«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Сакральные места в творчестве Тараса Шевченко: Дустанова могила

1584 0
Сакральные места в творчестве Тараса Шевченко: Дустанова могила
Портал Qazaqstan Tarihy продолжает серию публикаций исследователя Д. Черниенко, посвященную историческим обстоятельствам появления и современному состоянию сакральных мест Казахстана

Много святых мест нашли отражение в изобразительном наследии Тараса Шевченко, но наиболее загадочная история связана с еще одной степной достопримечательностью, известной под названием «Дустанова могила».

 

 

Дустанова могила (эскиз, карандаш) 

 

Начало читайте в статье Сакральные места в творчестве Тараса Шевченко: Мани аулие  

 

На 15-й день Аральского перехода, 27 мая, когда путь каравана лежал дальше вдоль Иргиза на юго-восток, к Уральскому укреплению, Тарас Шевченко писал:

 

«Оставив гору в правой руке, мы остановились на берегу Иргиза вблизи могилы батыря Дустана. Этот грубо из глины слепленный памятник напоминает общей формою саркофаги древних греков»

«Близнецы»

 

Очевидно, по каким-то причинам эта могила привлекла к себе большое внимание Шевченко, и он сразу же выполнил ее рисунок. Под эскизом в левом нижнем углу сохранилась помета Шевченко: «Дустанъ».

Позднее (вероятно, в течение нескольких месяцев) на основе этого эскиза была выполнена акварель, под которой также была сделана собственноручная чернильная подпись мастера: «Дустанова могила». Но еще в конце XIX века части листов некоторых рисунков были отрезаны и в настоящее время вместе с оригиналами самих работ хранятся в фондах Национального музея Тараса Шевченко (Киев).

В альбоме произведений за 1846–1850 годы на обороте одной из зарисовок есть запись Шевченко: «Дустан рода чуменейского благо...»

Исследователь Л. Большаков считал, что эта загадочная запись неясная по своему смыслу, поскольку, скорее всего, не закончена, но свидетельствует о значительном интересе автора к личности батыра. По его предположению, могила Дустана могла привлечь к себе внимание художника, потому что вблизи нее накануне произошла вооруженная стычка охраны каравана с отрядами хивинцев и Шевченко «в первый раз видел обезглавленные и обезображенные трупы, валяющиеся в степи, как какая-нибудь падаль» (повесть «Близнецы»).

Поэтому и рисовал он издалека, так как подъехать ближе в силу указанных событий не удалось. В любом случае, этот памятник очень заинтересовал Шевченко, поскольку после рисунка он повторно вернулся к этому сюжету и воплотил его в акварели. На рисунке изображен небольшой холм с надмогильным памятником, который возвышается суровой серой массой над охрового оттенка долиной. Силуэт памятника в центральной части второго плана выделяется на фоне мягко-розового вечернего неба. На переднем плане пейзажа изображен ослик – это стаффаж, известный художественный прием Шевченко, который он нередко использовал, вводя в композиции небольшие фигуры для более точной передачи масштабов. В данном случае фигурка животного дает глубину рисунку и несколько оживляет в целом напряженную, сумрачную картину.

 

Дустанова могила (акварель)

Историческая загадка рисунка заключается в том, что остается открытым вопрос о точном нахождении данного места, попытки его поиска и установления до недавних пор не предпринимались. Во время научно-просветительской экспедиции «Дорогами Кобзаря», посвященной 200-летию со дня рождения Шевченко и проходившей по следам Аральского похода в сентябре 2013 г., автор обратился за содействием к местным жителям. Понадобилось длительное время для подробного изучения рисунка, обсуждений и переговоров старожилов сначала в здании Администрации Иргизского района, затем в полевых условиях в школе Шенбертала, чтобы появились некоторые убедительные предположения.

Из описаний известно, что могила находилась на берегу Иргиза. Но дело в том, что ландшафта местности, полностью идентичного тому, что изображен на рисунке Шевченко, непосредственно вдоль берегов реки и на расстоянии, указанном в описании маршрута (примерно 20 км на восток от Мани аулие), нет. Хотя вокруг немало лощинок, в которых талая весенняя вода остается в мае еще в большом количестве, что можно было принять за остатки разлива реки.

 

 

Некрополь в Жаныс би, вероятное место Дустановой могилы

Единственное из современных мест, подходящее по большинству признаков – это некрополь аула Жаныс би (ранее – Жанакурылыс), центральную часть которого на естественной возвышенности ныне занимает мавзолей, построенный в XIX в.

Мавзолей бия Жаныса (1769–1867), происходившего из рода торткара племени Алимулы в составе Младшего жуза – это восьмиугольное симметричное сооружение из красного кирпича («Кызыл там», «Красный мавзолей»), возведенное еще при его жизни народным зодчим Мейирбеком (реставрирован в 2011 году), находится на видном месте, на высоком холме.

 

Древнее захоронение рядом с мавзолеем Жаныса

Жаныса почитали в народе как мудрого, справедливого предводителя, ставшего святым. И само это место считается святым, поклониться духу знаменитого бия приходят больные люди и путники перед дорогой. В настоящее время Мавзолей Жаныса входит в список сакральных объектов республиканского значения Актюбинской области.

 

Кулпытас середины XIX века в некрополе Жаныс би

Рядом с мавзолеем можно увидеть старинный кулпытас – надмогильный камень. В надписи на арабском языке перечислены подразделения рода Тилей-Жетыру и сказано, что «…Тоқжан, сын Қосжана, скончался в возрасте 36 лет, надгробие установил старший брат усопшего Бейсен в 1837 году». И хотя на обратной стороне камня хорошо видна дата «1848», вероятно, она более позднего и не вполне ясного происхождения (автор благодарит за перевод и консультацию научного сотрудника IRCICA (Стамбул), профессора Ашурбека Муминова).

Так или иначе, этот кулпытас уже находился здесь в период Аральского похода, и Шевченко, весьма вероятно, мог его видеть. Но сам древний саркофаг батыра Дустана в этом священном месте не сохранился.

По предположениям местных жителей, он мог быть застроен более поздними захоронениями, разобран на строительный материал, что нередко практиковалось в условиях степи, или снесен позднее в период борьбы с религиозными предрассудками.

Таким образом, информация, сохраненная в рисунках и описаниях Шевченко, позволяет обратиться к малоизвестному материалу по истории Арало-Каспийского региона и побудить к поиску ответов на неочевидные вопросы.

(Продолжение следует)

Д.А. ЧЕРНИЕНКО,

старший научный сотрудник Института истории государства КН МОН РК,

кандидат исторических наук

фото – автора

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English