Публикации

Науан Хазрет - противник насильственного крещения казахов

09 Февраля 2017
663
0
Науан Хазрет - противник насильственного крещения казахов
Науан Хазрет – ученый-теолог, просветитель, борец против колониальной политики царизма. В известной повести «Ақан сері - Ақтоқты» Габита Мусрепова Науан Хазрет был изображен заклятым врагом Акана-сери

В соответствии с советской идеологией Г. Мусрепов представил служителя ислама мракобесом, жестоким и несправедливым, противником свободы и прогресса. Что интересно, Науан Хазрет - реальный исторический персонаж, и в жизни он был совсем не таким, каким показал его писатель.

Его настоящее имя - Наурызбай Таласов. Получив образование в Бухаре, он заслужил звание «науан». О нем видный казахский ученый Алихан Букейханов писал, как об «известнейшем в степи ученом», ставшим жертвой произвола царских властей.

Науан Хазрет (1841-1914) был весьма просвещенным, по тем временам, человеком, заботился о начальном образовании детей, на пожертвования открыл медресе с интернатом. В начале XX века российская администрация усилила давление на мусульманское образование, поставив задачу формирования у казахских подданных империи «российской гражданственности». На практике идея выродилась в ужесточение контроля за обучением в школе. Профессор К. Абуев писал, что Науан Хазрет в числе других мусульман писал протестные обращения, размножал их на гектографе и распространял среди прихожан кокчетавской мечети. Через своего помощника Шаймердена Косшыгулова Науан Хазрет предложил Абаю встать во главе движения за сохранение самостоятельности культурной жизни казахов. Власти нашли деятельность Науана Хазрета противоправной, преступной и подстрекательской. Крестьянский начальник первого участка Кокчетавского уезда подполковник Троицкий в рапорте на имя военного губернатора Акмолинской области сообщал: «1 апреля 1903 года был произведен обыск в школе при Кокчетавской мечети у муллы Таласова. При обыске найдено: 164 книги, как не пропущенные цензурою, так и рукописные, принадлежащие как школе, так и ученикам, и у Таласова 108 книг, найдена большая переписка, а также гектографические оттиски на киргизском языке». А еще в мечети были изъяты почтовые расписки на корреспонденцию по разным адресам, в том числе в Семипалатинскую область Ибрагиму Кунанбаеву. Следственная группа выехала в аул Абая, в его юрте был проведен обыск. Письмо Косшыгулова было изъято. С обретением независимости началось восстановление доброго имени Науан Хазрета. В печати, преимущественно казахской, появились публикации о нем.

В газете «Жас Алаш» (№5, 11.01.2001) было опубликовано интевью с известным писателем Сакеном Жунусовым.

- Вы закончил «Акан сери». Есть ли у вас незавершенные мысли?

- «Акан сери» не закончена! Есть третья книга. Про противостояние Акана сери русской колонизации. При СССР невозможно было писать про это. Если буду жив, то напишу. Там будут описаны чудесные подвиги Акана сери, Науана Хазрета, про их борьбу с насильственным крещением казахов, - ответил писатель.

- Была ли политика по насильственному крещению казахов, как это было у татар?

- Еще как была! Указной мулла приказывает Науан хазрету: «Соберите всех казахов у озера Бакатерек, искупайте их в воде и проведите обряд крещения!». Выслали специально переведенную Библию. Против этого насилия выступили сразу все восемь волостных. Хазрет утопил Библию в воде. Я впоследствии увидел одну часть Библии, переведенную на казахский язык, у уйгуров, приехавших с Китая. Науан хазрет отправил к турецкому султану троих людей во главе с Косшыгуловым. Есть сведения, что одним из них был Акан сери. Турецкий султан направил царю дипломатическую ноту в качестве несогласия с политикой насильственного обращения мусульман в христианство. После этого, царское правительство осудило Науан хазрета и отправило его в ссылку.

Интересные сведения приводятся и в монографии Алихана Букейханова «Казахи». Там описывается как известный казахской степи ученый Наурызбай Таласов вместе со своими учениками был сослан. Науан 15 лет учился в Бухаре, там окончил высшую школу, и благодаря своему чудесному таланту поднялся на хорошую должность. Сын простого бедняка Кокчетавского уезда поехал в Бухару как некогда поехал в Москву Ломоносов. Когда он преподавал в высшей школе в Бухаре специально приехавшая делегация позвала его обратно в Кокчетав. По этому поводу Алихан Букейханов писал: «Если бы правительство сознательно пожелало отделить казахский народ от русского просвещения и толкнуть его в объятия панисламизма, то ничего нельзя было бы для этого и придумать, как начать преследование против популярного Науана».

Русская империя выдумывала различные хитрости и уловки, методы давления чтобы уничтожить язык и религию подданных народов. Согласно «Временному положению» 1868 года киргизы (казахи) по религиозным делам подчинялись общегражданскому управлению, через него Министерству внутренних дел. Согласно «Степному положению», принятому 25 марта 1891 года, религиозные вопросы решало Министерство внутренних дел. Каждый русский чиновник считал своим долгом вмешиваться в религиозные дела казахов. Без согласия мусульман он мог закрыть мечеть и молитвенный дом, мог оскорбить Коран, основы ислама. Были введены запреты на преподавание ислама в образовательных заведениях и со стороны администрации оказывалась поддержка миссионерам, пытавшим распространить христианство среди казахской молодежи.

Например, на Кокчетавском рынке в сентябре 1900 года церковный архиерей открыто раздавал заранее подготовленные кресты и пытался насильно провести крещение («Арка ажары», 5 октября 2000 года). По мнению церковного служителя, население Российской империи должны были придерживаться одной веры. Для этого большое значение придавалось русскому языку. Ученики должны разговаривать между собой только на русском языке. Учителя должны назначаться только по рекомендации попа. Умерших можно захоронить только по разрешению и под наблюдением попа. Необходимо открыть побольше школ для девочек. Выйдя замуж, они должны подействовать на мужа и вывести на сторону русских.

Услышав эту новость, казахи, ранее не сталкивавшись с подобной ситуацией, просто не знали, что делать. Тогда Канаев Косдаулат Бакиулы, приехавший с аулы Уялы, демонстрируя свое несогласие, вырвался из толпы и выбросил все кресты им под ноги.

Вместе с этим, уездной начальник приехал сам лично в мечеть и объявил указ об ограничении ее деятельности. Собрав всех избранных людей, он потребовал обучать всех казахских детей русскому языку. Запретил все религиозные обряды, проводимые в мечети. Все эти события вызвали шквал негодования и недовольства со стороны мусульман и представителей казахской интеллигенции Алихана Бокейхана, Шынгыса Улиханова, Султангазы Уалиханова, Мамбетали Сердалина, Айдархана Турлыбаева, Балгожы Кудайбергенова и других.

Науан хазрет в ту же ночь написал письмо турецкому султану и отправил его в Стамбул. Его помощник Шаймерден Косшыгулов написал письмо великому Абаю. Впоследствии оба были подвергнуты преследованию. В июле 1903 года по решению Министерства внутренних дел России Ш. Косшыгулов и Науан хазрет были привлечены уголовной ответственности и сосланы в ссылку.

Это вызвало негодование в казахской степи. Увеличилось число заявлений и жалоб на имя начальников. Одним из них является заявление Серкебая Алимбетова от 27 февраля 1902 года Степному генерал-губернатору, которое хранится в Центральном государственном архиве. В нем написано:

«У жителей города Кокчетав есть мечети, которые они построили своими силами за свой счет. Областное начальство назначило муллой мечети Наурызбая Таласова в 1886, выдав свидетельство № 14028. Имам Наурызбай с тех пор с усердием выполняет свою работу. Он проводил обряды бракосочетания или развода, пять раз в день читал намаз, своевременно читал жума намаз, айт намаз. 20 мая 1901 года уездной начальник запретил деятельность Таласова и забрал все его документы. На чрезвычайном съезде уездной начальник говорил: «У вас, киргизов, нет религии, с этого момента запрещается выполнять дела по закону шариата».

«Арест и ссылка Науана Хазрета усилили протест народа», - писал писатель Сарбас Актаев в газете «Акикат» (№7, 2001).

– Для того, чтобы защитить невинно осужденных посыпались очень много писем, жалоб начальникам и даже собирали деньги. Одним из активных участников этого дела был сородич Науана Мамбетали Сердалин, который учился в Омском техническом училище вместе с Алиханом Бокейханом. Он доставил письмо в Петербург и подробно рассказал всю суть Алихану. Они вместе были на приеме министра и через связи вызволили Науана и Шаймердена в марте 1905 года, - писал С. Актаев.

Материал подготовил Арман СУЛЕЙМЕНОВ

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ
Опрос

Что из богатств Жети казына является наиболее востребованным в современном обществе?