«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Сохранить и передать историческую память будущим поколениям

690 0
Сохранить и передать историческую память будущим поколениям
В Казахской ССР действовали специальные исправительно-трудовые лагеря: Степной в Жезказгане, Песчаный в Караганде, Луговой в Долинке и Дальний в Экибастузе

ХХ век оказался одним из самых жестоких по отношению к человечеству. Стремясь к миру человечество пережило две крупномасштабные разрушительные войны в истории, атом в руках политиков стал страшным оружием. Войны шли и на идеологическом фронте. Большевистская классовая борьба привела к террору внутри партии, в лагеря ссылали не только классовых врагов, но и тех, кто всем сердцем боролся за идеалы коммунизма. В этой череде трагических событий Казахстан не избежал голода 30-х годов, а степи стали тюрьмой для сотен тысяч людей и целых народов. Поляки, корейцы, немцы, народы Северного Кавказа и многие другие были насильственно депортированы из родных мест в Казахстан и республики Средней Азии.

В жернова репрессивной машины попали и представители литовского народа. После подписания пакта Молотова-Риббентропа республики Прибалтики попали в сферу влияния СССР. Накануне Великой Отечественной войны Литва, Латвия, Эстония «добровольно» присоединились к Советскому Союзу. Многие честные граждане не смоли смириться с несправедливостью, взяли в руки оружие и боролись за свою свободу. После арестов они были осуждены за антисоветскую деятельность и отбывали наказание в лагерях Казахстана. Судьба их была неизвестна. Только с началом перестройки в СССР демократические перемены привели росту национального возрождения в республиках. В Литве были созданы различные общественные  организации и государственные учреждения по изучению преступлений сталинского режима, исследователи стали собирать данные о жертвах преследований.

С прекращением деятельности литовского отделения КГБ, с целью сохранения архивов спецслужб, репрессивных структур и Коммунистической партии Литвы, постановлением литовского парламента от 29 октября 1992 года был учрежден Государственный центр исследования геноцида жителей Литвы (ГЦИГЖЛ). Исследовательскому центру было поручено хранить, обрабатывать и изучать особо важные архивы. За 25 лет деятельности центром было выпущено множество книг и монографий, были созданы документальные выставки, которые экспонируются в странах Европы и Америки. Также Центр занимается увековечиванием памяти жертв репрессий, создаются монументальные сооружения и памятники.

 

 

Генеральный директор Центра исследования геноцида и сопротивления жителей Литвы Тереза Бируте Бураускайте рассказала порталу Qazaqstan Tarihy о необходимости продолжения научных исследований репрессий нацистской и советской оккупации.

- Есть ли официальные данные о количестве литовских политзаключенных, отбывавших наказание в исправительно-трудовых лагерях в Казахстане? 

- Еще в советское время, в 70-е годы, в Литву стали возвращать все уголовные дела литовских политзаключенных. В каждом деле была «путевка» - маршрут, по которому отсылали заключенного. Непосредственно в лагеря Казахстана не отправляли, это был обычно второй или третий этап. Заключенных часто перемещали из одного лагеря в другой, чтобы не создавались команды, потому что большинство политзаключенных были бывшими партизанами. Они были полны решимости бороться за свою свободу, что показало Кенгирское восстание. По официальным данным нам известны имена 750 человек, которые отбывали свои сроки в лагерях в Казахстане. По нашим сведениям, их могло быть не менее 10 тысяч человек.

 

 

В октябре 2011 года Президент Литовской Республики Даля Грибаускайте посетила Казахстан с официальным визитом, была открыта мемориальная доска в память о литовских узницах лагеря «АЛЖИР». Нурсултан Назарбаев передал Д. Грибаускайте архивные материалы, а это около 40 уголовных дел литовских заключенных, находившихся в лагерях на территории Казахстана.

Даля Грибаускайте преподнесла Нурсултану Назарбаеву интересный подарок. В 2010 году в Каунасе во время разрушения один из домов были обнаружены документы, которые никто не смог прочитать. Оказалось, что документы, паспорт, военный билет и письма были написаны на казахском языке. Это был казах - солдат Советской армии. В 1941 году он попал в Литву, дезертировал, а свои документы аккуратно сложил и спрятал в стене. Так копии документов, дневника, семейных фотографий казахстанского солдата Кабибулы Саленова вернулись на родину.

- Около 10 тысяч литовцев отбывали сроки, а известны имена только 750 человек. Как Вы планируете искать их имена?

- Белые пятна есть везде. Российские социологи после открытия архивов выпустили книги, которыми мы используем в своей работе. Они по-своему сделали статистику. Например, они пишут: «…в 1954 году содержалось столько-то людей, из них по национальному признаку столько…». Но эти люди не были в одном лагере. Их переводили из одной тюрьмы в другую. Наша программа расчетов отличается от их базы данных. Мы опасаемся, что из одного человека могут сделать троих, потому что заключенный мог быть в Варкутинском лагере, Карагандинском лагере и потом в Магадане. Когда говорят, что в Казахстане было 20 тысяч человек – это нереально. Это иррациональный расчет, и мы хотим этого избежать. Большое снимание мы уделяем периоду нацистской оккупации. Даты создания и уничтожения гетто, этим мы отдаем им дань памяти. У нас есть Еврейское общество Литвы, с которыми мы проводим памятные мероприятия. Часто во время вооруженных восстаний были жертвы среди мирного населения. Гибли целые семьи. Кто был виноват в их гибели – партизаны или карательные отряды милиции? Этим расследованием занимается отдел специальных исследований. Это одно из приоритетных направлений наших исследований.

 

 

- У вашего центра большая история. Над какими проектами Вы сейчас занимаетесь? 

- Сейчас мы все больше внимания уделяем проблемам эдукации. За пределами Литвы идут несколько проектов в Таджикистане и Италии. Возможно, будут и в других странах, за исключением России. Там мы не можем получить визы. В 2018 году мы отмечали 100-летие независимости Литвы и 100-летие одного из лидеров национального движения Адольфаса Раманаускаса, по кличке «Ванагас - Ястреб». В детстве он жил с родителями в США. После войны возглавлял партизанский отряд «лесных братьев» и боролся за восстановление независимости Литвы. В 1953 году литовское подполье было уничтожено, но «Ястребу» удалось скрыться. Он скрывался, но был арестован в 1956 году. В 1957 году он был приговорен к расстрелу. Долгое время место его захоронения было неизвестно. Исследователи выяснили, что Раманаускас был расстрелян вместе с 4 преступниками. Позже, расширив зону поиска, были найдены его останки, идентифицированные антропологами. 

- Партизанское движение стало ответом на оккупацию Литвы СССР. Это стало возможным в результате подписания известного пакта Молотова-Риббентропа? 

- Если оперировать понятиями современного международного права, то этот договор – настоящее преступление. Литва, Латвия, Эстония были признаны мировым сообществом, являлись членами Лиги Нации. Международные договора, заключенные с Советским Союзом, казалось бы, подтверждали возможность открытого сотрудничества в едином правовом поле. Оказалось, что за кулисами мировой политики крупные державы делили страны и регионы как какую-то собственность. В первых секретных протоколах, которые были подписаны 23 августа 1939 года, Германии отходил контроль над территорией до реки Неман. Окончательное определение зон влияния было зафиксировано в протоколе от 28 сентября 1939 года, в результате которого Литва также вошла в сферу советского влияния. То есть секретные протоколы обладали большим правом, чем сам договор. Сталин не делал из этого большого секрета. Тогдашний министр иностранных дел Литвы был вызван в Москву, и услышал от Молотова: «История вашего и двух других государств кончается. Вас уже нет!». Потом был ультиматум 1940 года. 

- Долгое время в советской историографии существовала версия, что Советский Союз этим шагом спас Литву от оккупации. 

- Не спас! Оккупация все равно произошла. Я напомню тот факт, который незаслуженно забывают: когда началась Вторая мировая война, Россия была на стороне фашистской Германии. 17 сентября 1939 года войска Красной армии заняли восточную часть Польши. В те дни Молотов назвал Польшу «уродливым детищем Версальского договора, не имевшим права на существование». Контакты Вермахта с Красной армией носили дружеский характер, генералы выпивали вместе! Это была коалиция, хотя каждый из них имел какие-то свои закулисные планы. Об этом не хотят вспоминать современные российские политики, но будущему поколению нужно напоминать об этой, хоть и не приятной, но правде. У нас тоже были проблемы, был Холокост, в котором участвовали литовцы. Долгое время у нас было неудобно говорить об этом. Признаюсь, литовцы любят себя представлять только с позиции жертвы. Этот процесс уже прошел, надо уметь признавать свои ошибки. 

 

 

- Вы поддерживаете партнерские отношения с коллегами из Польши и Украины?

- Да, конечно. Сейчас у меня на столе лежит проект нового договора об обмене архивными документами. У нас сохранился большой архив бывшего КГБ, но, в большинстве своем, это местные приказы, а не директивные документы из Москвы. Очень много материалов о негласных сотрудниках органов, а также завербованных агентах. В Украине есть очень много общих, директивных документов, приказов, которые распространялись на все республики СССР. Мы знаем только то, что такие документы были приняты. Обмен такими документами будет только полезен для наших сотрудников. Мы придаем огласке те документы КГБ, которые касаются разных социальных групп, например, тех, которые находились в эмиграции. После окончания люстрации мы не оглашаем фамилии, хотя и знаем. Наши исследования (кодовые названия, прозвища, псевдонимы) публикуются на специальном сайте Архива документов КГБ СССР. Там есть агентурные сообщения. В отчетах завербованных агентов своему оперативнику указаны все подробности: даты встреч, с кем общался, адреса и т.д. С помощью этой информации даже не зная имени, легко можно установить, кто эти люди. Общество имеет право знать, кто был вокруг них все это время, что делалось, какие сведения собирались. В 2000 году был принят закон о люстрации и 6 лет мы собирали достоверные признания.

- Вы продолжаете работу с российскими научно-исследовательскими центрами?

- Эта работа немного ослабла. В Ассоциацию историков входили российские ученые. Среди них наши хорошие коллеги российские историки Зубкова, Лебедева, заместитель председателя историко-культурного общества «Мемориал» Никита Петров. Они глубоко исследуют различные исторические аспекты.

- К сожалению, в Казахстане нет такого исследовательского центра, как в Литве. С какими казахстанскими организациями вы планируете установить отношения?

- Нам нужны отношения с казахстанскими архивами. Мы планируем посетить музейные комплексы АЛЖИР, Карлаг и другие. Одна из наших сотрудниц нашла в лагере АЛЖИРе фамилии двух литовских женщин. Выяснилось, что одна из них умерла, другая сумела вернуться в Литву.

- Я надеюсь, что ваш визит в Казахстан не будет последним. Ваша работа по восстановлению исторической памяти является выражением уважения к погибшим граждан Литвы. Главное – чтобы подобные трагедии больше не повторялись.

- Да, конечно. В этом заключается цель нашей деятельности. И чтобы историческая память сохранялась и передавалась будущим поколениям.

Читайте также:

Жертвы Кенгира

История исправительных лагерей Казахстана

Память о Кенгирском восстании

 

 

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English