«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Какой была Кояндинская ярмарка

874 0
Какой была Кояндинская ярмарка
С середины XIX века и до самого закрытия Кояндинская ярмарка занимала особое место в политическом, социальном и экономическом формировании Казахстана

Она способствовала развитию не только торгового скотоводства, но и предопределила пути развития политических связей. Портал Qazaqstan Tarihy расскажет о становлении некогда знаменитой Кояндинской ярмарки, которая позволила установить стабильные экономические взаимоотношения с соседями

Исследователи считают, что зарождению Кояндинской ярмарки способствовали иногородние купцы. В частности, называется имя молодого купца Варнавы Ботова из Тобольской губернии. Согласно официальной биографии В. Ботов родился в семье металлургов, которые трудились на тульских и уральских заводах семьи Демидовых. Его отец Серафим сумел накопить определенный капитал и стал купцом. В 1814 году он со своими обозами отправился в казахские степи, где с большой выгодой для себя обменял свой товар на скот, который у местных баев был в избытке. Мясо, которое он получил взамен, Серафим продавал на Урале и даже в Москве.

Его сын Варнава пошел по отцовской стезе. Его товарные обозы, груженные кухонной утварью, обувью, оружием, сахаром, тканью и чаем, отправлялись из Тобольска в китайский Урумчи. Стоит отметить, что его путь пролегал через казахские степи, а потому он делал привалы в ряде казахских поселений, в т.ч. в Петропавловске, Кокшетау, Акмолинске, Каркаралинске и Аягузе.

15 мая 1848 года купец В. Ботов, возвращаясь обратно из Урумчи в Тобольск, сделал привал в 50-ти километрах от Каркаралинска, на берегу реки Талды. В народе эта долина, окруженная горами, носила название Коянды («местность, окруженная зайцами»). Здесь он сумел очень выгодно обменять весь свой товар на скот. Это побудило его вернуться обратно и уже в следующем году местечко Коянды стало заполняться желающими продать или обменять скот. Так произошло рождение некогда знаменитой Кояндинской ярмарки.

Что же касается самого Каркаралинска, то о его торговой популярности в энциклопедическом словаре Брокгаузе и Ефрона написано следующее:

 

«Каркаралинск можно назвать исходным пунктом торговли в уезде. Так как кочевья киргиз крайне разбросаны, то большая часть торговых оборотов с кочевниками происходит в их аулах, куда каркаралинские купцы высылают транспортеры товаров; в самом же городе обменивают продукты лишь ближайшие из киргиз. Предметом мены служит, с одной стороны, скот и продукты скотоводства – кожи, волос, шерсти, овчины, с другой – хлеб, мануфактурные и разного рода обработанные товары, которых привозится в Каркаралинск на сумму до 300 тысяч рублей. Однако крупная торговля скотом на базарах Каркаралинска не получилась из-за отсутствия пастбищ»

 

С момента зарождения ярмарки из года в год ее обороты росли. Подтверждают эти слова данные «Памятной книжки Семипалатинской области на 1897 год», в которой сказано: «…несмотря на сильный падеж скота в 1855 и 1862 годах, обороты Кояндинской ярмарки росли и к 1869 году достигли почтенной цифры – свыше полумиллиона рублей».

Уже в 1869 году Кояндинское торговое место получило 2 разряд, а 2 сентября того же года генерал-губернаторство Западной Сибири утвердило дату его ежегодного проведения – с 15 мая по 15 июня.

В 1871 году западносибирское генерал-губернаторство выделило 55 квадратных километров пастбищ на нужды Кояндинской ярмарки. Кроме того, наличие ярмарки спровоцировало появление посредников, в задачи которых входила скупка скота и сельскохозяйственных продуктов, а также продажа промышленных изделий. Эти посредники делились на четыре категории: базарбасы, маклаки, алыпсатары и саудагеры. Роль приказчиков приезжих купцов исполняли базарбасы, маклаки были посредниками, алыпсатары перепродавали скот, а саудагеры занимались развозкой купленных товаров по степи.

Стоит ли говорить, что основным объектом торговли на Кояндинской фабрике был скот и продукты животноводства. Поначалу казахи предпочитали не продавать скот за деньги, а обменивать его на зерно, мануфактуру и заводские изделия. Из-за того, что казахские торговцы мало понимали о реальной стоимости товаров тех же российских купцов, с экономической точки зрения обмен не был равноценен. К примеру, за двухлетнего барана казахские скотоводы могли получить либо 6 пудов проса (98,3 кг) либо 4 пуда пшеницы (65,5 кг), что в денежном эквиваленте того времени равнялось стоимости двух живых гусей.

Все ярмарки Семипалатинской губернии были в тесной связи. Непроданный на Кояндинской ярмарке скот, шкуры, шерсть, другие товары доставлялись в Семипалатинск, Павлодар, Петропавловск, а оттуда — на внутренний рынок России. Скот увозился до Акмолинской, Оренбургской, Саратовской, Тобольской, Пермской, Томской губерний, Сырдарьинской, Ферганской, Тургайской областей, до Москвы и Петербурга.

В 1875 году на Кояндинской ярмарке началось строительство торговых рядов. Торговые помещения на ярмарке размещались в четыре длинных ряда. В двух центральных торговали мануфактурой, чаем и другими товарами купцы крупнейших торгово-промышленных районов центральной России и сибирские купцы, а в соседних - казахские, среднеазиатские и китайские купцы. Здесь торговали шелками, коврами, восточными сладостями, хлебом и кумысом. Торговые ряды на Кояндинской ярмарке разрастались очень быстро: если в 1876 году на ярмарке было 16 магазинов и 120 юрт, то уже в 1883 году их стало 110 и 205 соответственно. В 1885 году на ярмарке было открыто почтовое отделение, в 1889 году заработал телеграф. К концу XIX века годовой оборот Кояндинской ярмарки составил 2 миллиона рублей, что позволило ей стать ярмаркой 1 разряда. С 1894 года здесь ежегодно открывалось отделение Российского государственного банка.

На Кояндинской ярмарке для казахов была построена мечеть, христиане, в свою очередь, построили небольшую часовню. Из построек также следует отметить строительство отдельного здания суда, жилые дома для прибывающих торговцев, а также трактир, бани и чайные.

Отдельно от торговых рядов был расположен специальный квартал, где находились временные отделения Государственного банка, почтово-телеграфной конторы, дома для практически всего административного управления Каркаралинского уезда, в т.ч. мирового судьи, ветеринарных и медицинских врачей, полицейских и т.д. Именно в этом квартале происходили чрезвычайные съезды биев и съезды выборных для решения исковых и земельных споров.

Если в начале второй половины XIX века на ярмарке в основном торговали русские и татарские купцы, то к концу века значительно возросла численность казахских богачей, продающих скот и продукцию животноводства. Активное участие в меновой торговой операции принимали и местные богатые казахи. Свои магазины здесь построили Каркаралинский купец Халиула Бекметьев, павлодарский купец Деров, семипалатинская купчиха Каримова и другие. Они покупали у русских торговцев грубошерстное сукно, сатин, бязь, китайские ткани, казаны, самовары, сельскохозяйственное оборудование, которое односельчанам с выгодой для себя обменивали на баранов. Саудагеры же отдавали российские товары местным покупателям до весны эквивалентно стоимости ягненка, но с наступлением весны получали уже барана.

Из довольно экзотичных товаров того времени можно отметить товары купца Андрея Рязанцева. На полках его лавки были английское сукно, бельгийское кружево, ивановский ситец, парижские духи, чайные сервизы на любой выбор, боташевские самовары, всяческая кухонная утварь.

Мука и зерновой хлеб привозились на ярмарку преимущественно из Лепсинского и Капальского уездов Семипалатинской области. Так, в 1906 году из Акмолинска, Павлодара и Семипалатинска было привезено 150 подвод муки, а из Семипалатинской области - 668 подвод.

В многотомной энциклопедии «Киргизский край» о Кояндинской ярмарке сказано следующее:

 

«Ежегодно в указанное время Талдинская долина, безлюдная и молчаливая до того, оглашается шумом тысячеголосой толпы, представляющей из себя в буквальном смысле «смесь одежд и лиц, племен, наречий, состояний», кишит огромными табунами лошадей, верблюдов, баранов. Кругом шум, гам, беспрерывное движение, несмотря на изнуряющий зной и духоту июньского дня… В двух главных рядах, образующих собой длинную, широкую улицу, помещаются мануфактурные, чайные и проч. магазины, лавки со скобяным товаром, временные отделения транспортных контор и т.д. Тут же стоит небольшая часовня, в которой по праздникам совершается служба. В соседних с ними рядах помещаются ташкентцы со своими товарами (бязь, шелковые материи, ковры, сушеные фрукты и проч.), склад швейных машин Зингера, получающих за последнее время большое распространение в степи, магометанский молитвенный дом, кумысники, торговцы хлебом, торговые бани и проч.»

 

Кояндинская ярмарка была своего рода культурным центром. В разные годы на ярмарке можно было заметить непревзойденных классиков казахской литературы, будущих деятелей культуры и искусства страны. Кояндинскую ярмарку своими глазами видел поэт-просветитель Абай Кунанбаев, виднейшие акыны Сарыарки Асет, Габбас Айтбаев, Жамшибай, Жаяу Муса, Кемпирбай Богембайулы, Кудерикожа Кошекулы, Мади Бапиулы, Тезекбай, Шоже. Не раз на ярмарке бывал волостной управитель и кюйши Таттимбет Казангапулы, старший султан Баянаульского внешнего округа Муса Шорманов, акын-композиторы Биржан-сал, Акан-Серы, Майра Шамсутдинова, певцы Укили Ибрай, Балуан Шолак, Амре Кашаубаев, Жусупбек Елебеков и Кали Байжанов, деятели искусства режиссер Жумат Шанин, актер Калибек Куанышбаев и многие другие.

Историки рассказывают, что именно на Кояндинской ярмарке в июне 1923 года борец Кажымукан сразился с китайским борцом, чемпионом Индии, Кореи, Японии и Сингапура Мао Дэн Фу. К слову, поединок, состоявшийся под открытым небом, закончился победой отечественного борца.

Воспоминания о Кояндинской ярмарке сохранены в пьесе «Шаншарлар» Калибека Куанышбаева и Шахмета Кусаинова, повести Алексея Брагина «Прадеды и правнуки», романе Амена Азиева «Медный пояс», произведениях поэта Павла Васильева и мемуарах Николая Анова.

В годы Первой мировой войны ярмарочная торговля начала падать, а во время гражданской войны прекратилась полностью. Лишь в годы НЭПа с оживлением частного капитала Кояндинская ярмарка возродилась. За 5 лет, начиная с 1923 года, обороты ярмарки возросли до 5,35 миллионов рублей. Ярмарка стала одновременно и торговым, и культурным центром Великой степи. По радио передавали события из Москвы и Новосибирска, в Народном доме ставили спектакли на казахском языке, устраивали состязания акынов. Ярмарка вновь стала центром притяжения людей, где можно было не только продать, купить, но и отведать национальные блюда: бешбармак, шурпу, манты, плов, попить свежего кумыса.

В 1925 года редакция семипалатинской газеты «Степная правда» на Кояндинской ярмарке выпускала «Ярмарочный вестник». Им занимался известный русский писатель Николай Анов. Тираж вестника составлял лишь 100 экземпляров, а потому быстро расходился. Чтобы познакомить многотысячную аудиторию казахов с новостями печатного органа, акын-импровизатор Иса Байзаков в стихах доводил до слушателей содержание новостей.

Кояндинская ярмарка была сосредоточением всей жизни Сарыарки. Кояндинскую ярмарку, собиравшую в лучшие годы вокруг себя десятки тысяч людей и сотни тысяч голов скота, советская власть закрыла в 1930 г. С закрытием ярмарки торговые ряды были разобраны, а материалы были переданы близлежащим создаваемым колхозам. Так закончилась 80-тилетняя история Кояндинской ярмарки.

 

Автор: Аян АДЕН

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English