«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

К.И. Сатпаев и становление геологической науки Казахстана

1929 0
К.И. Сатпаев и становление геологической науки Казахстана
По традиции, каждое первое воскресенье апреля казахстанские геологи отмечают свой профессиональный праздник.

20 октября 2011 г. Указом Президента Республики Казахстан первое воскресенье апреля был учрежден профессиональным праздником геологов суверенного Казахстана. Хотя свою историю он, как и в ряде других стран постсоветского пространства, ведёт ещё со времён существования СССР. Этот праздник геологов и людей всех профессий, связанных с поиском и добычей полезных ископаемых, был установлен Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 марта 1966 г. в ознаменование заслуг советских геологов в создании минерально-сырьевой базы страны.

 

Развитие геологии и недропользования входит в число важнейших приоритетов развития нашего государства, поскольку они во многом обеспечивают Казахстану экономический рост. За последние несколько лет проведены значительные работы по модернизации этих отраслей, и еще большие преобразования ожидают их в будущем.Начаты реформы по трансформации системы управления минерально-сырьевым комплексом, созданию условий для улучшения инвестклимата в отрасли, трансферту передовых технологий, развитию инфраструктуры и повышению профессионального уровня работников отрасли. С целью улучшения инвестиционного климата утвержден Кодекс «О недрах и недропользовании», базирующийся на лучшей мировой практике, который в мировом рейтинге Института Фрейзера по инвестиционной привлекательности недропользования позволил Казахстану подняться на 49 позиций, с 73-го места на 24-е из 104 стран. Это позволит ежегодно привлекать до 100 млрд тенге инвестиций в геологоразведку Казахстана по твердым полезным ископаемым.

История геологической науки Казахстана связана с открытием первого в республике геологического института и с именем его первого директора К.И. Сатпаева. Трудно переоценить вклад Каныша Имантаевича и его единомышленников в труд большого геологического сообщества, позволившего создать уникальную минерально-сырьевую базу Казахстана, способную обеспечить не только внутренние потребности страны в различных видах полезных ископаемых, но и занять лидирующие места в мировом рейтинге по запасам богатств недр. Знаменательно, что в этом году Институт геологических наук им. К.И. Сатпаева отмечает свое 80-летие.

В 2015 году Архив Президента Республики Казахстан, накануне 75-летия Института, провел презентацию документальной выставки «Геология Казахстана: от первых экспедиций до широкомасштабных изысканий», где впервые была представлена историко-документальная хроника геологической отрасли Казахстана по документам Архива Президента РК и Центрального государственного архива РК. Также были представлены экспонаты и образцы минералов, цветных и редких металлов из музея Института геологических наук.

В письме КазФАН СССР в ЦК КП (б) Казахстана от 31 августа 1940 г., подписанный заместителем председателя Г.У. Бузурбаевым, сообщается, что Филиал реорганизовывает геологический сектор в самостоятельный научно-исследовательский институт геологии при КазФАН СССР и просит утвердить директором инженера-геолога К.И. Сатпаева [1]. Из Жезказгана в Алма-Ату он был переведен по инициативе 2-го секретаря ЦК КП (б) Казахстана Ж. Шаяхметова. В июле 1941 г. на основании постановлении ЦК КП (б) Казахстана от 7 сентября 1940 г.  [2] и Президиума Академии наук СССР от 11 марта 1941 г. он утверждается директором геологического института. Благодаря его усилиям Институт стал центром научной геологической мысли Казахстана. Именно в этом институте засверкала главная грань его таланта – ученого-геолога, способного решать крупномасштабные теоретические проблемы.

Назначение К.И. Сатпаева директором геологического института совпало с началом Великой Отечественной войны. Перед геологами страны стояла высокая ответственность в обеспечении фронта необходимыми ресурсами. По запасам минерально-сырьевых ресурсов среди союзных республик Казахстан занимал лидирующее место. Среди важнейших проблем, решенных геологами республики под руководством К.И. Сатпаева в военные годы, было бесперебойное снабжение фронта металлом, углем, нефтью. Значение казахстанской помощи фронту и роль в этом Сатпаева были, безусловно, громадными. С понятной гордостью он не раз говорил:

«Девять из десяти пуль, разящих гитлеровских оккупантов, отливается из свинца, добытого в Казахстане» [3, 230].

После захвата в августе 1941 г. немецкой армией Никополя – основного месторождения марганцевых руд в СССР, а чуть позднее и Чиатурского месторождения, второго по значимости после Никополя, встал критический вопрос о поиске новых марганцевых месторождений. Первыми откликнулись казахстанские геологи во главе с К.И. Сатпаевым. Еще в 1928 г., ведя разведку на флюсы для Карсакпайского медеплавильного завода, Каныш Имантаевич обнаружил в местечке Жезды, что в 40 километрах от Жезказгана, поверхностные появления богатых по содержанию браунитовых (марганцевых) руд. Уезжая в Алма-Ату, он поручил новому начальнику геологоразведочной конторы В. Штифанову и геологам И. Богданчикову, С. Сейфуллину провести активную разведку в Жездах именно на марганец как важнейшее стратегическое сырье. Осенью в Народный комиссариат черной металлургии была направлена заявка, в которой общий запас месторождения Жезды оценивался в миллион тонн марганцевой руды. К.И. Сатпаев вызвал в Алма-Ату молодого геолога-разведчика С. Сейфуллина, произвел с ним новый подсчет и составил уточненную записку в территориальную комиссию по запасам, но рассмотрение их затягивалось.

В начале марта 1942 г. в ЦК КП (б) Казахстана пришла срочная телеграмма председателя Государственного комитета обороны И.В. Сталина о необходимости в кратчайшие сроки провести геологоразведку на марганец в Казахстане и обосновать возможности его промышленного освоения. На следующий же день, в закрытом совещании со специалистами, К. Сатпаев предложил одновременно с форсированной доразведкой месторождения Жезды, начинать его промышленное освоение и строительство рудника. Это было смелым и ответственным решением. В тот же день была отправлена телеграмма в ЦК ВКП (б) о предложении К.И. Сатпаева, а на следующий день нарком черной металлургии И.Т. Тевосян телеграфировал, что на станцию Жезказган выезжает директор уже нового, Жездинского рудоуправления Н.Ф. Михайлов с двумя эшелонами красноармейцев, буровыми станками и другим оборудованием.

25 апреля 1942 г. вышел приказ наркома И.Т. Тевосяна «Об организации добычи марганцевой руды Жездинского месторождения Казахской ССР». Уже в мае свыше двухсот грузовых машин начали перевозку строительных материалов и оборудования в Жезды, а назад возвращались с кузовами, полными высококачественной руды. Доразведка запасов месторождения, строительство рудника велись одновременно с добычей марганцевой руды.

12 июня 1942 г. в грозные дни Великой Отечественной войны, всего за 38 дней, героическим трудом был построен марганцевый рудник.

Уже к 1943 г. рудник выдавал 70,9% марганцевых руд всего Советского Союза. Жездинский рудник внес существенный вклад в Победу в Великой Отечественной войне. В годы войны на руднике самоотверженно трудились сотни рабочих и инженерно-технических работников, выполняя срочное задание правительства по обеспечению металлургических заводов восточной части страны стратегическим сырьем.

В «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза: 1941–1945 гг.» отмечено, что с вводом в строй рудников Жездинского месторождения восточные районы страны стали давать 84,6% всего производства марганцевой руды в стране, что «организация выплавки ферромарганца на заводах востока, явилась большой победой, равной по своему значению выигрышу крупного военного сражения».

Это была крупная победа коллектива рудника, геологов во главе с Канышем Имантаевичем.

1 июня 1946 г. по инициативе Каныша Имантаевича была учреждена Академия наук Казахской ССР, на торжественном открытии которой он был избран первым президентом, оставаясь при этом и директором Института геологических наук. К этому времени в научном центре республики уже насчитывалось свыше 1500 человек, в том числе 78 докторов и профессоров, около 200 кандидатов наук. Одна из заслуг Сатпаева – создание «казахстанской школы геологов», почерк которой и поныне уверенно проглядывает в геологической науке и практике.

Жизненный путь К.И. Сатпаева не всегда был усыпан розами, были годы несправедливых гонений, огорчений и невзгод. Проблемы начались в 1949 г., практически вслед за широким празднованием его 50-летия в Оперном театре. В стране разворачивалась очередная борьба «с политическими ошибками интеллигенции», «буржуазными националистами». Академия наук Казахстана стала мишенью для постоянных нападок со стороны высших партийных органов республики. Каныш Имантаевич был вынужден публично объясняться в газетах по поводу незаслуженных и суровых обвинений в его адрес. Однако его судьба как президента Академии была предрешена: «за сокрытие в академии буржуазных националистов», «засорение кадров академии чуждыми элементами» в ноябре 1951 г. на закрытом заседании бюро ЦК КП Казахстана он был освобожден от должности, на которую его всего два месяца до этого на общем собрании Академии наук единогласно избрали. Сразу же, после этих событий К.И. Сатпаев уехал в Москву. А.Н. Несмеянов, который тогда был президентом Академии наук СССР, предложил ему возглавить Уральский филиал Академии, но К.И. Сатпаев отказался уехать из Казахстана.

14 марта 1952 г., после мартовской сессии Верховного Совета, в гостинице «Москва» состоялась беседа К.И. Сатпаева с секретарем ЦК КП (б) Казахстана Ж. Шаяхметовым. Он предложил ученому вернуться в Казахстан на должность директора Института геологии. В конце апреля Каныш Имантаевич вновь возглавил Институт [4, 456–457]. И, как говорится, нет худа без добра, именно в это время он вплотную занялся разработкой прогнозно-металлогенической карты Центрального Казахстана, принесшей ему мировую славу. Впоследствии за это достижение он получил Ленинскую премию.

После того как партийную организацию Казахстана возглавил П.К. Пономаренко, Каныш Имантаевич направил заявление на его имя о снятии строгого выговора [5]. ЦК КП Казахстана приняли верное решение и вскоре К.И. Сатпаева вернули в Академию. Он был ее президентом до конца своих дней. После смерти Каныша Имантаевича Постановлением ЦК КП Казахстана и Совета Министров КазССР от 21 марта 1964 г. Институту геологических наук присваивается его имя [6].

Академик Ш. Чокин в своей книге «Четыре времени жизни» писал:

«Мыслители синтетического ума рождаются крайне редко. Наиболее известные ученые синтетического склада интеллекта известны широко: Леонардо да Винчи, Эйнштейн, Андрей Сахаров… Они были во всем, за что ни брались, гениальны. И к такой особой организации ума мыслителя я смело отношу К.И. Сатпаева».

Мухаммед ЖЫЛГЕЛДИНОВ,

помощник директора Архива Президента Республики Казахстан

Список использованной литературы:

1. АП РК. Ф.708.Оп.4.1.Д.165. Л.33.

2. АП РК. Ф.708.Оп.4.1.Д.165. Л.30.

3. Сатпаев К.И. Собрание трудов. Том 7. Научно-популярные и общественно-политические статьи, выступления. – Алматы: РИО ВАК РК, 2000. – 472 с.

4. Сарсеке М. Сатпаев. Серия биографий «Жизнь замечательных людей». – Москва: Молодая гвардия, 2003. – 548 с.

5. АП РК. Ф.708. Оп.27. Д.95. Л.78.

6. АП РК. Ф.708. Оп.37. Д.32. Л.37.

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English