Публикации

Кайып-хан – Казацкой орды владелец

26 Октября 2018
812
0
Кайып-хан – Казацкой орды владелец
Известный ученый Жамбыл Артыкбаев знакомит с читателей портала NDH с правителями Великой степи.

КАЙЫП ХАН-І (Каип Мухаммед-батыр, Каип, Хаип-хан – Казацкой орды владелец).

Годы правления: 1715-1718.

Родословная: сын Датка-султана, внук Кысырау хана, потомок Есим хана.

В российских документах имя Кайып хана впервые встречается в связи с башкирским восстанием 1705-1711 гг.

В 1708 г. он вместе с Тауке ханом во главе 20 тыс. войска находился под Уфой.

После смерти Аз-Тауке с 1715-го до 1718 года он руководил государством в качестве старшего хана и активно участвовал в международных отношениях с ведущими государствами того времени. Посольства Кайып-хана в Уфу, Казань, Тобольск подтвердили его полномочия верховного правителя после смерти Тауке-хана.

В годы его правления Казахское ханство поддерживало дружественные отношения с Османской империей, куда было направлено посольство во главе с Сейткул батыром. В Стамбуле казахского посла приняли очень тепло, предоставив место возле султана, показав таким образом глубокое уважение к Казахскому ханству.

Хан не однократно пытался дать отпор агрессивной военной экспансии Джунгарии, но большинство попыток закончилось неудачно. Кайып-хан и Абулхаир-хан проиграли сражения на реке Аягуз в 1717 году, а также на берегу рр. Арыс, Боген, Шаян в 1718 году. Из-за этих неудач он потерял авторитет и влияние среди родоправителей.

Сын Кайып-хана султан Батыр, живший в первой половине XVIII века, упоминается в документах того времени как противник присоединения Казахстана к Российской империи. Потомки Кайыпа жили на нижнем течении Сыр-Дарьи, среди родов Алшын. Долгое время находились под влиянием Хивы (Куня-Ургенч-Бескала).

В середине сентября 1716 года в Тобольск прибыли послы от Кайып хана (Бекболат Екешов, Байдаулет Буриев) с предложениями о вечном мире с Россией, и с целью заключения союза против Джунгарии: «он, Хаип-хан, с царским величием желает быть в вечном миру, а с Контайшем-де у него, Хаип хана, ссора из давных лет». В этом послании Кайп-хан выразил свое желание выступить против калмыков «войною с одними своими людьми в двадцати и в тридцати тысячах или с русскими воинскими людьми вместе» (Казахско-русские отношения в XVI – XVIII вв. Алма-Ата, 1961, с. 18).

Ханская ставка и, соответственно, главным городом Кайып-хана был Туркестан. Посетившие Казахскую орду весной 1718 года российские послы пишут: «приехали мы в город Тургустан, в котором живет Хаип-хан, прешедшего июня 25 дня. И июля в 12 день часов в третьем ночи приказал нам Хаип хан быть в себе…» (Казахско-русские отношения в XVI – XVIII вв. Алма-Ата, 1961, с. 25).

В 1717 году осенью калмыки дважды нападали на казахскую орду. В письме Кайып-хана казанскому губернатору П. Салтыкову Кайып-хан пишет: «калмыки, приехав, дважды наши улусы разоряли». Особенно тяжелым было поражение Кайып-хана от калмыков на берегу р. Аягуз: «а Хаип – де хан остался только с двумя человеками и воротился до своего улуса, а багаж их взяли калмыки в полон».

В 1718 году переговоры с Россией стали более активными. Сторону казахов представляли послы Елмет Баулуков, Шаба-багадур, Байбек-батыр, Тулеубай-багатур, Тантай-батыр сын аталыка Арслан-батыра, Тайконур-батыр, сын Култабай аталыка и другие знатные люди. В основном разговоры шли об установлении мирных отношений, необходимости военного союза против Джунгарии, оживления торговли между двумя странами, о разрешении казахско-башкирских противоречий.

Кайып-хан вел переписку с тобольским губернатором Матвеем Гагариным. В письмах меж строк в словах хана присутствует некоторая тревога, связанная с неустойчивым положением внутри казахского общества. Возможно, часть степной аристократии, будучи недовольна слабыми и неэффективными действиями хана против джунгарской угрозы, была подвержена сепаратистским настроениям, обостряя внутреннее напряжение в обществе. В одном из последних писем он пишет, что часть казахских родов, не послушав хана, откочевала в сторону сибирских владений России. Кайып предупредил губернатора, что если они будут нападать или оказывать военное сопротивление, попадут в плен, то «всех их прибить, а живых не отпускать, и мы в том лиха не будем иметь» (Казахско-русские отношения в XVI – XVIII вв. Алма-Ата, 1961, с. 27).

Россия в свою очередь просила Кайып хана оказать содействие в поимке татарского бунтовщика Сеита, известного своими неоднократными выступлениями против русской колонизации Оренбуржья. Сеит вместе со своим племенником Абдраманом Таукином с помощью казахов организовали несколько набегов на Казанский уезд. Одного из сыновей Кайып-хана звали Кудайберды, его отец посылал для поимки башкирского бунтовщика Сеита: «И вышеописанного вора Сеитку сыскать приказал сыну своему Кудайбергену-Багатыр-султану, чтобы он раставлял от себя людей везде по дорогам и по перелазам, и по переправам».

Однако в реальной жизни власть Кайып хана не распространялась на все население казахских улусов. Во всех улусах правили представители отдельных династий чингизидов, которые в свою очередь были зависимы от мнения и позиции родовой знати. Более того, любое вмешательство хана во внутренние дела казахских племен всегда оборачивалась выступлением недовольных, а то и откочевкой на другие, более отдаленные места. Вот как описывал это Борис Брянцев: «Мурза Шемамет сказывал нам, что-де посланные из Казани посланцы по злобе Хаип хана, задержаны в Тургустане для того, что знатные и богатые люди и мурзы от Тургустана откочевали к сибирской стране, а при нем остались некоторые неимущие». То есть, уже осенью 1717 года некоторые крупные рода казахов в знак своего непризнания Кайып-хана откочевали от него. Безусловно, ослаблению власти Кайыпа в первую очередь способствовали поражения от калмыков, во-вторых, осложнения его отношений с родоправителями, улусными султанами и т.д.

Его внешнеполитическая активность, поиск союзников, к сожалению, не дали никаких результатов. Он хотел заключить с Россией военный союз против Джунгарии. Возможно приезд русского посольства во главе с Белоусовым, в какой-то степени обнадежил хана. Можно ли этим объяснить неудачный поход Кайып хана и Абулхаир султана против калмыков в 1717 году? Почему Кайып хан выбрал северный маршрут, возможно он рассчитывал на помощь русских войск, которые должны были присоединиться к походу?

Политический кризис в казахском обществе после смерти Тауке-хана отмечался не только поражениями в битвах с калмыками, но и в усилении сепаратизма вольных родов. Возможно, распад единой орды на территориальные союзы, соответствующие с делением на жузы, происходит именно в эти годы. Как бы то ни было, улусная система приобретает другую форму, жузы становятся самостоятельными политическими единицами, тогда как до начала XVIII века жузы больше отражали характер военной организации казахов. Усиление автономных начал в жузах стало следствием политики Тауке-хана, укрепившего авторитет ордынских биев (или улусных биев) и их полномочия в управленческой системе.

Кайып-хан, после ряда поражений от калмыков в 1717-1718 годах, лишился поддержки крупных родов, которые откочевали от него в Сары-Арку, оставив его самого в Туркестане. 

Кайып-хан погиб в результате внутренних распрей казахов в конце 1718 года. Подробных свидетельств о причинах его смерти не существует, в исторических преданиях есть только намеки на то, что он погиб от рук батыров и султанов Среднего жуза.

Он оставил многочисленное потомство, среди которых в более поздней истории Казахстана известны имена Кудайменды султана, Батыр султана, правившего в южных отделах Младшего жуза и других.

 

На главном фото фрагмент письма Кайып хана турецкому султану Ахмеду III, 1711 год. Из архива Османской империи, Топкапы Сарайы.

 

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Подпишитесь на наш Telegram канал!

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ
Опрос

Программе «Болашак» исполнилось 25 лет. Вы участвовали в программе?