«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Из профсоюза металлистов в прокуроры СССР

277 0
Из профсоюза металлистов в прокуроры СССР
На смену руководителя Кирревкомом С. Пестковского был назначен теперь уже бывший председатель Исполнительного комитета Вятского губернского Совета и одновременно председатель Вятского и Оренбургского

губкомов РКП (б) Иван Алексеевич Акулов.

Иван Алексеевич простоял во главе Кирревкома еще меньше предшественника – с августа 1920 года по январь 1921 год. Однако его трудовые подвиги во времена осадного (после освобождения от белогвардейцев) положения Оренбурга с фабриками, стоявшими в отсутствии сырья и топлива, с транспортной разрухой и с полной катастрофой в сфере народного хозяйства вписали его имя в историю народа Казахстана.

Родился Иван Акулов 12 апреля 1888 года в бедной семье мелкого торговца в Петрограде. Ранняя смерть отца Ивана, Алексея, стала сильным ударом для семьи: матери четверых малолетних детей пришлось отдать Ивана в детский приют, где И. Акулов стал учиться читать и писать. Особенные способности мальчика к обучению позволили 12-летнему юноше поступить в Петербургскую торгово-промышленную школу, которую Иван Акулов окончил с отличием.

Параллельно с учебой Иван начал свой трудовой путь в ремесле конторщика. Но вскоре юноша поддался влиянию революционных настроений. Как рассказывал сам Иван Алексеевич, поначалу он воспринимал революционную деятельность как нечто, связанное исключительно с маевками, демонстрациями и митингами. Осознанно Акулов сделал выбор в пользу революционного пути в 1907 году, вступив в члены Российскую социал-демократическую рабочую партию большевиков (РСДРП). За подпольную нелегальную деятельность двадцатилетнего Ивана Акулова вместе с девятью соратниками по партии, в результате следствия Санкт-Петербургская судебная палата приговорила к 1 году заключения.

Так, с сентября 1908 года вынужденное прозябание в крепости дало Ивану Акулову то, чего не могла дать активная революционная деятельность – время на образование. Сам Иван Акулов вспоминал время, проведенное в тюрьме, так:

 

 «Самообразованием занимался все время, но без системы. Просто – много читал. Особенно много читал в тюрьме. Интересовали меня, главным образом, книги по общественным вопросам»

 

После освобождения И.А. Акулов снова погрузился в революционную деятельность. Первым делом организовал фракцию большевиков в профсоюзе металлистов. Новоизбранный от рабочей курии Петербургской губернии в IV Государственную думу Алексей Егорович Бадаев, знакомый с Акуловым во времена создания профессионального союза металлистов, рекомендовал в 1912 году Ивана Алексеевича в Петербургский комитет РСДРП (б). Правда через год Акулов снова был арестован и приговорен к отбытию наказания в Самарской губернии. Через два года решением суда его поселили в финляндской деревушке под Выборгом. Там Акулов и прожил вплоть до 1917 года. По окончании Февральской революции Иван Алексеевич предлагал активную помощь однопартийцам Новгородской губернии. После небольшой командировки в Новгород, Иван Акулов вернулся в Выборг, где занялся формированием военной организации РСДРП (б). До Октябрьской революции Иван Акулов был делегатом VII конференции РСДРП и VI съезда партии.

После Октябрьской революции Акулов на краткосрочном временном отрезке занимал ряд видных и ответственных должностей: в ноябре 1917 года он был секретарем Екатеринбургского комитета РСДРП (б), секретарем Уральского областного комитета партии, во время вооруженного выступления Чехословацкого корпуса в мае-августе 1918 года комиссаром снабжения Челябинско-Златоустовского фронта Красной Армии. В Вятке в сентябре 1918 года он возглавлял губком и губисполком, а в 1919 году председательствовал в Оренбургском комитете партии.

Прибыв в начале февраля 1919 г. в Оренбург, только-только освобожденный красноармейскими частями В. К. Блюхера от казачьих формирований атамана Дутова, Иван Алексеевич застал некогда ключевой город казахского пролетариата в полной разрухе: фабрики и транспортная сеть оказались полностью парализованы. 11 февраля 1919 года, на собрании представителей партии Оренбурга, Иван Алексеевич выступил:

 

 

«Ближайшая задача, которая стоит перед нами — налаживание транспорта, восстановление народного хозяйства. Коммунисты губернии должны направить свою энергию на обеспечение центра сырьем и хлебом, на строительство Красной Армии».

 

На общем собрании коммунистов И.А. Акулов зафиксировал первостепенные задачи для улучшения инфраструктуры города, среди которых проведение выборов в Оренбургский городской Совет рабочих и депутатов, которому полагалось дать ключевые позиции в решении большинства задач, прозвучавших на собрании. В свою очередь, губком РКП(б) выдвинул кандидатуру Акулова по созданию городского Совета. Агитационная работа дала свои плоды: львиная доля населения Оренбурга выбрала первый список кандидатов в депутаты, что дало Акулову возможность избрания в Совет города от мастеровых депо Оренбурга. Спустя какое-то время Акулов возглавил эту фракцию коммунистов. Наряду с этим событием шла подготовка к VIII съезду РКП(б) II губернской партийной конференции. Для этих целей в городе формируется комиссия, членами которой становятся Акулов, Здобнов и Сольц, которая обязана сформировать повестку губернской конференции.

После конференции размеренную мирную жизнь губернии, которая только начала восстанавливать транспортные узлы и деятельность заводов и фабрик, нарушили военные действия армии Колчака. К весне 1919 года перед белогвардейцами один за другим пали Уфа, Бугульма, Бутуруслан, а армия рвалась к Саратову и Самаре. С другой стороны, белоказачьи полки Дутова сосредоточили силы в Южном Урале. Оренбург был взят в кольцо.

Четырехкратный перевес врага стал поводом для всеобщей мобилизации, приказ о котором был дан Иваном Акуловым в помещении бывшей школы прапорщиков на конференции профсоюзов. Приказ возымел силу: 7 тысяч рабочих вооружились ружьями и приготовились к обороне. Политическую работу возглавил политотдел под руководством Акулова, который в самые напряженные дни обороны не уходил с полей военных действий. Оборона города лишила жизни многих товарищей Акулова: так, в полных скорби телеграммах, адресованных ЦК РКП (б), Акулов писал о боях, забравших жизни председателя губпрофсовета Прокопова, заместителя Орского исполкома Батаева, заместителя комиссара рабочего полка Шахова, о ранениях Башилова, Бутузова и других.

К середине мая письма руководителей оренбургских большевиков все чаще говорили о критическом положении города. С 13 по 15 мая на заседании губкома РКП (б) главной повесткой был вопрос: «Взрывать ли железнодорожный мост через Урал?». Противник к тому времени вплотную подошел к реке Урал, приблизился к горе Маяк и начал обстрел города с горы Сулак. Разрушенные здания, пожары и бесчисленная гибель оренбуржцев вынудила руководство губкома РКП (б) в полном составе по примеру Акулова выехать в район Бешеного, чтобы хоть как-то замедлить прорыв белогвардейцев. Три дня проведенных в бессонных попытках отбить попытки врага прорваться не остались без внимания. После освобождения Оренбургского края частями Туркестанского фронта рабочие Оренбурга были награждены Почетным революционным знаменем ВЦИК.

 

 «Верный сын рабочего класса, страстный солдат революции — таким мы знаем товарища Акулова», — так скажет о своем соратнике член Оренбургского губкома РКП (б) А. З. Здобнов.

 

После освобождения от дутовских и колчаковских белогвардейских сил, в июле 1919 года Акулов объезжает 22 волости Оренбургской губернии, ведя учет нужд и забот крестьян. В это же самое время, 10 июля 1919 года, декретом СНК РСФСР был образован КирРевКом, революционный комитет по управлению Киргизским краем, руководство над которым получил поляк-революционер Станислав Пестковский. Спустя год, 26 августа 1920 года, еще один декрет ВЦИК и СНК постановил образовать Киргизскую АССР со столицей в Оренбурге, а Политбюро ЦК РКП (б) утвердило партийное бюро во главе с Акуловым, Джангильдиным, Коростелевым и Радус-Зенковичем. После отставки Станислава Пестковского руководство над автономией было передано герою обороны Оренбурга Ивану Акулову.

 

Политбюро. Художник Ф. Модуров

 

Правда, этот пост Акулов занимал недолго, с августа 1920 года по январь 1921 год. Уже в январе 1921 года Кремль отправляет Акулова секретарем Крымского обкома РКП (б). В период с 1922 года по 1929 год Иван Алексеевич Акулов занимал посты члена президиума ЦК союза горняков, был председателем Донецкого и Всеукраинского комитета горнорабочих, Всеукраинского совета профсоюзов, даже занимал пост прокурора СССР.

Историки считают, что массовые сталинские репрессии стали ответом на убийство Сергея Мироновича Кирова. О сталинском любимчике Вячеслав Молотов в 1977 году говорил: «Несмотря на то, что Киров был слабым организатором, пылкость его речей вызывала уважение у партии. Сталин его любил. Более того, он был самым любимым у Сталина». Киров был убит выстрелом в затылок Леонидом Николаевым, поиском которого будучи прокурором СССР занимался И.А. Акулов. Расстрелом убийцы руководителя Ленинградского обкома ВКП (б) дело не ограничилось. «Большой террор» породил волну политических репрессий 1937-1938 годов.

Кстати говоря, даже должность прокурора СССР И.А. Акулова не могла противостоять незаконным методам ведения следствия НКВД, в полную зависимость от которого попала вся Прокуратура. Оформление заранее выбитых показаний – формально этим и занималась Прокуратура.

Инквизиция, порожденная смертью Кирова, продолжилась постановлением от 1 декабря 1934 года «О внесении изменений в уголовно-процессуальное законодательство». Согласно новому закону, следствие о террористических актах обязано рассматриваться не более 10 дней, а обвинительное заключение – за день до рассмотрения в суде. По этим делам не было предусмотрено ни обжалование, ни помилование. Судья, полностью зависевший от властей, решал судьбу подсудимого.

 

 

М.И.Калинин, С.Е.Чуцкаев, И.А.Акулов, И.С.Уншлихт среди награжденных орденами. В группе награжденных М.М.Литвинов, народный артист И.М.Москвин и др.

 

Возвращаясь к «прокуратурскому» прошлому Акулова, уместно было бы сказать, что он был назначен постановлением ЦИК и СНК СССР от 20 июня 1933 года за подписью М.И. Калинина, В.М. Молотова и секретаря А. Медведева. На следующий же день, 21 июня, первым Прокурором СССР был назначен Иван Алексеевич Акулов, а его заместителем – А. Я. Вышинский. Времена работы Акулова прокурором СССР запомнилось укреплением связей работников с населением: четким порядком приема граждан, их жалоб и заявлений. Зачастую ставил на личный контроль наиболее важные вопросы. При его председательстве Прокуратура СССР учредила журнал «За социалистическую законность», ответственным редактором которого был сам И. Акулов

Сам Акулов узнал об этом назначении на семейном отдыхе в Крыму, в санатории «Мухалатка», куда и пришло письмо, подписанное Сталиным, Калининым и Молотовым.

 

М.И.Калинин, В.М.Молотов, А.И.Микоян, И.А.Акулов, С.Е.Чуцкаев, А.Е.Бадаев, В.Я.Чубарь, А.С.Киселев, И.С.Уншлихт и др. среди награжденных орденами командиров РККА и работников пищевой промышленности.

 

Прокурор И.А. Акулов изо всех сил старался тормозить принятия решений о расстрелах. Когда об этом стало известно в высших кругах Акулова заменили на Андрея Януарьевича Вышинского, поддерживавший все политические решения. Позже он станет автором обвинительного заключения против М. Н. Тухачевского, дело против которого, к слову, породило новую волну массовых репрессий в РККА 1937-1938 годов.

Вот так вспоминал об Акулове бывший сотрудник прокуратуры Н.А. Орлов:

 

«Акулов был в полном смысле слова обаятельным человеком, человеком широкой русской души. Любил жизнь, природу. Уезжая в отпуск, любил путешествовать, узнавать и показывать другим новые, красивые места, был тонким ценителем искусства, любил и понимал музыку. Дома это был идеал семьянина, необыкновенно любящий отец. Он высоко ценил дружбу, умел дружить и был верным, надежным другом».

 

Сам Акулов был назначен секретарем ЦИК СССР, помогал в написании Конституции СССР 1936 года. 22 августа 1937 года Акулова арестовали и заключили в Лефортовскую тюрьму. Один из друзей Акулова, В. А. Трифонов писал по этому поводу М. И. Калинину:

 

«Сегодня при посещении семьи Акуловых я узнал, что Иван арестован. Я не могу оправиться от этого кошмарного удара… Не могу допустить мысли, что Иван — предатель партии и Родины. Вот уже тридцать лет я его знаю, но всегда знал его как убежденного ленинца и как честного человека. Что же случилось? Может быть, он стал жертвой клеветы. Эта мысль не дает мне покоя».

 

Михаил Калинин, в то время много лет возглавлявший Всероссийский ЦИК, безуспешно пытался добиться аудиенции у Сталина, но Иосиф Виссарионович был непреклонен. Его жена, Надежда Исааковна Шапиро, после ареста мужа находилась на иждивении. Кроме нее в момент ареста в семье жили трехмесячная дочь Елена, девятилетний сын Гавриил и семидесятичетырехлетняя Мария Ивановна, мать Акулова. Надежда Исааковна позже писала:

 

«В последние дни этот спокойный уравновешенный человек дошел до такой степени морального изнеможения, что не в состоянии был написать письмо в ЦК. Д ля него было все случившееся с ним непонятно, и неоднократно срывались вопросы «кому это нужно?» и «за что?». Также он говорил: «О чем просить, если я не знаю, в чем я виноват».

 

В конце концов из Акулова все-таки выбили «признание»:

 «Я, Иван Алексеевич Акулов, по день моего ареста в 1937 году, т.е. в течение 10 лет, являлся участником подпольной троцкистской организации, в ее рядах вел активную работу против руководителей ВКП(б) и Советского правительства – против Советской власти. Мне было тяжело в этом сознаться сразу же после ареста. Кроме того, я не думал, что соучастники меня выдали. Ведь с момента ареста Голубенко, Логинова и других прошло уже больше года, а я все это время продолжал оставаться на ответственной партийной и государственной работе. Мои надежды на стойкость участников организации не оправдались. Значит, изворачиваться бесполезно. Я готов искренне ответить на все интересующие следствие вопросы, касающиеся деятельности троцкистской организации и лично моей, как ее участника».

 

 

На суде 29 октября 1937 года Иван Алексеевич Акулов отказался от показаний, но суд постановил - расстрел с конфискацией имущества. На следующий день в присутствии заместителя Прокурора СССР Рогинского и заместителя наркома внутренних дел Фриновского Акулов был расстрелян. Интересно, что, готовясь к расстрелу Акулов обратился к Фриновскому:

 

«Ведь вы же знаете, что я не виноват».

 

Впоследствии же в беседе с Шейниным Рогинский признавался, что Акулов, всегда считавшийся примерным коммунистом, не мог быть виновен.

 

 

Жена И.А. Акулова Н.И. Шапиро была выселена из особняка ЦИК СССР и приговорена Особым совещанием при НКВД СССР к восьми годам заключения в Темниковский лагерь как «жена изменника родины». После освобождения ей добавили еще пять лет ссылки как «социально опасному элементу». Отбыв еще одну ссылку, Шапиро поселилась в поселке Акчатау Карагандинской области, куда был выслан в 1949 году ее сын Гавриил.

22 июня 1954 года вдова Акулова обратилась с письмом к Председателю Совета Министров СССР Г.М. Маленкову с просьбой о реабилитации себя и покойного мужа. Вскоре Наталья Исааковна была реабилитирована, а 18 декабря «за отсутствием состава преступления» был отменен приговор и в отношении Акулова. 

Автор: Аян АДЕН

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English