освобождению по должности или по другим основаниям». Так, Омский волостной правитель Мадин Бибатыров и его писарь Ахмет Татинов «не стеснялись брать взятки за освобождение от службы». На них была подана жалоба: «Многие лица получили такие удостоверения, по которым их года не подходили к годам, требовавшимся при мобилизации, и, наоборот, многим выданы удостоверения, по которым они были приняты на службу. Как на характерный пример, укажем на братьев волостного правителя, которые благодаря неправильным удостоверениям о годах остались дома, а младший из них был назначен муллой, хотя ему было всего 19 лет». В волостях Лепсинского уезда «... было тихо и спокойно, управитель Маканчи-Садыровской волости Касым Джакамбаев, приближенные его - народный судья Окыш Омаров и Джексембек Князев стали требовать с казахов своей волости деньги и скот, обещая освободить их от повинности; некоторые, не щадя своих имуществ, начали откупаться, другие, возмущенные их открытым вымогательством, порицали их действия. Джакамбаев решил отомстить непокорным людям, не желавшим давать ему откуп, и донес, что роды Кунамбай и Берши отказываются давать рабочих и восстали».

Будучи волостными, они требовали преследования тех повстанцев, кто осуществил нападение на их личное имущество и скот. Например, 17 сентября 1916 г. поступил рапорт управителя Аккелинской волости Павлодарского уезда П. Чорманова в Павлодарское уездное правление об угоне восставшими лошадей крупных скотовладельцев Чормановых. Местами волостные управители пожелали, используя мобилизацию на тыловые работы, свести счеты со своими «партийными» врагами, «стали сочинять новые списки, включив всех своих противников в возрасте 19-31 года, стали доносить на «партийных» врагов, что они собираются в песках для нападения на русских и т.д. Как было записано 7 августа 1916 г. в Протоколе частного совещания представителей казахского населения Тургайской, Уральской, Акмолинской, Семипалатинской и Семиреченской областей под председательством А. Букейханова: «Местные власти, особенно волостные управители, сами создали волнение, возмутили самый мирный, покорный Высочайшему повелению народ, который объявили непокорным властям и закону»

Третья позиция волостных управителей состояла в том, что они сами становились во главе восставших. Об этом свидетельствуют опубликованные архивные документы. Так, волнение среди казахов Петропавловского уезда растет с появлением в волостях Торсана Тлемисова, который раньше много лет служил пресногорским волостным управителем. «Этот киргиз (казах), по словам волостного писаря Петропавловской волости, разъезжает по волостям и агитирует в пользу возмущения, пользуясь своим большим влиянием среди киргизского (казахского) населения». В архивных документах есть сведения из протоколов допросов участников восстания и рапорты тайных агентов, которые свидетельствуют об активном участии волостных управителей на стороне восставшего народа. Из допроса казаха Больше-Алматинской волости Байбасуна Тамабаева по делу восстания казахов и киргизов: «В отношении лиц, принимавших участие в подстрекательстве казахов и киргизов к восстанию и кто ими главным образом руководит, в данное время могу сказать следующее: 

1) Даупас Ибраим, все старшины, бий и волостной управитель Айхотаев, Аскар Ибраимов, Кожманбет он сидит в тюрьме, задержан. Все они Куртинской волости. 

2) В Моюнкумовской волости командует людьми на Улькен-Сазе Джалдыбай, сменный волостной управитель, подстрекателями были все аульные старшины, бий из почетных лиц Гали Урдыбаев, имеет несколько домов в городе Верном. 

3) В Каргалинской волости командует восставшими бунтовщиками народный судья Устен, его помощник Тамабай Аджи: подстрекатели - волостной управитель, имя и фамилию не знаю, все аульные старшины и бий. 

4) В Тайторинской волости командует восставшими людьми Саке Неизбеков, он же держит в своих руках Западно-Кастекскую волость, помощник у него брат его и Темербек волостной управитель. Подстрекателями были все вышеуказанные лица, все волостные старшины, бий и муллы. 

5) В Ргайтинской волости Аджи Карабаев, Али Мураходжаев, первый командует восставшими, а второй его помощник и в помощниках состоит бывший волостной управитель Сарсабек, подстрекателями являются, кроме 1, 2 и 3 аульные старшины, бий и муллы. Из 2 и 3 аулов часть людей присоединилась к бунтовщикам.

6) В Западно-Кастекской волости командует Чалтобай Аджи Кудабергенев, человек очень влиятельный, состоит волостным управителем, помощник его бывший волостной управитель Акчал, подстрекатели волостные старшины и бий. 

7) В Верхне-Илийской волости командует бунтовщиками Мамут Ксибеков, подстрекателями были все волостные старшины, бий также принимал участие арестованный Акчал, бывший волостной управитель. 

8) В Ниже-Илийской волости командует бунтовщиками бывший кандидат волостного управителя Сарыбай, подстрекатели все волостные старшины и бий. 

9) В Ново-Илийской волости командует бунтовщиками бывший волостной управитель Джулан Богубаев, все волостные старшины и бий подстрекали народ к восстанию по его указанию. 

10) В Узынь-Агачской волости командует бывший волостной управитель Тайтели, а помощник его Кийшибай Сарыбаев. 

11) В Ботпаевской волости командует бунтовщиками Самалтыр Диканбаев, его помощник Хасеней Адербеков и Нарыбай, все волостные старшины и бий, кроме волостного управителя, одного муллы Джанибека Хаджи, Куштут Усанбаева и аульного старшины N° 9 аула. Эти лица участия не принимали. Точно не знаю, но слышал, что всеми одиннадцатью волостями руководит один из сыновей Шабдана. 

Из Агентурной записки секретного сотрудника Нияза: «В Ботпаевской волости главным руководителем во время восстания был кандидат волостного управителя. В Западно-Кастекской волости руководил восстанием киргиз Кавкак, бывший волостной управитель. В Курдайской волости руководил восставшими киргизами волостной управитель этой волости».

В период с 10 июля по 7 августа 1916 г. волостной управитель Мирсалим Бектенов организовал вооруженное сопротивление в Зайсанском уезде Семипалатинской области. Из протокола от 7 августа 1916 г. акмолинского уездного начальника А.С. Веретенникова: «Волостной управитель Карабулакской волости Сагит Копенев не только не принимал участия к вразумлению народа, но и отказался даже от поездки в г. Акмолинск. Все аксакалы волости, ...возмущают народ о неповиновении властям». Из телеграммы военного губернатора Акмолинской области П.Н. Масальского генерал-губернатору Степного края Н.А. Сухомлинову 1 сентября 1916 г.: «об аресте одного [из] главных руководителей - брата бывшего управителя Чурубай-Нуринской волости Нуржана Кияшева, выбранного, по частным сведениям, местным ханом». Из перечисленных фактов очевидно, что в основном во главе восставших находились бывшие волостные управители. 

Четвертой позицией волостных управителей было подчинение восставшим или сочувствие им.  Как сообщает 18 июля 1916 г. в телеграмме семипалатинский военный губернатор Ф.Ф. Чернецов генерал-губернатору Степного края Н.А. Сухомлинову о ходе восстания в области: «Должностные киргизские (казахские) лица, частью, может быть, некоторые аксакалы, понимают необходимость в собственных интересах подчиниться требованию высшей власти. Но в большинстве случаев они бессильны внушить это дикой народной массе, которая при малейшей попытке образумить ее бросается на управителей, избивает, считая, что они предатели, не желает идти на работы, частью просто не отдавая себе ясного отчета в предъявленном им требовании, частью принимая его за солдатчину». Подчиняясь восставшим в своих рапортах, волостные управители не указывают, кто на них напал: «Ночью в кибитку, где лежали избитые управитель Колпаков и писарь Киселев, вновь явились Худайберген Байменов, Чамак Кусмагамбетов и Ихсан Терекбаев и потребовали от управителя написать рапорт на имя крестьянского начальника о том, что в ночь на 11 июня на них напала толпа неизвестных киргизов (казахов) и отобрала у них посемейные списки. Исполняя это требование, писарь Тяукенов написал рапорт такого содержания, после чего этот рапорт был подписан управителем и выдан вышеуказанным лицам». Как докладывает и.д. крестьянского начальника 4-5-го участков Петропавловского уезда Б.П. Васильев Акмолинскому военному губернатору П.Н. Масальскому 1 августа 1916 г.: «Характерно, что во всех... случаях должностные лица не называли ни одного участника нападения». Или из рапорта пристава Петропавловского уезда от 7 августа 1916 г.: «Из виновных волостей управитель, по-видимому, только для отвода глаз указал на трех киргизов (казахов) из №3 аула, на Кузбека Уразакова, Молоджана Акылбекова и Галия Сарсенова, из которых, как заявили при дознании, Уразаков в марте месяце отправлен в Петропавловскую тюрьму и еще не возвратился, а остальные находятся в работниках в Тургайской области». Омский уездный съезд крестьянских начальников в середине августа 1916 г. отмечает то обстоятельство, что до настоящего времени ни один из управителей не доставил списков призываемых. Между тем, эти списки всем управителям в присутствии аульных старшин и аксакалов было предложено представить к 10 августа. Очевидно, что казахское население, как только стало известно о необходимости составления списков для привлечения на тыловые работы, не позволяет управителям составлять и вести эти списки. Как было записано в журнале этого заседания, «...имеются слухи, что киргизы (казахи) обещали расправиться силой с тем, кто первый повезет списки»

По всему Тургайскому уезду в августе 1916 г. замечается полнейшая бездеятельность волостной администрации. Ни один из управителей волости в город не является, и в последнее время лишь только стали присылать своих чабаров (рассыльных). Вместе с тем, Кустанайский уездный начальник Кочергин в конце августа 1916 г. высказывает предположение в докладе военному губернатору Тургайской области Эверсману: «Весьма возможно допустить, что некоторые из них (волостных управителей) сами сочувствовали такому брожению киргиз (казахов)»

Таким образом, говоря о роли волостных управителей, их деятельность и позиции в восстании 1916 г. можно охарактеризовать следующим образом: от сотрудничества к конфронтации, причем как с восставшими, так и с русскими властями. Сотрудничество с администрацией основано на том, что многие волостные управители продолжают исправно исполнять свои служебные обязанности, являясь действительными чиновниками местной администрации. Сотрудничество с повстанцами происходит отчасти у бывших волостных управителей, которые ныне утратили свои официальные полномочия, но сохранили свое влияние на население своих волостей, особенно в своих «партиях». Однако есть и действующие волостные управители, которые сами становятся организаторами повстанческих отрядов и выступают против официальных властей. Конфронтация волостных управителей с властью была обусловлена проводимой в Казахстане земельной политикой и, как следствие, резким ухудшением социально-экономического положения народа. Конфронтация волостных управителей с восставшими возникала на почве чрезмерного злоупотребления своих властных полномочий по отношению к населению.

Далаева Тенлик Токтарбековна

доктор исторических наук,

Казахский национальный педагогический университет им. Абая,

Опубликовано в коллективной монографии

«В Азиатский России: Неизвестное об Известном»

Автор:
Опросы
Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?