Публикации

Нуралы-хан: Чтоб над могилою родителя моего учинить строение

12 Сентября 2018
401
0
Нуралы-хан: Чтоб над могилою родителя моего учинить строение
270 лет назад, в 1748 году, Абулхаир-хан был убит Барак-султаном. Его власть унаследовал старший сын – Нуралы.

Считалось, что Нуралы-хан не обладал такими организаторскими, лидерскими качествами, как его отец. Тем не менее, он сохранял ханский титул на протяжении 38 лет, пока в 1786 году не был официально отстранен от власти императрицей Екатериной II. Спустя четыре года он умер в Уфе.

1748 год является знаменельной датой в летописи казахской истории, так как в это время насильственной смертью погиб один из лидеров казахского народа, хан Младшего жуза Абулхаир. Он является неординарной фигурой в истории Казахстана. С его именем связано начало присоединения казахских замель к Российской империи, и потому, в разное время, он подвергался как порицанию со стороны потомков, так и восхвалению.

Гибель Абулхаир-хана произошла на территории современного Айтекебийского района Актюбинской области. Для того, чтобы соорудить памятник на месте гибели Абулхаир-хана, его сын Нуралы посылал письма российским властям с просьбой о помощи для сооружения «строения» на могиле его отца. Позже, над могилой возвели небольшой мавзолей из сырцового кирпича и посадили дерево, которое и стало ориентиром для поисков могилы.

О характере Нуралы и его отношении к отцу свидетельствует переписка 1848-1850 годов с российскими представителями власти. Можно привести несколько выдержек из корреспонденции Нуралы, которая содержится в книге «Эпистолярное наследие казахской правящей элиты 1675-1821 годов». И.В.Ерофеевой, направленной императрице Елизавете Петровне, которые затрагивают период между смертью Абулхаир-хана и назначением Нуралы в качестве его преемника:

1. Верноподданный в. и. в. нашей великой падишах, отец наш Абулхаир-хан умер. Теперь подданные вашего величества, все лучшие подчиненные нашему отцу из Средней и Малой Орд, устроив между собою надлежащее совещание, вместо нашего отца Абулхаир-хана единодушно выбрали меня в ханы.

2. Хотя наш йурт и выбрал меня в ханы, но я, как верноподданный в. и. в., без особого высочайшего фермана в. и. в. не решаюсь вступить в должность.

3. Поэтому всеподданнейше прошу в. и. в. о том, чтобы высочайшим ферманом в. и. в. повелено было, согласно выбору нашего йурта, вместо нашего отца ханом быть мне, и возвести меня в ханское достоинство ферманом в. и. в. с золотою печатью.

Всемилостивейшая великая наша падишах-императрица, прошу вашего величества вынести милостивое решение по данному моему прошению.

Письмо, датированное 5 октября 1748 года, отражает переломный момент – после смерти Абулхаир-хана решался вопрос о новом правителе Младшего жуза. 26 февраля 1749 года императрица пожаловала Нуралы титул «киргис-кайсацкого хана». 

14 января 1750 он отправляет письмо тайному советнику И.И. Неплюеву, которое посвящено вопросу сооружения надмогильного памятника:

  ... Я чего всегда желал, и что в мысли моей имел, и о чем много просил, т.е. чтоб над могилою родителя моего учинить строение, в том ныне самым делом по высочайшей е. и. в. нашей всемилостивейшей государыни милости чрез ваши старания призрены и всемилостивейшею резолюциею снабдены. И начало нашего желания ныне совершенно вижу, и что оное самым делом исполнится, неотменно уповаю, и за то господу богу моему благодарение приношу, и по крайней возможности моей всеусердно служить готов, даруй боже за то и вашему высокопр-ву вящего щастия и возвышения вашей участи удостоиться.

По означенному же всемилостивейшему указу повеленному строению мы здесь некаким образом рисунок учинили, которой, уповаю, и вашему желанию сходен быть может; а нам хотя бы и попространнее был. Сверх же того, как родитильнице и всей фамилии нашей покажется. И сие прошу за благо принять и оной рисунок, учиня, с ним по письму вашего кондуктора возвратил, которого прошу в начале весны, как снег будет сходить, для осмотрения того места паки сюда прислать. И ежели бог благоволит, то по учинении того со основательным о всем моим ответом и переводчика с товарищи возратить имею.

фото: old.priru.kz

Его просьбы были удовлетворены, поэтому в конце июля 1750 года он вновь пишет письмо императрице Елизавете Петровне со словами благодарности:

… за высочайшее повеление о строении покойного отца моего над могилою гробницы покорнейшее благодарение приношу и в таком уповании пребываю, что будучи я в подданстве в. и. в. и в протчих отношениях моих высочайшею милостию вашего величества оставлен не буду.

Уведомился я здесь, что одного знатного киргисца Бахтыбай-бия сын Девлетбай, которому в России имя дано Генжебул, якобы оной в Кронштате имеется, и ежели он ныне в живых находится, покорно прошу указать оного человека сюда на почте прислать.

Помимо материального воплощения дани памяти своему отцу, Нуралы-хана не оставляла мысль об отмщении за убийство. К тому же, такое попустительство плохо отражалось на его авторитете. Среди прочего Нуралы просил поддержку у русских властей в этом деле.

21 августа 1751 г., он отправляет письмо А.И. Тевкелеву, который еще при Абулхаир-хане принял большое участие при ведении переговоров о принятии казахским народом Российского подданства. 

... Напредь сего я требовал от вас силы, чрез которую мог моим неприятелям за их мне учиненные озлоблении отмщение учинить, также, чтоб на месте том, где отец мой погребен, строение поставить просил и сверх того помощи требовал, дабы таких людей, которые ослушны мне чинятся, там ловить и содержать дотоле, дондеже дело, до них подлежащее, окончится, и по окончании оного по моим прошениям отпускать, чрез чтоб я удовольствие свое иметь мог, в чем мои с вами и прежние свидании чинены были. Да как переводчик Яков от г-на тайного советника ко мне прислан был, тогда он словесно мне представлял ево, г-на тайного советника, приказом, что хотя у вас в России того в обычае, чтоб людей ловить не находится, однако, буде оное действительно, я прошу чинить и чрез то ко исполнению высочайшей воли е. и. в. способ сыскать можно, то о том дозволительного указа он испросить не оставит.

О постановлении же над могилою отца моего строения, как оному быть, хотя и ландкарта сочинена и ныне у меня имеется, только оного потому не состроено. А ежели бы все по вышеописанному моему требованию учинено было, то бы я моим неприятелям, т.е. убийцам отца моего, отмщение давно уже учинить мог и повеленные бы мне с вашей стороны дела исполнением окончаны и неприятели и противники устрашены были, а доброжелатели бы о том радость имели. 

Сами вы небезызвестны, что, о том о всем я с вами говорил, покойный отец мой до кончины своей ваши благия советы всегда слушал и по оным поступал, чему следуя, и я ваши повеления слушать и по оным поступать не оставляю; яко же и ныне, как поехал было я отмщения ради убийцам отца моего, то по вашему благому совету с пути возвратился, токмо туда в Среднюю Орду к Аблай-султану и Казбек-бию людей послал, почему они, салтан и бий, ко мне ответствовали, яко оне о том, что я к ним нынешний год не поехал, сожалеют и меня со всякою охотою к себе ожидали, и ежели бы я к ним приехал, то б всех плутов поймав, также и убийцы Барака детей, мне отдать имели, точию они ныне отдалились на зимовье кочевать.

И сверх того Аблай-салтан приказывал, чтоб я во многолюдстве впредь будущую весну к ним приехал и, спрося то, дабы против их выслано было войско е. и. в. только хотя заграницу кое бы тут до тех пор, дондеже мы с неприятелями управимся, в страх им неподвижно стояло. Однако сей год то вся я оставил, токмо доколе я того за отца моего с моими неприятелями отмщение не учиню, дотуду по обычаю, состоящему в нашем народе, легкомысленные люди и плуты то разуметь будут, что когда я за отца своего отмстить не умел, то уже протчие дела и подавно исправить не могу и затем никакого страха от меня иметь не будут.

Нуралы-хан хлопотал о возведении «строения» надо могилой Абулхаир-хана. Но сейчас на этом месте возведен целый мемориальный комплекс «Хан моласы», который состоит из мавзолея над могилой хана и памятника. Памятник представлен в виде трех стел, взмывающих вверх и расположенных на крупном стилобате.  Стелы покрыты тамгами разных казахских родов.

фото: visitaktobe.kz

Три стелы символизирует единство казахских жузов, которые сплотились перед лицом опасности, благодаря деятельности Абулхаир-хана.

В данный момент мемориальный комплекс «Хан моласы» входит в список 100 сакральных объектов Казахстана.

 

Главное фото: aktobetimes.kz

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Подпишитесь на наш Telegram канал!

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ
Опрос

Программе «Болашак» исполнилось 25 лет. Вы участвовали в программе?