Публикации

Испанцы на Текели: без жилья и спецодежды

08 Ноября 2018
822
0
Испанцы на Текели: без жилья и спецодежды
Документы Архива Президента РК раскрывают подробности жизни и быта испанских эмигрантов на Текелинском комбинате в годы Великой Отечественной войны

В фондах Архива Президента Республики Казахстан сохранились документы, касающиеся эвакуации людских и материальных ресурсов в годы Великой Отечественной войны. Данная тема, в целом, изучена, но вместе с тем хотелось бы остановиться лишь на одном аспекте этой сложной темы – об эвакуации политэмигрантов, что может существенно дополнить картину истории Великой Отечественной войны. В Казахстане находились испанские политэмигранты, которые для работы были направлены на Текелийский свинцово-цинковый комбинат.

Для справки отметим, что испанцы оказались в СССР после поражения республиканцев в ходе Гражданской войны в Испании 1936–1939 гг. По различным данным в СССР эмигрировало от 4 до 6,5 тыс. испанцев, из них около 3 тыс. составляли «дети войны». 

В архивных фондах обнаружена докладная записка с грифом «Секретно» от 30 ноября 1942 года ответственного инструктора Центрального Комитета Международной организации помощи борцам революции (далее – МОПР) Казахской ССР по делам политэмиграции Самуила Вайса, адресованная заместителю заведующего отделом пропаганды и агитации ЦК КП (б) Казахстана Любови Балагуровой, секретарю Алма-Атинского обкома КП (б) Казахстана по пропаганде и агитации Давиду Енукидзе и председателю ЦК МОПР СССР Николаю Шаронову об обследовании положения испанских политэмигрантов, направленных на Текелийский свинцово-цинковый комбинат, Талды-Курганского района. Из этого документа следует, что 3 ноября 1942 года ЦК МОПР Казахской ССР получил сообщение от ЦК КП (б) Казахстана, что на станции Арысь находятся 153 испанских политэмигранта. По указанию Александра Сатонина, председателя ЦК МОПР Казахской ССР, С. Вайс выехал на станцию Арысь, где по прибытию 8 ноября 1942 года никаких испанцев не нашел, но установил, что примерно в конце сентября около 100 человек переехали через Арысь в направлении Актюбинска. После возвращения в г. Алма-Ата им была получена телеграмма от поссовета Текели комбината, «чтобы срочно выехал на место для разрешения вопросов, прибывших туда 94 испанцев». 26 ноября 1942 года С. Вайс выехал в Талды-Курган, где на станции Уш-Тобе встретился с двумя представителями испанцев, которые были командированы в ЦК МОПР Казахской ССР. Представители испанцев прибыли с С. Вайсом в г. Алма-Ату для разрешения возникших вопросов, о чем отмечается в докладной. 

Стоит отметить, что руководитель группы Родригес 29 октября 1942 года из станции Арысь направил телеграмму в адрес ЦК КП (б) Казахстана о помощи ввиду тяжелого материально-бытового положения эвакуированных, а 10 ноября 1942 года из Текелистроя направил телеграмму в ЦК МОПР СССР в г. Уфу с просьбой выслать представителя к ним.

Из докладной записки следует, что испанские политэмигранты проживали в Ростове-на-Дону и в октябре 1941 года были эвакуированы в Орджоникидзевский край (ныне Ставропольский край, РФ – Прим. авт.), часть была размещена в п. Садоны, а другая в г. Орджоникидзе. Вместе с иждивенцами в п. Садоны проживало 106 испанцев, из них 37 человек работали на Садонском комбинате (занимались добычей свинцово-цинковых руд – Прим. авт.), в других организациях – 9 человек.

 

 

Часовой с ППШ у шахты Текелийского свинцово-цинкового комбината. 1942 г. Альбом 1944-1949 года. 

 

По приказу директора Садонинского комбината испанцы получили перевод на работу в Текели комбинат. При этом испанцы получили только эвасправки, но не командировочные документы как другие работники. 18 сентября 1942 года они были эвакуированы в Текели комбинат Талды-Курганского района. При этом часть испанцев успели получить заработную плату, часть нет, и лишь 7 человек получили аванс за 15 дней, хотя, согласно законодательству, должны были получить заработную плату за время следования в пути. Обещанные продукты питания в дорогу они получили не полностью, а выданных продуктов хватило им лишь до Баку. Чтобы хоть как-то обеспечить себя продуктами, они вынуждены были продавать свои вещи в пути. Но даже это не спасло людей от гибели, о чем отмечено и в документе «по пути следования одна женщина и трое детей умерли из-за истощенности», а по прибытию «так же умерло 1 мужчина и 1 ребенок по тем же причинам».

В Текели комбинат прибыло 97 человек, из них 28 мужчин, 41 женщина и 28 детей. Однако окончательные цифры об общем количестве испанских политэмигрантов не известны, так как в конце этой же записки было указано, что среди политэмигрантов было несколько инвалидов испанских боев и «с учетом этих товарищей в Текели комбинате проживало 108 чел., из них: мужчин – 34, женщин – 46, детей – 28».

При этом в коллективе испанских политэмигрантов находились семьи группы испанцев, призванных в Красную Армию еще из Садоны комбината. Первая группа людей, прибывшая 23 октября 1942 года, была размещена на 3-м Кордоне (рудник) в 2-х помещениях бывшей школы, вторая группа, прибывшая 7 ноября 1942 года, разместилась на 2-м Кордоне, также в 2-х помещениях бывшей школы.

В докладной записке было отмечено, что администрация Текели комбината не обеспечила прибывших людей минимально необходимыми бытовыми условиями. К примеру, первая группа получила хлебные карточки только через 20 дней после прибытия, устроены были на различные участки работы, при этом на работу вышли 4 человека, но 3-е сразу заболели и фактически работал только 1 человек, а остальные не работали ввиду того, что не были обеспечены жилплощадью и спецодеждой. Аналогичная ситуация была и во второй группе, где работал тоже один человек, так как комбинат не смог обеспечить оставшихся работой по специальности, жилплощадью и спецодеждой.

Что же касается питания, то им они были обеспечены очень плохо. Столовые отпускали еду один раз в день. На 1-м Кордоне питание отпускалось два раза в день, но неудовлетворительного качества, на 2-м Кордоне получали в день только суп плохого качества, а на 3-м Кордоне получали первое и второе блюдо, но тоже низкого качества. Стоит отметить, что некоторые испанцы из 2-го Кордона получили продукты: по 10 кг картофеля, по 100 грамм колбасы, конфет, 300 грамм растительного масла, по 1 куску мыла.

Вследствие неудовлетворительного материально-бытового положения и истощения 7 испанцев заболели тифом, малярией, что вызывало опасения дальнейших серьезных заболеваний, особенно среди детей.

В общежитиях санитарные условия были «скверными», отсутствовали уборные и отопление, испанцы получили только топчаны без матрасов и постельных принадлежностей.

Испанские политэмигранты так же были плохо обеспечены обувью, одеждой, бельем и теплыми вещами. К примеру, «только 3 товарища располагают туфлями, да и то плохими, остальные товарищи ходят почти босиком». Спецодеждой не обеспечивались, несмотря на то, что работали в грязи и в холоде. При этом стоит отметить, что рабочим комбината было выдано 300 пар валенок, но ни одну пару испанцы не получили.

В сентябре 1942 года ЦК МОПР Казахской ССР направил в Текели комбинат 10 политэмигрантов, большей частью бывших борцов интербригад в Испании, но по неизвестным причинам они были направлены в Талды-Курганский сахарстрой. Там с ними даже не стали разговаривать, поэтому они обратились в райком партии, и пожаловались секретарю обкома партии Джеку Кулитову. Районный партком направил их на Текели комбинат, но администрация так же не приняла их на работу, заявив, что они не были направлены к ним. С большим трудом 6 человек добились направления на работу на разные участки, но не по специальности [1, 6-9].

В такой сложной ситуации испанские политэмигранты оказались из-за отсутствия понимания между подрядчиком и заказчиком, что затягивало строительство и ввод в эксплуатацию комбината. О том, что имеются проблемы по строительству комбината свидетельствует переписка с Управлением «Главцинк-свинец», «Алтайстроем» о выполнении постановления СНК и ЦК КП (б) Казахстана от 20 октября 1942 года о строительстве Текелийского свинцово-цинкового комбината. В ней в частности отмечается, что введение в строй первой очереди комбината запланировано было на IV квартал 1942 года, но из документов следует, что строительство было сорвано из-за отсутствия необходимого количество строительного материала, преобладанием ручного труда, при слабой механизации трудоемких работ, незначительным обеспечением транспортными средствами, недостатком электроэнергии, отсутствием необходимого оборудования и т.д.

Следует особо подчеркнуть, что обеспеченность строительства комбината рабочей силой, тоже было не на достаточном уровне, так как даже имеющие рабочие не были полностью задействованы из-за отсутствия объема работ. Очевидно, по этой причине администрация комбината не желала брать на работу прибывших испанских политэмигрантов [2].

Для улучшения положения испанских политэмигрантов С. Вайс внес несколько предложений, которые необходимо было в самом срочном порядке провести: устроить политэмигрантов в другом месте по специальности, создать надлежащие бытовые условия, с учетом климатических условий, незамедлительно отпустить основные продукты питания, обеспечить обувью, одеждой, постельными принадлежностями, выплатить заработную плату, провести врачебное обследование и лечение, выделить топливо и материальную помощь [1, 9-10].

К сожалению, выяснить дальнейшую судьбу испанских политэмигрантов пока не удалось. Возможно, дополнительные сведения о судьбе испанских политэмигрантов хранятся в архивах Алматинской области.

 

Куралай КАБДУЛОВА,

главный эксперт Архива Президента Республики Казахстан.

Список источников:

1. АП РК. Ф.708. Оп.6/1 Д.525. Л.6–10.

2. Там же. Д.776.

 

На главном фото - Рудник Текели. Фотография с сайта http://firsov.kz/

 

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Подпишитесь на наш Telegram канал!

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ
Опрос

Программе «Болашак» исполнилось 25 лет. Вы участвовали в программе?