«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Жусупбек Елебеков. Первый после Амре

619 0
Жусупбек Елебеков. Первый после Амре
Жусупбек Елебеков обладал необычайным талантом к пению. Его устами звучала многовековая история казахского народа, а культурное песенное наследие казахов приобретало совершенную форму

Во многом благодаря ему большинство народных песен стали классикой казахского устного творчеств

Жизнь Жусупбека Елебекова затронула самые печальные моменты в истории казахского народа. Он был свидетелем падения царизма и зарождения социалистического строя страны, его не обошли лишения, спровоцированные голодом 1931-1933 гг., сталинские репрессии коснулись самых близких его людей, а ему удалось лишь чудом уцелеть…

Маленький Жусупбек родился на свет 28 августа 1904 года в бедной семье акына Лебека и его супруги Кымбат в ауле №8 Сартауской волости Каркаралинского уезда Семипалатинской области. Он был третьим ребенком в семье. Кроме него, в семье было пятеро детей – двое братьев Сейитбек и Жунисбек и трое сестер Бадибай, Малике и Рымкеш. После смерти родного брата Лебека Берсимбека глава семьи взял замуж его вдову, от которой в семье появилась еще одна дочь Айтбану.

Семья Лебека жила бедно, сам он выполнял тяжелую работу, что вынудило его бросить творчество. Но, тем не менее, маленький Жусупбек рос в окружении, где особенно ценили песенное мастерство. Брат прадеда Жусупбека Карабатыр был в свое время известным акыном, брат отца Балабек и его сын Ысламбек также не оставили исполнение кюев. Самого Жусупбека приучили к пению в пятилетнем возрасте. К этому свою руку приложил родной дядя мальчишки Жакыпбек Балгабайулы. Современники, да и сам Жусупбек, не раз говорили, что любой акын по сравнению с Жакыпбеком выглядел посредственностью. Сам он не раз показывал свой талант на ярмарках и базарах Коянды, Семипалатинска и Каркаралы, на организованных местными баями собраниях и праздниках. Ему нравился тонкий и красивый голос племянника, часто просил его петь «Келіншек» и «Ғалия», наслаждался его пением.

 

Каркаралы, август 1911 года 

 

В июне 1914 года аул, где жил ребенок, отправился на знаменитую Кояндинскую ярмарку, где помимо всего прочего собирались самые известные акыны того времени. Там Жакыпбек познакомил племянника с казахским акыном Мади Бапиулы, который послушал пение ребенка и дал ему напутствие. С этого момента Жакыпбек стал выступать вместе Жусупбеком.

Вместе они объездили множество аулов, получили известность и мечтали о новой безмятежной жизни. Однако у судьбы были на них свои планы. В июне 1916 года выходит знаменитый «Июньский указ» царя о мобилизации инородцев на тыловые работы. Вскоре призвали Жакыпбека, который был вынужден добывать свинец из местечка Бесоба, который отвозили в Семипалатинск. На тыловых работах также трудился старший брат Жусипбека Сейитбек, который добывал уголь в Кумдыколе. Тяжелые условия труда спровоцировали распространение тифа, который вслед за Жакыпбеком поразил еще одного брата отца Омирбека и мать Жусипбека Кымбат. Тиф серьезно ударил по здоровью самого Лебека и Сейитбека, что вынудило Жусипбека оставить пение.

К 14 годам Жусупбек научился читать и писать, с приходом большевиков он надеялся вытащить семью из нищеты. По его воспоминаниям, он как мог помогал властям в свержении байских настроений, носил знамя социализма и с лозунгом «Власть беднякам!».

В мае 1920 года Жусупбек приехал в Семипалатинск, где первое время жил дома у своего дальнего родственника Бекиша. Поначалу Жусупбеку не удавалось привлечь внимание народа к своему таланту. Он робел, не решался выступать перед такой большой толпой, пока однажды сосед Бекиша не позвал Жусупбека на шильдехана. Там Жусупбек выступил настолько хорошо, что вскоре в доме Бекиша стал собираться народ со всего города в надежде послушать юного племянника покойного Жакыпбека. Талант Жусупбека стал известен и в местных драматических кружках, его заметила труппа «Ес-аймак» под руководством Кенжебека Кулгарина и Ахмета Ауэзова.

Театральная труппа оказала большое влияние на становление Жусупбека как акына. В рядах этой труппы ему удалось познакомиться и поучиться у лучших акынов того времени Амре Кашаубаевым и Исой Байзаковым. К слову, именно Амре научил Жусупбека петь «Ағаш аяқ». Сам Ж. Елебеков вспоминал о Амре с теплотой:

 

«Имя Амре мне знакомо с детства. Впервые я своими глазами увидел и своими ушами услышал его в 1920 году. С тех самых пор я считал его своим учителем, учился у него. Голос его был чистым и высоким. До сих пор помню, как табунщики, услыхав его голос за 7-8 км, неслись к нему и просили спеть еще раз»

 

Жусупбек Елебеков был свидетелем этой истории. Дело происходила на жайляу Каркара в 1934 году. Голод в степи потихоньку спадал на нет, а руководство страны всеми силами пыталось вернуть доверие народа. В Каркару приехал Ораз Жандосов, произнес речь и на радость собравшейся публике представил Амре Кашаубаева, который исполнил несколько песен. К концу его выступления тишину оборвал топот двух десятков копыт. Всадники слезли с лошадей сказали, что приехали с конного завода в 7-8 км от праздника, только услыхав голос Амре.

Жусупбек Елебеков хорошо знал Ису Байзакова. В ноябре 1921 года труппа «Ес-аймак» готовила спектакль «Бәйбіше - тоқал» в клубе «Народный дом». В те времена народ настолько любил театры, что никогда не расходился сразу. Напротив, после окончания спектакля артисты начинали концерт. Так и произошло в этот раз. Пока народ развлекался под выступления Акатая Коныркаева, Саруар Арыкову Жусупбек увидел, как руководитель труппы Ахмет Ауэзов разговаривал с молодым юношей, который просил у А. Ауэзова выйти на сцену. Ауэзов объяснял, что не может пригласить незнакомого человека на сцену. Тогда этот юноша снял с себя верхнюю одежду, дал в руки Жусупбеку, взял у него домбру и вышел на сцену исполнять «Желдірме». Сам Елебеков вспоминал эту историю так:

 

«Вначале мы познакомились. Он буквально пропел, что он гость, который приехал сюда на учебу с Павлодара, но оставивший все ради искусства, что Ахмет Ауэзов не дал ему разрешения выступить. Народ как будто получил то, чего хотел. Они аплодировали, не давали ему уйти, просили спеть еще»

 

В 1923 году Иса и Амре покинули Семипалатинск, а Жусупбек продолжил выступать на вечерах и концертах. Известно, что семипалатинская труппа поддерживала тесные связи с казахской интеллектуальной элитой, а потому видя какие позиции завоевали большевики, им пришлось закрыться. Когда начали сгущаться тучи над лидерами Алаш, Жусупбек тоже пришлось приостановить карьеру.

Чем именно занимался Жусупбек в период с 1923 по 1931 гг. доподлинно неизвестно. Поэтому следует обратиться к автобиографической записи о Ж. Елебекове, написанной им самим. В личном архиве семьи Елебекова сохранены две подобные записи, которые датируются 22 ноября 1936 года и 20 марта 1939 года. В обоих Жусупбек Елебеков пишет, что после ликвидации кружка в 1923 году он в течение года работал в мясном комбинате, а потом до 1928 года был чернорабочим при строительстве Турксиба.

Известно, что строительство Турксиба началось в 1926 году, а потому становится интересно, о чем умолчал Елебеков, чем он занимался в период с 1924 по 1926 гг. Ответ на этот вопрос дает следующий документ:

 

Справка Қағаз

Берілді. Осы справка қағаз

Қу ауданы, 14 ауыл ішінен ашылған Қызыл малшы, Артел мүшесі, Жүсіпбек Лебекұлына, Себебі бұл азамат 1930 жылы июль айының 7-сінен бастап, Қоянды жәрменкесінде қой айдап, Қызылжар уездігіне барған. Артельде төрт ай қызмет істеді.

Сондықтан қол қойып мөр басып сендірілді.

Артел бастығы П Чоңманұлы

Қатысты Ысқақұлы

ТРУДОВАЯ АРТЕЛЬ СКОТОГОНОВ И ПАСТУХОВ «ҚЫЗЫЛ МААЛША» Кувского района, ауыл №14

01.05. 193

№33

Қазақстан

Құжаттың мамыр айының 5-і күні берілгені анық оқылады. Өкінішке қарай, жылдың соңғы цифры түсіп қалған. Шамалауымызша, құжат 1931 жылдың көктемінде, яғни Жүсіпбек Алматыға кетер алдында берілген. Өйткені осыдан кейін арада небәрі 18 күн өткенде, яғни Алматыға аттанар алдында Жүсіпбекке екінші сенім хат беріледі.

Екінші анықтама латын қарпімен жазылған. Кеңсе тілі дами қоймаған сол кездің іс-қағазының қазіргі қазақша оқылуы былай болды:

Сенім хат

Осыны ұсынысы Лебек ұлы Түсіпбек жолдас анық Қу ауданы 16 ауыл азаматы, жасы 27 де, Шыққан табы және негізгі кәсібі батырақ, соңғы жылдарда шойын жол мен параходта жұмыскер болған, ұлы кәмпескеде үлес мал алған.

Сол туралы қол қойып мөрмен сендіріледі.

18. 5. 1931 ж.

 

На этом документе проставлено несколько печатей, что дает повод поверить сказанному. Кроме того, здесь написано, что он работал на пароходе, чего он никогда и нигде не упоминал. Интересно также и то, что царское правительство уделяло большое внимание пароходостроительству в XIX веке, а потому построило сообщение Усть-Каменогорск-Семипалатинск-Павлодар-Омск, которое в годы работы Елебекова в Семипалатинске находилось на пике расцвета.

В 1926 году Ж. Елебеков, как и тысячи других молодых людей того времени, был задействован при строительстве железной дороги Туркестан – Сибирь. Его супруга Хабиба Елебекова в своих воспоминаниях писала, что Жусупбек трудился на строительстве станции Аягоз, но даже там каждую свободную минуту посвящал игре на домбре. Ее слова подтверждают труды Ахмета Жубанова.

В 1928 году Жусупбек вернулся в родной аул, где в то время проходила политика раскулачивания и конфискация байского имущества. В своих трудах Елебеков признает, что принимал в этом активное участие, однако дает этому объяснение:

 

«В те времена, когда ты уже не являешься хозяином своего имущества, когда за тобой постоянно следит караул, если не сможешь показать себя классовым единомышленником, показать себя врагом «вышестоящего» класса шансов остаться в живых против советских палачей у тебя нет»

 

Местной власти понравилась работа, которую проводил Ж. Елебеков, а потому ему выделили конфискованный скот. С 1928 по 1930 год Жусупбек Елебеков провел в ауле.

В 1931 году Ж. Елебеков нанялся перегонщиком скота из Коянды в Кызылжар, где в феврале 1931 года встретился с Орынбеком Бековым, директором Каздрамтеатра. Он и пригласил Ж. Елебекова на работу в Драматический театр города Алма-Ата. Интересно, что в своих автобиографических справках этот момент он объяснил по-разному. В первом случае, он пишет, что встретился с директором О. Бековым в Кызылжаре, куда последний был прикомандирован, а во втором – называет его простым представителем театра и даже не называет его имени. Возможно потому, что в 1937 году Орынбек Беков был расстрелян как «враг народа».

Ахмет Жубанов рассказывал, что уже в мае 1931 года О. Беков вернулся в Алма-Ату вместе с Жусупбеком. Это мнение разделяет супруга акына Хабиба:

 

«Это было в мае 1931 года. Из райцентра прибежал специальный гонец Толеубек с криками: «Жусупбек! Сүйінші! Ты едешь в Алма-Ату!» и вскинул свою малахайку. Жусупбек ничего не понимал и только смотрел на парня. «Идем, собирайся, пошли». Жусупбек слабо понимал, что означало то «сүйінші», но сильно обрадовался когда сказали про переезд в Алма-Ату. Он знал, что в Алматы открылся театр, что там работают знакомые ему Иса и Калибек Куанышбаев. Жусупбек всегда мечтал работать в этом театре. Неужели мечта сбылась? Или этот парень шутит? Ему не хватало смелости подробнее узнать об этом. Потом парень начал трясти его: «Что с тобой? Не радуешься совсем. Поедешь или нет?». Только тогда Жусупбек очнулся: «Кто это? Что он тебе сказал?». «Директор казахского государственного драмтеатра Орынбек Беков заочно знает тебя. Ему также рассказывали о тебе Иса и Калибек. Если согласен, пусть приезжает – выезжаем рано утром…» - начал рассказывать Толеубек. В день приезда Жусупбек заселился домой к Орынбеку Бекову, познакомился с артистами. Кроме уже знакомых Исы, Калибека и Амре он познакомился с Курманбеком Жандарбековым, Елубаем Умурзаковым, Серке Кожамкуловым. Для принятия в театр он даже прошел прослушивание. Это произошло 20 мая 1931 года»

 

День, когда Ж. Елебеков стал артистом театра. 20 мая 1931 года

 

Так Жусупбек Елебеков стал артистом Казахского государственного театра драмы. Жусупбек неизменно участвовал во всех концертах театра, выступал с сольным пением, а иногда дуэтом с певицей Рабигой Есимжановой.

В 1932 году скончался отец Жусупбека. По словам Хабибы, когда начался голод Ж. Елебеков то и дело ездил в аул и каждый раз привозил оттуда родственников. Отца он привез одним из самых первых. Но вскоре после переезда отец сильно заболел и, по словам Хабибы, скончался от болезни сердца. Что касается своих братьев, то он устроил Сейитбека он устроил охранником в свой театр, а Жунисбека – охранником в Управлении Связи.

В 1933 году Жусупбек становится оперным певцом Казахского музыкального театра. За несколько лет работы он исполнил множество ролей в культовых для казахского зрителя оперных спектаклях, в т.ч. Алибек в комедии «Айман-Шолпан», пастух Жапал – «Енлик-Кебек», Тулеген - Кыз-Жибек.  Спустя год при Наркомпросе была создана музыкальная студия, в которую были приглашены музыкально одаренные артисты и где воссоединились Жусупбек и Амре Кашаубаев. К слову, вместе они работали недолго: к тому моменту Амре уже был серьезно болен, но в те редкие моменты, когда боль отступала, все артисты понимали, что Амре по-прежнему недосягаем.

1935 год принес Жусупбеку много нового. К слову, именно в этот год песни Жусупбека Елебекова были впервые записаны на патефоновую пластинку вкупе с радио, впервые прозвучавшее в степи в 1931 году, сделали его невероятно популярным. В том же 1935 году Елебеков женился.

Его супруга Хабиба впервые встретила Жусупбека в 1924 году, но предпочитает начинать рассказ с 1934 года, когда Каркаралы получил статус округа. Тогда советское правительство в спешном порядке организовало местный молодежный театр для шаруа «Қоңыр клуб», в который были приглашены Рахима Тугелбаева, Жаныл Картабаева, Кырыкбай Жумабеков, Баймукаш Калабаев, Хабиба Карабайкызы, сам Жусупбек. Торжественное открытие вел сам Калибек Куанышбаев. Жусупбек пел «Ағашаяқ», а Хабиба пыталась вспомнить где именно слышала это исполнение и видела этого человека. И она вспомнила: в 1924 году она с сестрой Далиля и ее мужем Ынтыкбеком встретила его на пути из Семипалатинска. Ынтыкбек попросил его спеть песню, которую в других регионах могли не знать, а сестры должны были ее выучить. Он спел «Ағашаяқ», которую исполнил десять лет спустя в Каркаралы. Но знакомство с Жусупбеком произошло только на следующий день. Готовясь к спектаклю «Малкамбай», Хабиба разговорилась с Калибеком, которому Хабиба рассказала о Жусупбеке. В тот же день Калибек предложил Жусупбеку взять ее в жены.

Из-за голода и болезней Хабиба к тому времени осталась круглой сиротой. Отец умер во время ссылки в Атырау в 1928 году, сестра погибла в Кемерово в 1927 году по дороге из Москвы домой, мать Жакиш, сестра Куланда, Харира и брат Рымбек погибли от голода в 1932 году. Поэтому в ауле ее ничего не держало. Калибек предложил ей поехать вместе с ними в Алма-Ату. Даже если она не согласится выйти замуж за Жусупбека, он готов устроить ее на работу в театр. Хабиба вспоминала:

 

«Замужество меня в то время вообще не интересовало. Правда, когда Калеке предложил взять меня с собой, то я надеялась попасть к своим родственникам в Семипалатинск, отучиться там и стать достойным членом общества»

 

Тем не менее, она согласилась. А 3 августа 1935 года Жусупбек и Хабиба поженились.

 

Жусупбек и Хабиба

 

В 1935 году он стал солистом Казахской филармонии, где проработал двадцать пять лет, был участником первой декады казахского искусства в Москве 1936 года.

Сталинские репрессии 1937 года коснулись и Жусупбека Елебекова. В те кровавые годы врагами народа были объявлены 125 тысяч человек, 25 тысяч из которых было расстреляно без суда и следствия. Как вспоминала Хабиба, в те дни Жусупбек был сам не свой: был встревожен, тревожен, питался плохо, если услышит ночью звук машины просыпался. Оказывается, он находился под следствием сотрудников НКВД. Они вызывали его днем, спрашивали был ли он у такого-то человека, какие разговоры велись за столом. Он отвечал, что он артист и в политике не разбирается, а ходил потому, что звали. В конце концов, дел против него начато не было.

В 1942 году Жусупбек Елебеков получил звание Народного артиста Казахской ССР. В том же году, в ходе военных действий, выступал в составе концертной бригады перед солдатами Калининского фронта. В те годы он встретился с бойцами Восьмой гвардейской стрелковой дивизии И.В. Панфилова, где познакомился с Рамазаном Елебаевым. Последний исполнил свою новую песню «Жас қазақ», которую именно Жусупбек сделал одной из самых популярных песен военного времени.

После окончания войны Жусупбек Елебеков продолжил трудиться на сцене. В 1949 году он выступал на декаде казахской литературы в Москве. Его слушали на декадах в Китае в 1950 и 1955 гг., в Москве в 1958 году, за что получил высшую советскую награду орден Ленина.

С 1960 года Ж. Елебеков перебрался в Казахконцерт, где проработал до 1967 года. В качестве сотрудника Казахконцерта он ездил на казахские Декады в Монголии (1960 г.) и Индии (1967 г.). Последние годы жизни Ж. Елебеков посвятил себя воспитанию и обучению нового поколения певцов. Он преподавал народный вокал в Казахской студии эстрадного искусства. Среди его учеников были Мадениет Ешекеев и Кайрат Байбосынов.

 

Жусупбек со своими учениками

 

В 1977 году Жусупбек Елебеков попал в больницу с почечным недугом. Врачи приняли решение делать операцию, а через несколько дней он был выписан. В том же году он в последний раз отправился в родной Каркаралы. Жусупбек Елебеков скончался 12 августа 1977 года.

Жусупбек Елебеков всю свою жизнь посвятил музыке. Он обладал исключительным талантом, наизусть знал репертуар самых ярких народных акынов и исполнял их песни в своем неповторимом уникальном стиле. Лучше всего про Жусупбека Елебекова говорил Амре Кашаубаев: «Я не знаю современного певца, который так великолепно исполнял бы народные произведения как Жусупбек!». И вправду: Жусупбек Елебеков был пел прекрасно…

Автор: Аян АДЕН

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English