Если нация не знает своей истории, если страна теряет свою историю, то после нее они сами могут легко исчезнуть.
Миржакып Дулатов

О просвещении в Казахском крае

1599
О просвещении в Казахском крае  - e-history.kz

100 лет назад вопрос о развитии народного образования по-прежнему стоял достаточно остро. Это видно из документов эпохи, материалов периодической печати того времени. Так, например, Заведующий подотделом национальностей в докладе подотдела национальностей Павлодарского унаробраза Наркомпросу КазАССР рассказал о состоянии просвещения коренного населения уезда по состоянию на май 1921 года.

Доклад о положении дела народного просвещения заведующий подотделом начал со сравнения положения дела народного образования до Февральской революции 1917 года.

При царском режиме в Павлодарском уезде, как и в других уездах Казахского края, народное образование находилось в таких условиях, при которых не только не было возможным распространение образования и культуры среди казахов, но, наоборот, казахи вынуждены были забыть те или иные свои скудные знания, которые приобрели сами по личной инициативе. Например, казахам запрещалось обучение на русском языке.

До революции 1917 года во всем Павлодарском уезде, если не считать тех частных школ, которые содержали у себя дома некоторые баи, существовало всего 16 русско-казахских школ, открытых царским правительством для казахского населения с преподаванием на русском языке. Царская администрация таким образом проводило политику обрусения местного казахского населения.

После Февральской революции, кроме существовавших до этого времени русско-казахских аульных школ, были открыты бывшим земством еще 9 казахских национальных школ (мектебов).

Для распространения просвещения и культуры среди населения Декретом ВЦИК РСФСР в октябре 1918 года была введена единая трудовая школа, которая делилась на 2 ступени. I ступень предполагала пятилетнее обучение детей в возрасте от 8 до 13 лет. Школы II ступени были с четырехлетним сроком обучения для детей в возрасте от 13 до 17 лет. Этим же декретом устанавливалось совместное обучение мальчиков и девочек, равенство представителей всех национальностей. В национальных районах обучение велось на родном языке. Соответственно подотдел национальностей первостепенное значение придал обучению детей и взрослых грамоте на родном казахском языке, поэтому подотдел национальностей обратил особое внимание на школы 1-й ступени.

К 1920 году в Павлодарском уезде было 25 школ для казахского населения, в городе 2 школы для татарского населения.

В 1920-1921 учебном году подотделом было открыто 54 школы 1-ой ступени в уезде и 2 школы 1-ой ступени в городе. Таким образом к 1921 году действовала 81 школа, из которых 6 школ было в городе, и в том числе 2 школы для детей татарского населения.

Общее количество учителей составило 117 человек, из них 101 в уезде, 16 в городе. Но если принять во внимание то, что общее число казахского населения составляло 135 665 человек, а 10% общего числа населения составляют дети в возрасте от 8 до 12 лет, то всего детей обоего пола можно предполагать приблизительно 13 556. Следовательно, существующие школы для казахского населения не могли удовлетворить образование даже детей 8-12 лет, так как 3388 человек обучались в 75 уездных школах и 458 человек в 6 городских школах. Поэтому для введения всеобщего обязательного обучения в уезде на 13 556 детей помимо существовавших школ, необходимо было построить приблизительно 250 школ при условии 40 человек на каждую школу. Для ведения занятия в этих 250 школах потребуется минимум 250 учителей, из расчёта по одному человеку на каждую школу. Кроме этого, для пополнения штата педагогов в старых школах требовалось 47 учителей.

Но открытие 250 новых школ в 1921 году не представлялось возможным, так как, во-первых, подотдел не имел столько преподавателей, не было возможности их подготовить в течение летних месяцев, во-вторых, отсутствие помещений, и, в-третьих, не было учебников, учебных пособий и т.д. Поэтому подотдел посчитал введение всеобщего обязательного обучения преждевременным и возможным только через 4 года.

В 1921 году для подготовки нового кадра педагогических работников подотдел предложил открыть с 1 июня по 1 сентября 3-месячные педагогические курсы, куда будут привлечены 45 слушателей, окончивших 8-месячные общеобразовательные курсы.

Для удовлетворения нужд населения в образовании (кроме увеличения числа школ) важнейшим условием являлось улучшение качественного состояния школ. Так, например, все школы, как в городе, так и в уезде, помещались в основном в частных квартирах и помещениях, неподходящих для школ. Эти помещения в большинстве случаев были сырыми, темными, холодными и маленькими. Дети сидели там, как сельди в бочке, дышали испорченным воздухом, и в такой антисанитарной атмосфере часто заболевали.

Кроме того, школы не были удовлетворены школьной мебелью, во многих школах не было парт, столов, скамеек и классных досок. Учащиеся в таких школах занимались, сидя на полу (иногда даже на земляном полу), кое-как устланном сеном, и писали только при наличии бумаги и карандаша, положив их на свои колени. Учитель же перед классом за неимением досок писал на стене или на печке, и не мелом, а обыкновенной белой глиной, а написанное можно было разобрать лишь с трудом.

Учебниками и учебными пособиями школы были снабжены также неудовлетворительно. Так, например, несколько учащихся обучалось по одному букварю, были школы, не имевшие ни одного букваря.

Осенью 1920-го года подотдел располагал только теми учебниками, которые он получил из Семгуботнаробраза, что, конечно, не могло удовлетворить школы Павлодарского уезда, а из Центра подотделом до сего времени не было получено ни одного учебника, если не считать нескольких экземпляров учебников на татарском языке, полученных из Сибнаробраза.

Что касается бумаги, то ее в наших школах не было, хотя губотнаробраз обещал, что обеспечение будет. Так и Павлодарский унаробраз обещал каждой школе, что по получению из Семипалатинска немедленно все школы будут снабжены бумагой. Относительно же специально графленых ученических тетрадей, учащиеся многих школ даже не имели понятия о них, потому что они не только не видели, но и не слышали о них.

Что касается учебных пособий и руководств для учителей, то тут нечего и говорить.

При таких обстоятельствах говорить о том, чтобы население обязательно отдавало своих детей в школу, не приходится, тем более, если принять во внимание кочевой образ жизни казахов и разбросанность их селений в зимовках. Многие учащиеся за дальностью расстояния школы от своего дома ежедневно приезжали в школу на лошадях, а некоторые бедные за неимением подвод не могли даже посещать школы. А потому, если бы школы имели определенное здание и при школах были интернаты, то учащиеся из отдаленных аулов могли бы жить в интернатах. Это могло быть исходом для детей бедноты, а подводы состоятельных детей можно было использовать на другие более важные нужды республики. Но снабжение школ одними холодными и голодными интернатами не выручит из критического положения школы, нужно их обеспечить за счет республики топливом и продуктами питания живущих в интернатах учащихся, в особенности в тех волостях, где население не занималось хлебопашеством. Доклад гласит, что при выполнении вышеизложенного условия с большей уверенностью можно сказать, что осуществление всеобщего обязательного обучения среди казахов было возможно. Для достижения таковой цели подотдел постепенно принимал меры. Так, к примеру, подотделом предполагалось тем же летом 1921 года выстроить во всех волостях уезда по одной школе с интернатами в каждой.

К подготовке работников относилось то, что подотделом осенью 1920 года были открыты 8-месячные курсы, которые к весне 1921 года за прохождением курса обучения были распущены, и слушатели этих курсов с 1 июня 1921 года должны были быть привлечены на 3-месячные подготовительные педагогические курсы.

26 декабря 1919 года был принят декрет Совнаркома о ликвидации безграмотности, подписанный В.И. Лениным, в котором говорилось о том, что «все население в возрасте от 8 до 50 лет, не умеющие читать или писать, обязано обучаться грамоте на родном или русском языке по желанию». Для ликвидации безграмотности подотделом летом 1920-го года были открыты курсы для подготовки работников по ликвидации безграмотности. Курсы прошли 50 человек, которые по окончании курсов были командированы в уезд для занятий в школах грамоты. В 1920 году было открыто 48 школ, где обучались 2631 человек. Зимой ликвидация безграмотности производилась в 15 школах и к маю 1921 года функционировало 26 самостоятельных школ, и 9 школ грамоты были открыты при школах 1-ой ступени. Кроме того, в мае 1921 года уездной чрезвычайной комиссией по грамотности (уграмчека) были открыты одномесячные курсы на 50 человек по подготовке работников для ликбеза в городе Павлодар и на 50 человек в Баян-Ауле. На эти курсы были приняты казахи, хорошо владеющие казахской грамотой.

30 культпросветов уезда собственными силами ставили любительские спектакли для населения, а также читали лекции, газеты и вели иную работу по распространению и разъяснению идей Советской власти. В городе функционировала одна библиотека и две избы-читальни, а в уезде имелось 16 изб-читален. Культпросветы и избы-читальни снабжались литературой и газетами по мере возможности.

Для расширения деятельности культпросветов и нешкольных учреждений необходимы были, во-первых, соответствующие работники, во-вторых, литература и газеты, каковыми подотдел тогда еще не располагал.

Опросы
Как вы оцениваете уровень преподавания истории в школах?