«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Свой среди чужих, чужой среди своих

2932 0
Свой среди чужих, чужой среди своих
В истории давно известны «символические бои» за «национальных героев» между историографиями разных стран

Причем, сторонники разных национальных школ априори записывают данных героев в стан своих символических предков, приписывая им четкую национальную самоидентификацию. Причем, по мнению адептов такого подхода, национальная идентичность доминировала над религиозной и родовой идентичностями. По моему мнению, в доиндустриальную эпоху наоборот доминировали родовая и религиозная идентичности.

К примеру, правитель Киевской Руси Владимир Красное солнышко считается своим и украинцами и русскими, хотя на деле он себя больше идентифицировал со своим родом (Рюриковичи), чем с современными украинцами и русскими. То же самое касается и Едиге, которого ногайцы, казахи, татары, каракалпаки и др. считают своим «предком», на деле же у него доминировали как родовая идентичность (из рода Мангыт), так и религиозная идентичность (мусульманин). Интересным персонажем, который имел такое пограничное положение был Жалантос-батыр (в узбекских источниках он обозначен как Ялангтуш). Его положение легко охарактеризовать как «Свой среди чужих, чужой среди своих». Казахские историки называют его казахским батыром, который вместе с отцом в конце 16 века ушел служить узбекским ханам. Узбекские же историки отрицают связи Ялангтуша с казахами, считая, что тот ни дня не служил казахским ханам, а наоборот полжизни посвятил борьбе с казахскими ханами и султанами. Эти две полярные точки зрения существуют параллельно, причем узбекские историки не обращают внимания на русские источники, а казахские историки не знают сведения среднеазиатских источников (к примеру, Бахр ал Асрар).. К сожалению, в Казахстане фигура Жалантоса обросла всякими мифами и легендами (к примеру, эпизоды из молодости Жалантоса и др.), которые искажают истинную картину. При этом казахские историки не знают многого о политической деятельности Жалантоса и его войнах с калмыками, иранцами и индийскими войсками. В этой статье мы хотели отобразить реальную историю жизни Жалантоса. Ниже мы будем использовать написание Жалантос, несмотря на то, что написание Ялангтуш правильнее, такой выбор связан с тем, что Ялангтуш-бахадура никто не знает в Казахстане, а написание Жалантос общеизвестно.

Ниже мы тезисно обозначим основные вехи биографии Жалантоса.

1. Жалантос происходил из золотоордынского рода Алшин. Он был потомком Сеиткула, сына Токбана, сына Ораза, сына Карамашака, сына Алима, сына Кайырбая, сына Кудуара, сына Алау. Таким образом, Жалантос был потомком в 8-ом колене золотоордынского эмира Алау, современника хана Джанибека (1342-1357). Сын Алау Кудуар, по мнению Радика Темиргалиева является общеизвестным персонажем русского фольклора разбойником Кудеяром, который упоминался даже у Некрасова Н.А. в поэме «Кому на Руси жить хорошо»:

Жили двенадцать разбойников,

Жил Кудеяр — атаман.

Много разбойники пролили

Крови честных христиан.

2. Интересной является этимология имени Жалантос. По одной версии данное имя можно перевести как «Гладкий камень». По нашему мнению, данное имя можно перевести как «Голая грудь». Скорее всего, это прозвище, и оно было получено за то, что в бою, видимо в молодости, он был без доспехов (возможно в силу бедности), закрывавших грудную клетку. Как мы увидим ниже, мусульманским именем Жалантоса было Низам уд-дин.

3. Отца Жалантоса по узбекским источникам звали Бойходжа, в казахских шежире он назван как Сеиткул. На самом деле данное противоречие можно легко объяснить. У степняков часто человек носил несколько имен. К примеру, известный Кабанбай-батыр известен также как Ерасыл и Дарабоз. Часто бывало, что имя человека заменялось прозвищем. Та же ситуация могла быть и с отцом Жалантоса. Бой-ходжа (Бай-ходжа) могло быть именем, а Сеиткул («раб Сеида», т.е. «раб человека из потомков пророка Мухаммеда») было обидным прозвищем, полученным за службу Ходже Хошиму Дагбеди (потомок Махдум Агзама). Как известно из шежире, Махмуд Агзам (предок Ходжа Хошима Дагбеди) происходил из рода Сеид-ходжа, подразделения Кылышты-ходжа. Поэтому под прозвищем Сеиткул, подразумевалось «раб человека из рода Сеид» (Ходжа Хошима Дагбеди). Ставшие классическими примеры Мухаммед-Ханафии Валиханова (больше известного как Шокан Валиханов) и Ибрагима Кунанбаева (больше известного как Абай Кунанбаев) также свидетельствуют о существовании такой традиции, когда прозвище вытесняло официальное имя.

4. Политическая биография Жалантоса очень интересна: Как мы знаем, Жалантос был бухарским эмиром, служившим узбекским ханам. В 1607 году он был назначен аталыком Ташкента при казахском чингизиде Шах Саиде. В первой половине 1610-ых годов Жалантос воевал против казахских ханов и султанов.

В конце 1614 года Жалантос совершил рейд в Иран. Войска Жалантоса разорили предместья Мешхеда. Не получив подкрепления и разрешения от Имамкули вступать в бой с Шах Аббасом, Жалантос отступил в Бухарское ханство.

В 1619-20 (по другой версии в 1622-23) годах претендент на престол, поддерживаемый Ираном, вторгся в Бухарское ханство. Спустя некоторое время против него выступил Жалантос со своей армией и союзниками из числа хазарейцев. Жалантос пустился преследовать претендента, но не смог поймать, при этом он смог захватить богатую добычу, которую он отправил в Бухарское ханство.

В 1623 году Жалантос построил крепость Чатур возле Газни (современный Афганистан), из которой сборщики налогов могли собирать налоги с местных Хазарейцев. В итоге это закончилось войной с Индийским императором. В 1628 году Жалантос участвовал в осаде Кабула, после этого он восстанавливал крепость Бамиан.

В 1628 году после смерти Ишим-хана, власть в Ташкенте захватил Абули-султан, который начал читать хутбу на свое имя. Имамкули вызвал из Балха Жалантоса, который только вернулся из Бамиана. Абули бежал в Кашгарию. Жалантос захватил Ташкент. В 1632-33 годах Жалантос вместе с будущим ханом Абд ал Азизом участвовал в походе на Хорасан.

В 1635 году Жалантос был послан ханом Имамкули против казахов. Жалантос осадил Мурат-султана (сын Тауекель-хана) в городе Пскент. Мурат признал власть Имамкули, После этого Жалантос захватил Ташкент.

В 1638 году Жалантос послал подарки императору Индии на сумму 10 тысяч рупий, после обещания жить в мире с могулами, Император Индии пожаловал Жалантосу 20 тысяч рупий и 3 тысячу рупий его посланнику.

Летом 1638 года Надир Мухаммед послал Жалантоса в набег на Хорасан. В 1639 году индийские войска напали на Бамиан и Гиндукуш, Надир Мухаммед отправил Жалантоса с 3 тысячами воинов разведать ситуацию и противостоять индийским войскам. 2 июля 1639 года в первой стычке армия Жалантоса победили могулов, убив 80 человек и захватив в плен большое количество могулов. 14 июля вместо поздравлений, Жалантос получил приказ избегать битвы. Он был разочарован, но был вынужден соблюдать приказ. Летом 1640 года сын Индийского императора попытался совершить набег на владения бухарских ханов, но мгновенная реакция Жалантоса заставила принца покинуть данную территорию.

Сын Жалантоса эмигрировал в Индию в 1640 году. В августе 1640 года Надир Мухаммед обещал русскому царю послать против калмыков Жалантоса с 12 эмирами и 50 тысячами войска. В феврале 1641 года Жалантос собрал армию для похода на Хорасан. Но поход не случился из-за восстаний в Ташкенте и Бадахшане. Жалантос направился подавлять их. После подавления войска направились в набег на калмыков весной 1641 года.

После воцарения Надир Мухаммеда Жалантос потерял свои земли в Афганистане, но приобрел высокий статус в Бухаре, став вторым лицом в ханстве после хана.

В 1643 году казахский хан Джангир с 600 воинами выступил против огромного войска джунгар (от 25 до 50 тысяч воинов) и попросил о помощи бухарского хана. Тот выслал ему в помощь войско Жалантоса из Бухары, войско своего сына Абд ал Азиза из Самарканда и войско Абдрахмана Уйсуна из Андижана. К концу битвы успело подойти только войско Жалантоса. Приход 20-тысячного войска Жалантоса помог одержать казахам победу над джунгарами. Потеряв 10 тысяч убитыми и 1 тысячу пленными джунгары отступили.

В этой операции Жалантос фиксируется в русских источниках как соратник Джангир-хана и человек, который кочует рядом с ним. Причем стоит отметить, что русские источники связывают Жалантоса и Джангира. Если джунгары идут против казахов, то обязательно на Джангира и Жалантоса. Здесь стоит отметить, что Жалантос на помощь Джангиру выходил из Бухары, в то время как Абдрахман Уйсун из Андижана. При этом Жалантос был быстрее Абдрахмана. Видимо такая скорость помимо ханского приказа имела и другие мотивы. Если согласится с тем фактом, что некоторые казахские кочевья являлись «кочевьями Жалантоса», то забота о своих кочевьях была дополнительным мотивом столь быстрого хода армии Жалантос. Безусловно данными «кочевьями Жалантоса» являлись земли рода Алшин (видимо подразделения Байулы-Алшин, вошедшего в состав казахов в первом десятилетии 1600-ых годов), которые признавали лидерство знаменитого эмира и родственника Жалантоса (лидеры Байулы-Алшинов были 6-8-юродными братьями Жалантоса, то есть по средневековым меркам, недалекими родственниками). Таким образом, Жалантос имел владения как в разных частях Бухарского ханства (также в Балхском владении на территории современного Узбекистана и Афганистана), так и в Казахском ханстве (видимо земли рода Алшин в нижнем течении реки Сырдарьи).

В 1647 году Жалантос вместе с Абд ал Азизом воюет против индийских войск. Индийский император решил предложить Жалантосу взятку в размере 30 тысяч туманов (от 3 750 тысяч до 4 285 714 танга или от 165 тысяч до 257 142 рублей). Взамен они требовали покинуть провинцию Балх, но Жалантос отказался. Получив отказ, индийские войска напали. В битве, которая длилась целую неделю, Жалантос потерял огромное количество людей. После этого Жалантос стал просить помощи у Абд ал Азиза, также предлагая заключить мир с Казахским ханом Джангиром, чтобы освободившиеся воинские контингенты были переправлены в Балх, на помощь ему.

После этого казахские султаны присоединяются к войску Абд ал Азиза и вместе с ним и Жалантосом воюют против индийских войск. Абд ал Азиз летом 1647 года посылал Жалантоса в качестве посла-переговорщика к Индийскому императору Аурангазебу. В итоге, индийцы проиграли войну в 1647 году объединенной армии под руководством Абд ал Азиза, Жалантоса и казахского хана Джангира. После этой войны Жалантос пропадает со страниц хроник как активный политический деятель. Умирает он в 1656 году. После смерти Жалантоса, его род стал терять «политический вес». Вскоре после смерти Жалантоса, его близкие родственники, относящиеся к подразделению Алимулы-Алшин перешли в подданство к казахским ханам.

5. Также стоит отметить, что Жалантос в российской историографии был очень известен как меценат, построивший величественные мечети Тилля-кари и Шер-Дор (Ширдар) в Самарканде.

6. Внучатый племянник Жалантоса Айтеке-бий известен как соратник казахского хана Тауке. Скорее всего, часть узбекских Алшинов ушла во времена раннего правления Тауке (либо во времена его предшественника хана Батыра) к казахским Алшинам (подразделение Байулы), которые перешли к казахам в начале 1600-ых годов из Едисанской Орды (часть Ногайской Орды). Интересно, что мавзолей Айтеке бия (1644-1700) находится в городе Нурата Навойинской области Узбекистан, что показывает сильные связи Алшинов-Алимулы с Узбекистаном. На сегодняшний день, потомки Жалантоса живут в Кызыл-Ординской области Казахстана (клан Торткара подрода Алимулы рода Алшин), в некоторых частях Узбекистана. По данным казахских шежире, потомки Кудайназара, сына Жалантоса живут в Бухарской области в Тамдынском районе. По устным консультациям узбекских исследователей потомки узбекских Алчинов живут в городе Джума в  Пастдаргамском районе Самаркандской области. Также, судя по всему часть потомков Айтеке бия живет в городе Нур-ата.

Подводя итоги, стоит отметить, что в казахстанской историографии принято считать Жалантоса казахским батыром из рода Алшин-Алимулы-Торткара. В то время как в Узбекистанской историографии Жалантоса принято называть узбеком. В русских источниках Жалантос вообще назван татарским князем. В доиндустриальную (аграрную) эпоху всегда существовало несколько идентичностей, причем родовая идентичность в то время доминировала над политической. Ногайские мурзы в XVI веке в зависимости от разных политических обстоятельств могли стать казахами (подданными казахских ханов), крымскими татарами (подданными крымских ханов), узбеками (подданными ханов Хивы или Бухары) или остаться ногайцами (подданными ногайских биев), но свою родовую идентичность они не меняли. Таким образом, родовая идентичность превалировала и доминировала над другими идентичностями. Поэтому Жалантос не чувствовал себя ни казахом, ни узбеком в современном понимании данных терминов, он считал себя Алшином (алчином), потомком Золотоордынского эмира Алау, а уж потом у него проявлялись религиозная (мусульманин) и политическая идентичности (подданный узбекских ханов Балха и Бухары). Жалантос был изначально узбекским эмиром (который воевал с казахскими султанами и ханами), позже под его контроль попали некоторые казахские кочевья (видимо рода Алшин), поэтому его называют и казахским батыром. Мы можем называть Жалантоса узбекским эмиром из рода Алшин, большая часть жизни которого прошла в служении бухарским и балхским ханам. Но при этом под конец своей жизни Жалантос стал союзником казахского хана Джангира и был фактическим правителем казахского Младшего жуза (рода Алшин). С учетом донационального характера этнических образований  в Казахстане и Средней Азии, попытки «приватизировать» и объявить Жалантоса только «узбекским» или только «казахским» государственным деятелем не научны. Безусловно, у Жалантоса доминировали скорее всего два вида идентичности (родовая: Алшин и религиозная: мусульманин-суннит). В плане политическом, Жалантос был гораздо более продолжительное время «узбеком», то есть подданным узбекских ханов Бухары и Балха, чем «казахом», подданным казахского хана Джангира. Более того, Жалантоса трудно назвать подданным казахского хана Джангира. Скорее в борьбе с джунгарами и калмыками, они были больше союзниками, при этом в военном отношении сил у Жалантоса было чуть больше, чем у Джангира. Поэтому Жалантоса можно называть общим персонажем узбекско-казахской истории, чьи потомки живут как в Казахстане, так и в Узбекистане (возможно также и в Индии).

Жаксылык САБИТОВ

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English