«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Депортация. Греки, от которых отказалась родина

930 0
Депортация. Греки, от которых отказалась родина
К 1937 году ромеи, как называли себя понтийские греки, составляли до 95% всех иностранных граждан СССР. В период сталинских чисток было арестовано 15 тысяч греков, 85% из которых было расстреляно

Греческая операция была продолжением череды насильственной депортации народов в СССР. С окончанием Гражданской войны советские власти столкнулись с весьма обстоятельным препятствием, которое проявлялось имущественными и национальными мотивами борьбы греков за свои права. Для построения коммунизма они представляли большую опасность, что привело к политике раскулачивания и национальных чисток коренного населения территорий, на которые распространялась политика Сталина.

В отличии от предыдущих депортаций, где государства, против титульной нации которых проявлялись депортационные мероприятия, имели смежные границы с СССР, Греция от коммунистов находилась на значительном удалении.

Ущемление прав понтийских греков началось с закона «Об охране социалистической собственности», принятого 7 августа 1932 года по инициативе И. Сталина. Этот закон предусматривал расстрел с конфискацией имущества (в редких случаях – не менее десяти лет лишения свободы с конфискацией имущества) для лиц, совершивших хищения колхозного и кооперативного имущества, а также грузов с железнодорожного и водного транспорта. Позже Политбюро СССР приняло решение перепроверить дела осужденных по закону от 7 августа в период до 1 января 1935 года. В докладной записке Сталину генеральный прокурор СССР Вышинский отрапортовал о проверке 115 тысяч дел, из которых 91 тысяча подлежала пересмотру и стала поводом для освобождения 37 425 человек из мест лишения свободы.

 

Закон «Об охране социалистической собственности»

 

Спустя год, в 1936 году, место главы народного комиссариата внутренних дел СССР Г. Ягоды занял Николай Ежов. Исследователи связывают массовые амнистии с работой прежнего главы НКВД, которого позже расстреляли по обвинению в троцкизме и попытке покушения на жизнь Сталина.

 

Депортация. Карачаевцы, обвиненные в предательстве

 

С приходом Ежова репрессивная машина заработала с двойным рвением. Именно подпись Н. Ежова стояла в директиве № 50215 от 11 декабря 1937 года, которая стала непосредственным стартом к началу массовых репрессий. Эта директива прямым текстом обвиняла греческих националистов в создании широкой сети вредительских организаций, конечной целью которых было создание буржуазного государства фашистского типа. Поводом к созданию этой директивы стала пробританская политика новоявленного премьер-министра Греции Иоанниса Метаксаса с его концепцией Великой идеи. Также политическая элита СССР руководствовалась новой моделью сосуществования народов в СССР, согласно которой подразумевался отказ от религии, постепенное изолирование и упразднение родного языка этнических меньшинств.

 

«Материалами следствия устанавливается, что греческая разведка ведет активную шпионско-диверсионную и повстанческую работу в СССР, выполняя задания английской, германской и японской разведок. Базой для этой работы являются греческие колонии в Ростовской-на-Дону и Краснодарской областях Северного Кавказа, Донецкой, Одесской и других областях Украины, в Абхазии и других республиках Закавказья, в Крыму, а также широко разбросанные группы греков в различных городах и местностях Союза. Наряду с шпионско-диверсионной работой в интересах немцев и японцев, греческая разведка развивает активную антисоветскую националистическую деятельность, опираясь на широкую антисоветскую прослойку (кулаки-табаководы и огородники, спекулянты, валютчики и другие) среди греческого населения СССР. В целях пресечения деятельности греческой разведки на территории СССР приказываю:

  1. 15 декабря сего года одновременно во всех республиках, краях и областях произвести аресты всех греков, подозреваемых в шпионской, диверсионной, повстанческой и националистической антисоветской работе.
  2. Аресту подлежат все греки (греческо-подданные и граждане СССР) следующих категорий: а) находящиеся на оперативном учете и разрабатываемые; б) бывшие крупные торговцы, спекулянты, контрабандисты и валютчики; в) греки, ведущие активную антисоветскую националистическую работу, в первую очередь из среды раскулаченных, а также все скрывавшиеся от раскулачивания; г) политэмигранты из Греции и все греки, нелегально прибывшие в СССР, независимо от страны, из которой они прибыли; д) все осевшие на территории СССР греки, так называемые закордонные агенты ИНО НКВД и разведывательного управления РККА.


5. При необходимости производства арестов лиц командного и начальствующего состава, имеющие военные и специальные звания, а также специалистов и лиц, входящих в номенклатуру ЦК, запрашивать санкцию НКВД СССР.


7. О результатах операции по арестам донести к 18 декабря. О ходе следствия доносить пятидневными сводками с сообщением итоговых цифровых данных и наиболее существенных и важных показаний.

 

Народный комиссар внутренних дел СССР

Генеральный комиссар государственной

Безопасности ЕЖОВ»

 

Интересно, что текст данной директивы (за исключением некоторых моментов) слово-в-слово повторял ранее вышедшие накануне директивы против латышей, финнов, эстонцев и румын СССР. В ней четко указывалось точное количество человек, подлежащих расстрелу и ссылке. Еще интереснее звучит то, что на следующий день после принятия директивы в состав Верховного Совета СССР были приняты будущие герои СССР греки-депутаты Иван Папанин, Прасковья Ангелина и Владимир Коккинаки.

 

Депортация. Балкарцы, «не отстоявшие Эльбрус»

 

Следователям НКВД дали три дня, чтобы подготовить списки с фамилиями греков, подлежащих аресту. С 15 декабря по 25 декабря 1937 года на территории СССР (Азербайджан, Грузия, Крым, Краснодарский край, Донецкая и Одесская области) было арестовано свыше восьми тысяч греков. Среди арестованных в те дни был и Константин Челпан, конструктор двигателя самого массового танка времен Второй Мировой войны Т-34. 31 января 1938 года Политбюро ЦК ВКП (б) постановило продлить срок проведения репрессий:

 

1. Разрешить Наркомвнуделу продолжить до 15 апреля 1938 года операцию по разгрому шпионско-диверсионных контингентов из поляков, латышей, немцев, эстонцев, финнов, греков, иранцев, харбинцев, китайцев и румын, как иностранных подданных, так и советских граждан, согласно существующих приказов НКВД СССР.

2. Оставить до 15 апреля 1938 года существующий внесудебный порядок рассмотрения дел арестованных по этим операциям людей, вне зависимости от их подданства.

3. Предложить НКВД СССР провести до 15 апреля аналогичную операцию и погромить кадры болгар и македонцев, как иностранных подданных, так и граждан СССР.

 

Суд над понтийскими греками проводился не тройками НКВД, а лично главой НКВД Н. Ежовым и генеральным прокурором А. Вышинским. В это время на одного приговоренного к заключению грека приходилось десять приговоров к расстрелу, а следователи, занимавшиеся сбором доказательной базы, несли списки Ежову целыми альбомами. Поэтому эти приговоры получили название «альбомных».

Репрессии греков проходили в несколько этапов. Первый этап пришелся на 30-е годы и коснулся, в основном, интеллигенцию. Те, кому удалось выжить, были сосланы в Колыму (порядка 1500 греков). В Казахстан же, в эти годы, распределили около 200 греков.

 

Депортация. Корейские переселенцы

 

Репрессии в отношении этнических греков СССР (многие из которых имели еще и греческое подданство) должны были спровоцировать Греция на ответные действия. Но руководство Греции имело торговые отношения с советским правительством, которые было нецелесообразно «портить» из-за русских греков. Советский Союз предлагал Греции принять своих соотечественников, но Греция опасалась распространения коммунистической идеологии, которое впитала в себя греческая диаспора в СССР. Вместе с тем, Греция понесла большие экономические потери после греко-турецкого обмена 1923 года. Некоторым греческое правительство все же выдало разрешение вернуться: из 40 тысяч желающих на Родину вернулось до 10 тысяч человек. Интересно, что репрессии конца 30-х годов ХХ века коснулись и дипломатических представителей Греции в СССР. Так, в марте 1938 года, в газете «Правда» сообщалось о самоубийстве греческого посла Д. Николопулоса, который успел проработать в Москве всего полтора месяца. Как известно, вскрытие тела проводить запретили, что подталкивает на мысль, что его самоубийство – спланированная ликвидация советских спецслужб.

До сталинского террора Казахстан не был обделен греческим присутствием. В 1926 году на территории Казахстана насчитывалось 157 человек греческой национальности. После первой волны этнических депортаций, к 1939 году, их стало 1349 человек. В первые годы Великой Отечественной войны их количество стало только увеличиваться. Российский историк греческого происхождения Иван Джуха в своей книге «Спецэшелоны идут на Восток» писал:

 

«Депортированных греков доставляли в республику в течение восьми лет. В 1941 году вместе с немецким контингентом в Казахстане насчитывалось 15-20 севастопольских греков. 1942 год стал «краснодарским». Примерно четыре тысячи греков попали в республику в результате кампании по выселению, продолжавшейся с апреля по октябрь. В 1944 году Казахстан «забастовал» и отказался принимать депортированных. Все же 1240 греков из Крыма были размещены в Гурьевской области. Самую мощную прибавку греческому контингенту Казахстана принес 1949 год, когда из Грузии, Азербайджана, Кубани и Украины доставили около 37 тысяч греков. К 1950 году в Казахстане среди 820 165 переселенцев насчитывалось примерно 43-44 тысячи греков. Они составляли почти 5% от всего числа спецпереселенцев республики».

 

Вторая волна депортации пришлась на 1942 год. Советское руководство решило зачистить Крым, Кавказ и Таманский полуостров от «антисоветских элементов», населявших заданные территории. С апреля по октябрь 1942 года в этих регионах было арестовано 168 греков, а 5261 грек был депортирован. В 1944 году вместе с высылкой крымских татар эта территория была повторно очищена от греческого присутствия.

Третья волна депортации началась уже после войны. Поводом к мероприятиям стало решение Политбюро ЦК ВКП (б) от 7 мая 1949 года, которое постановило депортировать «политически неблагонадежные элементы» с Черноморского побережья РСФСР и Украины, а также с территорий Грузии и Азербайджана, в Южно-Казахстанскую и Джамбульскую области. Под категорию подлежащих депортации попадали граждане Греции и бывшие подданные. Однако львиную долю выселенных составляли советские греки.

 

 

Спецпереселенцев из Севастополя и Керченского полуострова в 1941 году распределили в Акмолинскую и Кустанайскую области. В 1942 году греков из Краснодарского края, Ростовской области и Азербайджана переселили в Кустанайскую (Карабулакский, Федоровский, Затобольский, Семиозерный, Денисовский и Убаганский районы), Павлодарскую (Иртышский район), Северо-Казахстанскую (Соколовский район), Актюбинскую, Акмолинскую, Кокчетавскую (Зерендинский, Арыкбалыкский, Макинский и Атбасарский районы), Карагандинскую (Темиртау, Осакаровка) и Кызыл-Ординскую области. К июлю 1949 года на территории Южно-Казахстанской, Джамбулской, Кызыл-Ординской, Талдыкурганской и Алматинской областей были распределены 8 911 семей (37 108 человек), в т.ч. 10 975 мужчин, 12 640 женщин и 13 493 ребенка в возрасте до 16 лет.

После смерти Сталина, в июле 1953 года, на имя Председателя Совета Министров СССР Георгия Маленкова пришло предложение от МВД СССР с просьбой снять с учета 1 643 741 человека из 2 819 776 всех спецпереселенцев страны. Предложение было принято в 1954 году, но первые указы о снятии статуса спецпереселенцев начали выходить только в 1956 году: 17 января – поляки, 17 марта – калмыки, 27 марта – греки, болгары и армяне и т.д.

 

Депортация. Поляки Казахской ССР

 

По данным переписи 1989 года, на момент политического кризиса в СССР в Казахстане проживало 47 тысяч греков. После падения коммунистического строя у греков Казахстана появилась возможность вернуться на историческую родину, но в отличии от Германии и Израиля Греция не смогла предоставить экономические гарантии советским соотечественникам (легитимность советских дипломов, пенсию, единовременную финансовую помощь и т.д.), что сыграло главнейшую роль в ограничении греческой эмиграции из Казахстана.

Из греков, переселенных в Казахстан, стоит выделить имя заслуженного архитектора Казахской ССР Спиридона Космериди (слева), который внес неоценимый вклад в историю советского и независимого Казахстана. Именно его воспоминания о тех днях служат летописью для изучения греческой истории депортации народов в СССР. Уместно вспомнить Евстафия Пехлеваниди, советского футболиста алматинского «Кайрата», уроженца Чимкента. Именно Греку (как называли его одноклубники), автору 69 голов в высшей лиге, удалось побить рекордный показатель С. Квочкина, на счету которого было 61 гол. Лаки Кесоглу, известный казахстанский эстрадный певец, родился в Грузии в 1939 году и в 1949-м вместе с семьей был депортирован в Южно-Казахстанскую область.

 

 

Автор: Аян АДЕН

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English