«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Сакральные места Тараса Шевченко: Далисмен-Мула-Аулие

1250 0
Сакральные места Тараса Шевченко: Далисмен-Мула-Аулие
Портал Qazaqstan Tarihy продолжает серию публикаций исследователя Д. Черниенко, посвященную историческим обстоятельствам появления и современному состоянию сакральных мест Казахстана

В июле-августе 1851 года Шевченко и его спутники – участники Каратауской геологоразведовательной экспедиции, расположились лагерем на длительную стоянку в удобном, обеспеченном природными родниками месте – урочище (оазисе) Акмыш (20 км на северо-запад от аула Шетпе – райцентра Мангистауского района).

 

 

Вид с некрополя Темир-Абдал на гору Шеркала

Эта местность известна тем, что тут, на относительно небольшом расстоянии в несколько километров одна от другой находятся наиболее величественные и живописные меловые горы центральной части Северного Актау. Самая знаменитая из них – гора Шеркала (высота около 300 метров), овеянная древними легендами, является природным символом и святыней всего Мангистау. Очертания гор Акмыша создают настоящие сказочные, фантастические пейзажи – удивительные формы, остроконечные пики, естественные скалистые столбы-скульптуры, причудливые каньоны и обрывы, многочисленные пещеры, туннели и гроты, обрывистые стены. Везде игра света и тени, соединение мощи и утонченности. Не удивительно, что Шевченко так захватили эти природные произведения искусства. Период стационарной работы в Акмыше оказался наиболее плодотворным для художника – здесь он выполнил пять акварелей, больше десятка рисунков и набросков, в которых смог отобразить не только свои впечатления от увиденного, но и настроение самой природы.

В нескольких километрах к западу от Шеркалы и Акмыша находится святое место – некрополь Темир-Абдал, одно из самых древних кладбищ в округе и очень скромных, в нем нет мавзолеев и других крупных построек, в основном каменные насыпи и необработанные стеллы, изредка встречаются кулпытасы.

Здесь, вырубленная в небольшой песчаной горе, располагалась пещерная мечеть (грот высотой до трех местров, возможно, первоначально из двух помещений) муллы Данисмана (в такой форме имя встречается в литературе). Сведений о времени жизни мусульманского проповедника не сохранилось. Известно, что туркмены и казахи очень почитали место его погребения святого, считая его чудодейственным, приходили молиться, совершали жертвоприношения.

 

 

Общий вид некрополя Темир-Абдал

Шевченко, который, вероятно, узнал про обряд погребения святых от местных жителей или проводника экспедиции, и позднее так описал его в своем «Дневнике»:

 

«Туркменцы и киргизы святым своим (аулье) не ставят, подобно батырям, великолепных абу (гробниц), на труп святого наваливают безобразную кучу камней, набросают верблюжьих, лошадиных и бараньих костей. Остатки жертвоприношений. Ставят высокий деревянный шест, иногда увенчанный копьем … и на том оканчиваются замогильные почести святому».

 

Пещера заинтересовала Шевченко как историко-бытовой памятник Мангышлака и он изобразил ее в акварели и карандашном рисунке, собственноручно подписав: «Далисмен-мула-аулье» («Могила святого Далисмена»).

Хорошо видно, что на потолке большой пещеры образовались провалы, через которые видно небо и освещается задняя стена. Надпись на стене над входом в пешерную камеру свидетельствует, что тут был похоронен человек высокого статуса. Сама могила с обелиском (кулпытас?) изображена справа. Около могилы, кроме двух копий и зеленого куста тамариска, лежат черепа верблюдов и рога архара, которых приносили в жертву на честь святого. Возле входа в келью, в которой, по легенде, жил мулла, на камне сидит человек в белой одежде и шляпе. Возможно, это сам Шевченко за рисованием. Рядом два оседланных коня – известно, что художник объезжал окрестности со своим другом и сослуживцем Брониславом Залесским. Образный строй рисунка решен в широкой тоновой градации на противопоставлении холодных и теплых оттенков. Историческая и этнографическая ценность акварели и рисунка заключается в том, что Шевченко очень точно, почти документально зафиксировал и передал изначальное устройство могилы.

 

Далисмен-Мула-Аулье. Акварель Далисмен-Мула-Аулье. Эскиз, карандаш

 

В 1972 году кладбище Темир-Абдал посетили украинский и казахский писатели-шевченковеды Анатолий Костенко и Есбол Умирбаев, которые, собирая материал для будущей книги («Оживут степи…»), шли следами знаменитой Каратауской экспедиции на Мангышлаке. Тогда ими было отмечено, что «крыша» пещеры почти обвалилась, передняя часть уже ничем не прикрыта. Не было уже и перемычки, разделявшей передний зал на правую и левую половины. Таким образом, исчезли оба зала, где, вероятно, проводились религиозные службы. Неповрежденной осталась лишь маленькая келья, выдолбленная в задней стене. Как видно на фотографии, А. Костенко решил лично повторить сюжет рисунка.

 

Вид пещеры в 1972 году

К настоящему времени склеп и перегородка из мягких пород песчаника в этом месте окончательно обвалились, заметно изменив внешний вид памятника, первое помещение полностью разрушено. Но небольшой старинный некрополь как и раньше сохраняет священное для Мангистау значение.

 

Современный вид святого места, фото 2016 года Внутренняя камера пещеры (келья)

 

При подготовке материала использованы публикации Л. Костенко, Е. Умирбаева, статьи из «Шевченковской энциклопедии» (в 6 томах, Киев, 2013–2015).

Д.А. Черниенко,

старший научный сотрудник Института истории государства КН МОН РК,

кандидат исторических наук 

фото – автора

Читайте также: Сакральные места в творчестве Тараса Шевченко: Ханга-Баба

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English