«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Санжар и Ильфа

2359 0
Санжар и Ильфа
Они впервые встретились 15 января 1958 года – дети репрессированных отцов – Санжар Жандосов и Ильфа Жансугурова

Почти что с самого детства они носили клеймо «дети врагов народа», но реабилитация 1957 года позволила Санжару Оразовичу перебраться в родную Алма-Ату, где он встретил молодую и красивую преподавательницу немецкого языка Ильфу Ильясовну

Санжар Жандосов был вторым сыном бывшего наркома просвещения республики и организатора первых университетов страны Ораза Жандосова и его супруги Фатимы. Ему было семь лет, когда в двери их квартиры постучали сотрудники НКВД и увели отца. Позже О. Жандосова безвинно осудили контрреволюционные преступления и расстреляли. К тому моменту Санжару было всего восемь лет. После ареста мужа Фатима взяла троих сыновей (Едиге, Санжар и Али) и отправилась в Коканд.

Клеймо «дети врага народа» закрыло перед совсем еще маленьким Санжаром двери не только в пионерские, но и комсомольские организации. Тем не менее, после окончания школы Санжар успешно сдал экзамены на поступление в Кокандский нефтяной техникум, а оттуда по распределению отправился в Гурьевскую область. Там он в течение десяти лет возглавлял электроцех на ТЭЦ в Косшагыле и Кульсары.

Отца Ильфы Жансугуровой Ильяса Жансугурова арестовали в августе 1937 года, когда ей было всего два года. Обвиняли редактора Казполитиздата и члена ЦИК КазАССР в том же, что и О. Жандосова. Вслед за арестом чекисты изъяли большую часть домашнего архива семьи и уничтожили, а саму семью выслала в Семипалатинск, а оттуда – в поселок Мерке Джамбульской области. Мать Ильфы Ильясовны сама долгое время была в шаге от ареста. Возможность вернуться в Алма-Ату для семьи появилась лишь в 1949 году благодаря поддержке Мухтара Ауэзова.

Окончив школу, Ильфа решила поступить в художественное училище. Ее рисунки были приняты, но статус «дочери врага народа» лишил ее возможности учиться в выбранном вузе. Ильфа не отчаялась и поступила в институт иностранных языков по специальности «Немецкий язык». Свои студенческие годы она проводила, как и все: беседы с друзьями, танцевальные вечера и песни популярного в то время советского барда Булата Окуджавы.

После окончания университета Ильфа начала преподавать в школе немецкий язык. В своих воспоминаниях она рассказывала:

 

«Мне было 22 года. Помню мы собрали Гульбарам Сейфуллину, Гульжамал Майлину и Мариям Тогжанову. Последняя меня спросила: «Какого ты выбираешь?». Я чтобы отвязаться сказала: «Пусть будет высокого роста и умеет водить машину». Она этим очень сильно заинтересовалась и сказала маме, что недавно из Гурьевской области приехала семья Жандосовых. У них есть сын Санжар…»

 

Так была назначена их встреча. Между собой семьи договорились приурочить их первую встречу в день рождение Ильфы, 15 января. В этот день пришли гости, а Санжар держался очень непринужденно и быстро познакомился со всеми присутствующими. Всего через несколько дней после их встречи Санжар посвятил Ильфе стихотворение:

 

Есть домик на улице Мира.

Невзрачен и мал он на вид,

Но в окнах его столько света,

Как будто там солнце горит

Случайно иль неслучайно

Я в дом тот заветный вошел

И сердце свое там оставил,

И счастье свое там нашел…

 

Еще через полтора месяца Санжар и Ильфа поженились. Ильфа рассказывала, что у нее не было ни роскошного платья, ни воздушной фаты, но вместе с тем свадьба запомнилась как большое многолюдное торжество. Родственников и многочисленных друзей семья позвала в дом своих друзей Сарбасовых. Так получилось, что во времена сталинского террора наказывали не только самих осужденных, но и членов их семей и даже дальних родственников. К моменту свадьбы многие из приглашенных только недавно покинули места многолетних ссылок и вернулись в Алма-Ату. На свадьбе они заново знакомились чтобы возродить потерянные при терроре связи. На молодоженов особое внимание никто не обращал, поэтому они сбежали с собственной свадьбы чтобы насладиться счастливым моментом вдвоем. Между тем, на самом торжестве присутствовали члены семей репрессированных Жандосовых, Рыскуловых, Габитовых, Сейфуллиных и остальных.

 

 

После возвращения в Алма-Ату Ильфа полностью посвятила себя семье, а Санжар Оразович получил работу инженера отдела электрификации и автоматизации Госплана Казахской ССР. На этой должности он трудился до 1963 года. В 1963 году он пошел на повышение и был назначен заместителем заведующего отдела по идеологической работе под начальством секретаря обкома Канапия Ахметова. В том же году он окончил экономический факультет КазГУ, а через год стал аспирантом Академии общественных наук в Москве.

К тому моменту у Санжара и Ильфы уже было трое дочерей Ажар, Динар и Жанар. Обустроиться в Москве с тремя детьми для Ильфы было тяжело, ведь в то время жены аспирантов жили в Москве на полулегальном положении. В конце концов, Ильфа сумела найти работу преподавателя немецкого языка в школе, где училась ее старшая дочь Ажар.

 

 

Помимо непосредственно учебы, в Москве Санжар стал организатором досуга студентов, играл в волейбол, устраивал вечера культуры. Благодаря ему, в стенах Академии перед студентами выступали известные в те времена артисты Роза Багланова и Бибигуль Тулегенова.

Закончив аспирантуру, семья вернулась в Алма-Ату. По возвращении Санжара утвердили в должности заместителя председателя Комитета по радио и телевидению. Это время было нелегким для семьи. Честный и принципиальный, искренне верующий в идеалы коммунизма, Санжар не мог молчать, когда видел несправедливость, выступал против проявления коррупции в этой полубогемной среде. Он занимался обучением секретарей партийных организаций школ, вузов, научно-исследовательских институтов, ввел в практику трудового воспитания старшеклассников, создавал школы с математическими и литературными уклонами. Но в этой атмосфере у него появились настоящие друзья.

Веселую компанию друзей-единомышленников мужа Ильфа называла «шоблой». Это были люди разных национальностей, занимавших разное общественное положение. Они часто ходили в походы, собирались на дачу со своими семьями и детьми, но еще чаще они играли в волейбол. Друзья Санжара говорили, что если он не приходил на тренировку, то он был либо на приеме у Димаша Кунаева, либо в командировке. Впоследствии именно любовь Санжара к этой игре позволило ему возглавить Федерацию волейбола Республики Казахстан.

 

 

Кроме того, Санжар хорошо играл в карты. Даулет Сембаев вспоминал, что однажды Санжар вместе с заместителем председателя Госплана Жарысбеком Абуталиповым и Булатом Ахметгалиевым играли в карты с одним амбициозным молодым человеком. Они выиграли у него все деньги, а на следующий день проигравший вернулся и поднял скандал, требуя вернуть ему деньги. Жарысбек и Булат отказались это делать, но Санжар помог ему.

В середине 1980-х Жандосовы переехали в Чимкент в связи с занятием должности председателя Чимкентского облисполкома. Три года напряженной работы были временем проверки на прочность, стойкость и честность, ведь Чимкент и в те года был достаточно мафиозным городом, грязный в финансовом отношении. Добавить ко всему, что Санжар приехал туда уже после знаменитого хлопкового дела. За годы работы там Санжар не получил ни одного замечания, ни одного слова в свой адрес по поводу работы. В Чимкенте вышли замуж три его дочери, завязались новые родственные связи.

После работы в Чимкенте Санжар Оразович возглавил государственный комитет по труду и социальным вопросам в Алма-Ате, был депутатом Верховного Совета Казахской ССР трех созывов. В 1990 году Жандосов был избран председателем конгресса предпринимателей Казахстана. Во всех делах ему помогала его верная супруга Ильфа Ильясовна. Позже он организовал и возглавил историко-просветительское общество «Адилет», которое исследовало расстрельные списки репрессированных казахстанцев, были восстановлены многие исторические имена, оказана помощь сотням людей, разыскивавших своих репрессированных родных, сняты документальные фильмы. Усилиями членов общества «Адилет» Москва рассекретила списки расстрелянных «врагов народа». Благодаря их труду, было выяснено, что в свое время в Алма-Ату приезжали члены военной коллегии Верховного Суда СССР, которые ежедневно решали судьбы сорока «врагов народа». Далее они выносили приговорил и исполняли его в подвалах НКВД на ул. Дзержинского, а тела погибших хоронили в селе Жаналык.

 

 

Санжар Жандосов был не только талантливым организатором, но и настоящим поэтом. Его оптимизм и жизнелюбие выражалось в стихах, поэмах и эпиграммах:

 

Я из тех, кто родился на свет не в сорочке

И не роз лепестки осыпали мой путь.

Мне в пути попадались и ямы, и кочки.

Довелось мне немало из горестей чаши хлебнуть.

Очень рано моя голова поседела,

Может быть оттого, что я детство почти не видал

Оно в трудные годы войны пролетело

Я его в хлебных очередях растерял

Я из тех, кто родился на свет не в сорочке,

Но если бы снова я жить начинал,

Я бы снова прошел через ямы и кочки

По негладкой дороге сквозь жизни накал

Я бы делал свое незаметное дело.

Зная то, что я нужен – да, я нужен другим

Очень рано моя голова поседела,

Но останется сердце всегда молодым.

 

В августе 1992 года Санжар Жандосов погиб в аварии. Нелепая случайность оборвала его жизнь, а вместе с ней надежды родных и по-настоящему близких ему людей. До конца жизни оставался он великим идеалистом, до конца жизни верил в справедливость советской власти, которую породил призрак коммунизма, бродивший по Европе и забредший в средневеково-феодальную Азию.

Ильфа Ильясовна много лет спустя в своих воспоминаниях напишет:

 

«15 февраля 1958 года мы познакомились, 12 августа 1992 года – расстались. 34 года пролетели как один день, как будто приснился сон. За 34 года с ним ни одного грубого слова, ни одного косого взгляда. Были только цветы и нежность. Вся жизнь моя была заполнена его цветами. Он покупал их, похищал с клумб, собирал в поле, на лугу, он растил их на своей даче. Для меня посадил он сирень, черемуху. Для меня вез он с предгорий подснежники».

Автор: Аян АДЕН

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English