Публикации

СОЗДАНИЕ СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ ДЛЯ ДЕВОЧЕК (КОНЕЦ ХIХ – НАЧАЛО ХХ ВЕКА)

03 Ноября 2016
573
0
СОЗДАНИЕ СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ ДЛЯ ДЕВОЧЕК (КОНЕЦ ХIХ – НАЧАЛО ХХ ВЕКА)
История системы образования для девочек в мусульманском мире и в Казахстане связано с созданием условий для девушек в получении образования

Женское образование уже давно это стало нормой, но буквально одно столетие отделяет нас от того времени, когда все было иначе.

Как это начиналось

Впервые женский вопрос был поднят в декабре 1849 г. в Бейруте на открытом заседании Сирийского научного общества. Поднял его в своем докладе виднейший арабский просветитель христианин Бутрус аль-Бустани (1819-1883)[1,2].Он назвал тогда порабощение женщины одной из главных причин отсталости арабской нации. Традицию научного – через призму Корана – толкования прав и статуса женщины в обществе заложил в конце XIX века арабский юрист и публицист Касим Амин, опиравшийся на труды богослова Мухаммеддина Абдо. Касим Амин провозгласил необходимость возвращения женщине законных прав в семье, уничтожения многоженства, признания за женщиной права требовать развод, право на образование и получение профессии. Впервые положение мусульманки в обществе получило системное осмысление [3].

Во второй половине XIX в. женская тема прочно вошла в арабскую художественную литературу, прежде всего в сирийскую и персидскую. На 1910 г. приходится серия статей иракского поэта Джамиля Сидки аз-Захави в каирской газете «Аль-Муайяд», в которой права и положение женщины получили более решительное, а главное, религиоведческое толкование. Дж. аз-Захави поставил вопрос об уравнении женщин в делах наследования, развода, свидетельских показаниях, в правах на требование супругой строгой моногамии и на снятие чадры. Он считал необходимым осуществление мер по просвещению женщин и повышению их общественной роли. Реакция консервативной части иракского общества на статьи Дж. аз-Захави была столь бурной, что в Багдаде состоялась многочисленная демонстрация протеста, многие требовали убить автора, в клерикальной периодике его обвинили в подрыве основ веры [4].

В начале ХХ века «женский вопрос» впервые заявляет о себе в публичных документах революционно-демократических и социалистических движений, декларациях правительств на Востоке. В частности, парижская секция Османской социалистической партии на рубеже 1910 и 1911 гг. включила в свою программу требование полного равноправия женщин и мужчин.

«Основной закон» революционного Ирана, разработанный в 1906-1907 гг., провозгласил равенство всех лиц перед законом независимо от пола и имущественного положения, но не предоставил женщинам избирательных прав. Тогда же женщины Востока включились в общенациональные и антиколониальные движения.

В годы демократической революции 1905-1907 гг. происходит зарождение женского движения в Иране. Издаются женские газеты и журналы, в столице возник женский клуб. 20 января 1907 г. в Тегеране состоялся женский митинг, на котором было принято 10 требований, и среди них: открытие женских школ, сокращение роскоши, уничтожение обременительного приданого [5].

В 1919 г. египетские женщины участвовали в вооруженном восстании против английских колонизаторов. Эта акция сочеталась с усилиями, направленными на изменение положения женщины в обществе. Идея эмансипации казахских и киргизских женщин получила политическую и публицистическую апробацию благодаря деятельности Алихана Букейханова, Ахмета Байтурсынова, Миржакыпа Дулатова и их единомышленников в 1905-1917 гг. [6]. В 1917 г. круг защитников прав женщин степи расширился, наиболее заметными новыми фигурами в этом кругу стали журналист и политический деятель Колбай Тугусов, общественная деятельница Аккагаз Досжанова.

Новаторское влияние в сфере женского образования проявило себя и в Туркестане. С 1904 г. существовавшая ранее обычная школа для девочек в г. Верный (Семиреченская область) продолжила свою деятельность, как новометодная. В 1908 г. в г. Копал той же области была учреждена школа для девочек. Всего в Туркестане к 1910 г. насчитывалось не менее 89 новометодных школ различного типа. Все эти новшества позволили многим женщинам овладеть высшим, средним специальным и средним образованием, они все владели русским языком, одним или несколькими восточными языками (помимо родного), были те, кто знал европейские языки, обучались в европейских университетах.

Просвещение в Букеевской Орде

В начале XIX века в Прикаспийских степях, на территории Букеевской орды на почетную белую ханскую кошму был поднят Жангир и акын тех времен Байток из рода Алаш так возвеличил новоиспеченного хана:

Когда ему первый исполнился год –

Речам его бойким дивился народ.

Когда же Жангиру исполнилось два –

Пером на бумаге он вывел слова.

Полученные у русского губернатора знания и навыки по административному управлению оказали огромное влияние на политику Жангир-хана. Он провел реформы в структуре управления ханством. Здесь же были канцелярия, депутатская группа, и совет биев, и многое другое, что в совокупности представляло собою всеохватную и гибкую управленческую систему.

В 1841 году в Орде по инициативе Жангир-хана открылась светская школа, где дети обучались грамматике, математике и другим наукам, некоторые наиболее способные выпускники имели возможность продолжить образование в России.

Сам Жангир-хан был образованным человеком. Научно-техническое общество при Казанском университете избрало его почетным членом. Он стремился превратить Орду в культурный центр. Приложил не мало усилий для создания здесь большой библиотеки. Для этого им постоянно выписывались книги, газеты и журналы из городов Москва, Петербург, Казань, Уфа. Сюда приезжали исследователи, путешественники, собиратели фольклора, историки, этнографы. Здесь они находили материалы для своих дальнейших работ. Сведения затем публиковались в их книгах, исследовательских материалах.

В Букеевской орде и начнется просвещение населения. Обучение производилось татарскими муллами, количество которых росло с каждым годом, тем не менее грамотность развивалась очень слабо. Министерство народного просвещения в Собрании распоряжений за 1870 год перед образованием «инородцев» ставило такую задачу: «целью образования всех инородцев, имеющихся в пределах нашего отечества, бесспорно, должно быть обрусение их и слияние с русским народом». В том же 1870 году (26-го марта) царское правительство издало особое Положение об инородческих школах. Этим положением вводилось в «инородческие школы» обязательное обучение русскому языку, к чему татарские муллы отнеслись отрицательно, и даже противились этому. До самой смерти хана Жангира в их руках находилось обучение и воспитание казахских детей.

Первая русская школа в Букеевской орде была открыта 6 декабря 1841 года, она и положила начало русскому образованию. В первое время на содержание этой школы отпускались небольшие средства из ханской казны. Для казахских детей был открыт при этой школе пансион. Отсутствие подготовленных учителей препятствовало делу образования.

Царским чиновникам необходимо было ослабить влияние мусульманского духовенства на образование казахов. Для осуществления этой задачи председатель Совета полковник Герн выдвинул вопрос об открытии школ при участковых управлениях, где бы казахские дети обучались русскому и казахскому языкам и арифметике. Не дождавшись разрешения Временный Совет стал открывать школы. Учителями работали письмоводители правителей и их переводчики.

В 1883 году в Ханской Ставке было открыто так называемое начальное училище с интернатом на 20 казахских и русских девочек. Здесь с начала открытия и до 1889 года обучалось 243 человека, из них окончили курс обучения всего 26 учащихся. Дети знатных казахов поступали в средние и высшие учебные заведения Российской империи, где для них специально учреждались стипендии. Еще при хане Жангире при Оренбурском Неплюевском кадетском корпусе было учреждено 10 стипендий для детей знатных казахов «белой кости» Букеевской орды. На содержание стипендиатов ежегодно отпускалось 1300 рублей из средств самой орды. Дети знатных казахов посылались в азиатское отделение кадетского корпуса, где воспитанники получали военное образование. По окончании курса выпускники-казахи не принимались на военную службу, не использовались по военной линии, их назначали на разные административные должности в орде. Но их было очень мало для Букеевской орды. Ощущался большой недостаток в кадрах - казахах, в достаточной мере знающих русскую грамоту.

В 1868 году в Оренбурге открылась гражданская гимназия, где на средства казахов учредили 30 стипендий для учащихся Зауральской и Букеевской орды. Из этого числа в 1871 году было выделено 8 стипендий для детей букеевских казахов. В 1875 году на средства казахов Букеевской орды были учреждены еще три стипендии: одна при пансионе Астраханской мужской гимназии и две – в Оренбургском детском приюте для казахских девочек.

Хуснижамал Нуралыханова – первая казахская учительница

Первоначальное обучение Хуснижамал, дочь старшего сына Жангир-хана Зулкарнайя получила от своих старших братьев, затем училась самостоятельно, прибегая к помощи учителей Ордынской школы [7].

Вот что писал инспектор министерства просвещения по Букеевской Орде А. Вознесенский в своем отчете в 1897 году: «Хусни-Жамал – дочь казахского султана. Окончила Казанскую земскую школу. Сначала училась дома у братьев. Возраст примерно 25 лет. Красивая и приятная в общении, такой девушки в Орде больше нет, она одна... По-русски говорит очень чисто. Выделяется исключительной сдержанностью. Сейчас она решила посвятить себя делу русской школы» [8].

Старший брат ее Сеиткерей был также образованным человеком. Он возглавил калмыцкий базар в Астрахани. Помогал Хуснижамал связаться с библиотекой Астрахани и другими культурными центрами этого города.

В конце девятнадцатого столетия Хуснижамал удается открыть первую школу для казахских девочек. Учебные пособия и другие необходимые для занятий предметы будут получены через инспектора А. Вознесенского.

Амина Маметова считала Хуснижамал своей первой учительницей. Она говорила: «Я научилась доводить начатое дело до конца у Хуснижамал апай. Она была умной и одновременно красивой. Прекрасно слажена. Ее одежда, ее походка, ее длинные красивые пальцы, ее бархатистый голос, когда учила читать с ударением – все это до сих пор перед глазами. Она учила нас как писать, держать себя перед обществом, ходить, ухаживать за собой петь, танцевать. Каждая из вас должна по мере сил служить народу: знание, которое не помогает народу, ни к чему, говорила она», -писала Амина апай.

«Ты одна из моих первых учениц, Разия, айналайн, ты продолжай начатое мною дело. Большое счастье давать детям образование, никогда не забывай», - об этом говорила другая ученица Разия Мендешева в своих воспоминаниях о ней [7].

После выхода замуж за Арона Каратаева Хуснижамал не теряет связи со школой постоянно приходила, интересовалась состоянием обучения. Но она сама попала в опалу – каждый шаг ее регистрировался. Но несмотря на это она не изменила привычки участвовать постоянно на сборах интелигенции города Уральска, особенно много помогала она выходу газеты «Казахстан». Когда издатели газеты вынуждены были переехать в Астрахань она поручила брату Сеиткерею, проживающему там, помогать им.

Особенно усилилась слежка за ней в 1910-1912 годах. Она попросила мужа Арона не препятствовать своевременному выходу газеты. Арон использовал для этих целей свою службу в полиции. На страницах газеты Хуснижамал публиковала свои советы молодым учительницам, как обучать детей.

«Человек может быть лучше другого такого же человека только умом, честью, характером, образованием. Сказать, что опередил других в чем-то, значит просто сказать глупость» - писала в одной из статей Хуснижамал.

Есть настоятельная необходимость изучения жизни и деятельности Хуснижамал Зулкарнайкызы Нуралыхановой, которая большую часть своей сознательной жизни посвятила обучению казахских девочек, пытаясь научить их всему хорошему, что знала сама.

Дина Игсатова, директор ОФ «Исследовательский центр «Ерлік жолымен»

Использованная литература

1.www.idmedina.ru. Предыстория.

2. Соколова И.Н. Новое поколение писательниц в современной египетской прозе // Ученые записки ЛГУ / Серия востоковедческих наук / Вып. 21: Востоковедение. Л., 1977. С.102.

3. См. об этом: Там же. С. 103; Крачковский И.Ю. Предисловие к русскому изданию кн.: Амин К. Новая женщина. СПб., 1912. С. I-IX.

4. Котлов Л.Н. Становление национально-освободительного движения на Арабском Востоке: Середина XIX в. – 1908 г. М., 1975. С. 56.

5. Иванов М.С. Влияние русской революции 1905 г. на иранскую революцию 1905-1914 гг. // Ученые записки ЛГУ. Серия востоковедческих наук. Вып. 1. Л., 1949. С. 244.

6. См. о них: www.history.kz/biogr/

7. Букеевская Орда, Жангир-хан и Хуснижамал Нуралыханова – первая казахская учительница // Аружан. 2009. № 10. с. 2-3.

8. ЦГА, фонд 59, д.1, оп.33, л.17

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ
Опрос

Что из богатств Жети казына является наиболее востребованным в современном обществе?