«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Арал в сердце Тараса

1094 0
Арал в сердце Тараса
170 лет назад, 31 октября 1849 года завершилась двухгодичная научная экспедиция капитан-лейтенанта Алексея Бутакова по изучению Аральского моря. Одним из членов экспедиции был Тарас Шевченко

Экспедиция выполнила топографическую съемку, провела замеры дна, собрала сведения о природных ресурсах, условиях и возможностях организации судоходства. Возглавлял экспедицию капитан-лейтенант Алексей Бутаков (1816–1869) – опытный морской офицер, ученый-географ, путешественник, участник кругосветного плавания 1840–1842 годов. Но заметный след в истории науки экспедиция оставила во многом благодаря тому, что в ее составе находился знаменитый поэт и художник в то время ссыльный Тарас Шевченко.

Именно он в своих многочисленных рисунках сумел отразить не только пейзажные виды моря, но также с большой точностью передал культуру и быт местного казахского населения.

Аральский период в жизни и творчестве Тараса Шевченко в силу своей значимости неоднократно становился предметом научных исследований, общая библиография насчитывает более 30 публикаций. Первые сведения содержались уже в трудах современников – А. Лазаревского, А. Макшеева, А. Бутакова и др. В дальнейшем к этой теме в статьях и книгах в разное время обращались многие авторитетные шевченковеды – В. Данилов (Т.Г. Шевченко на Аральском море, 1939), М. Шагинян (Тарас Шевченко, 1946), А. Ведмицкий (Шевченко на Аральском море, 1958), В. Смилянская (Аральская описательная экспедиция, 1976), А. Костенко (За морями, за горами: Тарас Шевченко на Аральском море, 1984), Л. Большаков (Быль о Тарасе. Книга Вторая, 1993), П. Жур (Труды и дня Кобзаря, 1996), Л. Сапожникова (Наши Тарасовы дороги, 2008) и др. Аральские сюжеты представлены в биографической и словарно-справочной литературе, в том числе, подробно в новейшей многотомной «Шевченковской энциклопедии» (в 6 томах, 2012–2015).

 

Аральское море сегодня

 

О том, что ссыльный за свои общественно-политические взгляды художник Шевченко проходит военную службу «без разрешения писать и рисовать» в южноуральских степях, А. Бутаков узнал по прибытии в Оренбург в начале марта 1848 года. Но то, что такая экспедиция готовится, и по слухам весной могут послать «в степь, на Раим», сам Шевченко упоминал уже в одном из февральских писем. Для нужд предстоящего похода было необходимо «со всех заметных пунктов, по которым впоследствии можно будет определяться… снимать виды с разных румбов».

Капитан лично ходатайствовал перед Оренбургским военным губернатором В. Обручевым с просьбой включить опального рядового в состав готовящейся экспедиции для «снимания (то есть зарисовок) видов в степи и на берегах Аральского моря». Официальное разрешение было получено с большим трудом, так как начальство знало о строжайшем запрете для Шевченко «брать в руки перо и карандаш». В итоге Шевченко был переведен из 5-го батальона Орской крепости в 4-й батальон, стоявший в недавно основанном (в 1847 году) Раимском укреплении в устье Сырдарьи, на нагорном ее берегу.

Огромный караван, состоявший из почти 1,5 тысяч повозок и нескольких сотен человек, отправился 11 мая 1848 года из Орской крепости в Раим, куда прибыл 19 июня, проделав за это время путь длиной в 702 версты (почти 750 км). Шевченко стойко перенес все тяготы изнуряющего перехода, деля одну кибитку со штабс-капитаном А. Макшеевым, о чем тот позднее оставил упоминания в своих путевых записках («Путешествие по киргизским степям и Туркестанскому краю». СПб., 1896).

 

Остров Куг-Арал

 

Уже в дороге у Шевченко была возможность делать первые зарисовки, часть из которых так и остались эскизами, а часть позднее стали знаменитыми акварелями, например, «Джангыс-агач», «Укрепление Иргиз-кала», «Пожар в степи», «Дустанова могила», «Дневание экспедиционного табора в степи» и др.

В это же время у Шевченко по мотивам народных легенд рождается замысел, наверное, самого знаменитого стихотворения аральского периода «У Бога за дверями лежал топор», окончательно воплощенный уже в Раиме. В его основе – впечатления поэта от встречи в степи с одиноким деревом, которое казахи почитали как святое.

По прибытии в Раим в течение пяти недель продолжалась подготовка к морской части экспедиции. Наконец, 25 июля 1848 года здесь, на берегу Сырдарьи были спущены на воду для дальнейшего плавания по Аральскому морю две шхуны – «Константин» и «Николай», специально привезенные с собой в разобранном виде из Орска.

 

 

Всего в Раимской крепости за период Аральской экспедиции Шевченко находился трижды – в июне-июле 1848 года, январе-апреле и сентябре-октябре 1849 года. Раиму посвящены четыре рисунка (две акварели, сепия и карандаш), навсегда сохранившие в истории внешний вид и окрестности форта.

Через два дня судна достигли острова Косарал и 30 июля «Константин» вышел в море. Шевченко жил в офицерской каюте вместе с А. Бутаковым, другими членами команды и приглашенными учеными (топограф, географ, геолог, врач). За время долгой и опасной экспедиции и после нее между Шевченко и Бутаковым сложились теплые дружеские отношения. По признанию самого художника, капитан стал для него «другом, товарищем и командиром».

В течение почти двух месяцев проводились исследования – съемка и промеры глубин у северо-западного, западного и южного побережья моря, была открыта и описана группа островов. В этот период Шевченко создает акварели «Остров Куг-Арал», «Мыс Бай-Губек», «Крутой берег Аральского моря», «Берег острова Николая» и многие другие.

 

Мыс Бай-Губек

 

В конце сентября команда вернулась на остров Косарал, где с октября 1848 года началась длительная зимовка. На острове был также устроен небольшой форт примерно на 50 человек, размещались база для экспедиции и рыболовная ватага. Шевченко провел здесь осень и зиму с сентября 1848 года до конца января 1849 года, а также находился во время непродолжительных перерывов в плаваньях в апреле-мае, июне-июле и сентябре того же года. 

Проживая в Раиме и на Косарале, Шевченко имел возможность работать над акварелями «Шхуны около форта Кос-Арал», «Казахи около огня», «Казахский мальчик разжигает трубку», «Казах на коне» и др., которые показывают искренний интерес и самое внимательное отношение мастера к повседневной жизни казахов. По замечанию известного шевченковеда Леонида Большакова, «Косарал явился настоящей творческой мастерской художника, здесь им выполнены многие акварели, сепии, карандашные рисунки, наброски, создана значительная часть аральского цикла поэтических произведений» (73 стихотворения – Д.Ч.). Именно на Косарал прибывали на зимовку некоторые группы кочевников, и Шевченко имел прекрасную возможность на протяжении нескольких месяцев не только наблюдать за их повседневной жизнью, но и общаться с ними, бывать в семьях, узнавая особенности быта.

 

Памятный знак Шевченко на Косарале

 

После более чем семимесячной зимовки, в начале мая 1849 года началось второе плавание по Аральскому морю, на этот раз и с участием шхуны «Николай». Исследования длились до конца сентября, когда работы были окончательно завершены. В этот период Шевченко создает в основном рисунки с географической тематикой – «Остров Чикита-Арал», «Остров Чекан-Арал», «Полуостров Бусай», «Кызыл-Булак» и др.

Уникальные по качеству и точности выполнения работы Шевченко побудили А. Бутакова еще за несколько месяцев до окончания экспедиции обратиться к вышестоящему командованию с просьбой не отправлять Шевченко по возвращении обратно в Орскую крепость, а прикомандировать лично к нему и оставить в Оренбурге для обработки всех полученных материалов. Эта просьба была удовлетворена.

Весной следующего года планировалось снова отправить художника на Аральское море. Капитан даже ходатайствовал о присвоении Шевченко звания унтер-офицера за заслуги во время похода, но эта просьба осталась без внимания начальства.

10 октября экспедиция покинула Раим и двинулась в обратный путь. Завершился Аральский поход 31 октября 1849 года возвращением (через Орскую крепость) в Оренбург. Здесь Шевченко «для окончательных работ по описи Аральского моря» переносил гидрографические виды на карты, завершил немалую часть эскизов и зарисовок, начатых в степных походных условиях, составил альбом пейзажей Аральского моря, представленный начальству (к сожалению, от него сохранились лишь отдельные листы). Кстати, сам А. Бутаков в итоге пострадал за то, что не обеспечил высочайший запрет Шевченко на рисование – капитан получил строгий выговор «за упущение по наблюдению за рядовым Шевченко», за то, что допустил «рядового Шевченка писать, рисовать и ходить иногда в партикулярном платье».

Всего в «аральский цикл» Шевченко входит более 170 рисунков, которые принято разделять в соответствии с периодами и условиями их появления на пять групп:

1) сухопутный переход из Орской крепости в Раим (май – июнь 1848 года);

2) первое плавание по Аральскому морю (июль – сентябрь 1848 года);

3) зимовка на Косарале и в Раиме (октябрь 1848 года – май 1849 года);

4) второе плавание по Аральскому морю (май – сентябрь 1849 года);

5) произведения, завершенные по возвращении в Оренбург (октябрь 1849 года – июнь 1850 года).

С историко-этнографической точки зрения интерес представляют рисунки, посвященные святым местам и древним погребениям – «Джангыс-агач», «Дустанова могила» (акварель и карандаш), «Укрепление Раим» (внутри крепости изображены остатки могилы батыра Раима, акварель и карандаш), «Могила Мула-Доса-Мал на полуострове Куланды», «Ак-Джулпас», а также около 20 рисунков, показывающих повседневную жизнь казахов. Самые выразительные из них акварели «Казахи в юрте», «Казахская стоянка на Кос-Арале», «Казахи у огня», «Казах на коне» и др.

 

Могила Мула-Доса-Мал на полуострове Куланды

 

Рисунки Шевченко, выполненные с научной, почти фотографической точностью, имеют не только художественно-эстетическое, но и огромное научное значение как уникальный, неповторимый памятник Аральскому морю, большинство частей которого уже исчезло. Рисунки зафиксировали не только виды моря, его береговые линии, острова и полуострова, устье Сырдарьи, но также портреты и быт участников экспедиции, жизнь местного населения.

Во время плавания Шевченко выполнял преимущественно поставленные задания, а в период зимовки уже мог посвятить время собственным творческим желаниям и интересам. И, судя по всему, происходившее вокруг чрезвычайно привлекало внимание художника. В основном сюжетами становились результаты длительных наблюдений за кочевниками, их образом жизни. По оценкам исследователей, работы Шевченко – это не просто уникальные этнографические зарисовки, а завершенные жанровые композиции, в которых с максимальной точностью передавался быт и жизненный уклад местных народов. В тот период в окрестностях Арала проживали не только казахи, но и туркмены, каракалпаки, узбеки.

Многие искусствоведы отмечают, что художественная техника Шевченко в аральский период приобретала новые черты, мастерство его рисунка совершенствовалось, он прибегал к ряду новаторских для себя приемов. Например, вводил в композицию стаффажи – дополнительные небольшие фигуры и бытовые сцены – люди, элементы лагеря, укреплений, поселений и т.п., для более точной передачи масштабов местности. Также активно использовал вторые и третьи планы с большим количеством деталей. Особенно важны мельчайшие детали были при выполнении рисунков научно-вспомогательного характера, то есть непосредственно для целей экспедиции, когда было необходимо показать линию берега, его структуру, горные породы, характер заливов, мест стоянок и другие географические и даже геологические особенности.

Особенно захватывающим у Шевченко получалось аральское небо, которые становилось отдельным объектом для наблюдений, передавалось в разных цветах, в динамике, создавая особенно глубокие образы, впечатления и настроения. Вообще для большинства его работ нельзя провести точную грань между простым пейзажем и жанровым произведением. Некоторые акварели выполнены в классической академической манере и по праву занимают достойное место в истории мировой живописи. Художник смотрел на окружающие ландшафты как бы отстраненно, стараясь фиксировать все увиденное беспристрастно, отсюда высочайший уровень реализма.

В походных условиях Шевченко не обладал большими техническими средствами, поэтому сосредотачивался не на эффектных приемах передачи, а на максимальной точности, четкости, совершенстве форм и гармоничности увиденного. Особенно высокое мастерство он проявил в передаче явлений природы – воды, гор, скал, растений, животных, как в исполнении карандашом, так и в цвете акварельных красок.

 

Школа №13 имени Т.Шевченко в Аральске

 

Помимо рисунков, в Раиме и на Косарале Шевченко написал более 70 стихотворений, часть из которых рождена аральскими мотивами – «У Бога за дверми лежала сокира», «Ну що б, здавалося, слова...», «Мов за подушне, оступили», «За сонцем хмаронька пливе», «Думи мої, думи мої» (1848), «Готово! Парус розпустили» (1849).

Упоминания об Аральском море также встречаются в письмах Шевченко к своим респондентам. Так, например, в письме А. Макшееву Косарал он называет своей «резиденцией» (26 марта 1849 года); княжне В. Репниной пишет, что «Много есть любопытного в киргизской степи и в Аральском море… Лето проходило в море, зима в степи, в занесенной снегом джеломейке вроде шалаша, где я, бедный художник, рисовал киргизов…» (14 ноября 1849 года); поэту В. Жуковскому сообщает: «Был я по долгу службы в киргизской степи и на Аральском море, при описной экспедиции, два лета, видел много оригинального, еще нигде не виданного...» (январь 1850 года). Воспоминания об Аральском походе, а особенно весьма подробное описание Раима, Шевченко использовал и в своей знаменитой повести «Близнецы», написанной позднее, в 1855 году, уже в период его пребывания на Мангышлаке.

Экспедиция А. Бутакова положила начало системному научному изучению Аральского моря, по ее результатам в 1850 году была составлена первая карта, подробное навигационно-гидрографическое описание, позднее появились труды по геологии, флоре и фауне слабо известного до тех пор региона, с 1853 года организовано судоходство. Тарас Шевченко стал первым художником, который сохранил и передал уникальность Аральского моря и живущих на его берегах людей.

Денис ЧЕРНИЕНКО,

кандидат исторических наук,

старший научный сотрудник Института истории государства КН МОН РК,

Фото – автора

Читайте также:

Поэт и художник

«Акын-Тарази» - «поэт Тарас»

Шевченко болел за казахский народ

Из «школярного бродяги» в великого художника

Этапы увековечения памяти Т.Г. Шевченко в Казахстане в идеологическом контексте

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English