«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Казахстан и Корея - опыт денуклеаризации

1077 0
Казахстан и Корея - опыт денуклеаризации
Казахстанский опыт разоружения может быть полезен для решения вопросов демилитаризации на Корейском полуострове

С обретением независимости Казахстан выступает за мир без ядерного оружия. Президент Нурсултан Назарбаев выдвинул ряд инициатив, направленных на сокращение количества потенциальных угроз от оружия массового поражения. Это касается не только Казахстана, но и международного сообщества. Президент сам утверждал, что одним из главных его решений, стало отказ Казахстана от ядерного оружия. А 100-летие ООН Назарбаев предложил ознаменовать началом мира без ядерного оружия.

В Астане прошел международный круглый стол «Ситуация на Корейском полуострове и роль Казахстана в нераспространении ядерного оружия», организованный Казахстанским институтом стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан совместно с Посольством Республики Корея в Республике Казахстан. 

Посол Южной Кореи в Казахстане в 2012-2015 годах Пэк Чу Хен рассказал о позиции стран насчет вопроса ядерного оружия:

- Я писал о казахском примере денуклеаризации и том, как Президент Назарбаев развил свою экономику, сообщество и это нашло большой отклик у корейского населения.

Сейчас мы активно работаем над денуклеаризацией Корейского полуострова. В этом контексте идет активное продвижение плана развития экономики Северной Кореи. Если Корея откажется от ядерной программы и направит свои силы на развитие своей экономики, тогда нас будет ждать очень светлое будущее.

Мы приехали сюда, чтобы обменяться мнениями по денуклеаризации и экономическому развитию. Когда я здесь работал, тоже часто подчеркивал казахстанскую модель поведения. Это очень важно для Северной Кореи. Но пока, видимо, господин Ким Чен Ын сейчас имеет такое мышление, что только с помощью оружия и ракет они могут кормить свое население. И поэтому президент Южной Кореи Мун Джэин очень активно разговаривает с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном по развитию экономики и денуклеаризации. Я думаю, что в начале будущего года между США и Северной Кореей будет саммит, и это уже прогресс. Поэтому нам нужна поддержка со стороны наших добрососедских стран, в том числе и Казахстана.
Раньше разговоры между странами были на низком уровне, но сейчас президенты Северной Кореи, Южной Кореи и США уже договорились по принципу денуклеаризации. Мы активно работаем по конкретному плану, поэтому есть перспектива не только безопасности, но и экономического развития Северно-Азиатских стран и по евразийскому континенту.

 

 

Старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Даурен Абен рассказал о трудностях, с которым столкнулось международное сообщество в настоящее время:

- Складывается довольно парадоксальная ситуация в сфере контроля вооружения и режима нераспространения ядерного оружия. Три года назад мы все радовались заключению сделки по Иранской ядерной программе, и казалось, что это путь для более значимых переговоров по сокращению испытательных вооружений. Но сейчас мы оказались в своеобразном тупике и парадокс заключается в том, что наиболее благоприятная ситуация в этой сфере сложилась именно на Корейском полуострове. То есть если в прошлом году мы опасались того, что там могут начаться военные действия, то теперь получается, что у нас по всем остальным фронтам очень плачевная ситуация. Недавно США объявили о намерении выйти из  Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и непонятно, какие перспективы нас ожидают. Поэтому очень важно, что мы сегодня собрались обсудить именно те перспективы, которые открываются по разоружению на Корейском полуострове.

В то же время Даурен Абен заметил, что на Корейском полуострове наметились позитивные сдвиги:

- Нынешнюю ситуацию, которая сложилась на Корейском полуострове, можно охарактеризовать как окно возможностей. Такого рода ситуация уже складывалась на Корейском полуострове, но она быстро менялась в негативную сторону, но я думаю, что сейчас есть уникальная возможность не упустить этот шанс, воспользоваться ситуацией и сделать все, чтобы процесс денуклеаризации продвинулся.

Почему можно говорить о Казахстане, как о возможной модели для Северной Кореи. Конечно, есть много различий между нашими ситуациями: Казахстан унаследовал советское оружие, а Северная Корея разработала его сама. На самом деле есть и много схожего. Казахстан стал обладателем ядерного арсенала после распада Советского Союза. КНДР задумался о ядерном арсенале тоже после потери своего главного союзника. Народ Казахстана весьма пострадал от ядерных испытаний. Народ Северной Кореи также пострадал от того, что там взрывались бомбы. На ядерное оружие тратились колоссальные средства. Поэтому, как отметил Президент Казахстана, опыт Казахстана может служить практическим руководством действий для Северной Кореи в каких-то аспектах.

У Казахстана был 4-й по мощности ядерный арсенал после России, США и Украины. С этим арсеналом мы бы были сейчас на первых ролях. И он многократно превосходит тот арсенал, который есть у Северной Кореи. Помимо ядерного оружия у нас были шахтные пусковые сооружения, Семипалатинский ядерный полигон, Казахстан был очень активно вовлечен в деятельность по производству урана. У нас размещались исследовательские реакторы и, конечно, огромное количество других материалов.

 

 

Казахстан был частью Советского Союза, и он внес вклад в разработку ядерного оружия не только с материальной, но и, можно сказать, с моральной стороны – население Казахстана пострадало во время ядерных испытаний. Можно говорить о том, что мы сполна заплатили цену за то, что этот арсенал появился и служил защите Советского Союза.

Были разные мнения насчет того, как Казахстану распорядиться ядерным арсеналом:

- Такое большое количество арсенала требовало, чтобы мы разработали стратегию того, как мы будем дальше с ним поступать. Мы оказались в сложном геополитическом окружении: две ядерные державы непосредственно с нами граничили, и другие ядерные державы тоже находились недалеко.

Вопрос, что делать с ядерным оружием – для нас был один из самых сложных на первом этапе независимости. Можно, увидеть параллель с ситуацией, которая сложилась на Корейском полуострове по КНДР. У нас были такие же опасения по поводу своей безопасности, по поводу своего суверенитета, который испытывает и Пхеньян. Этот период не особо освещается, когда говорится о том, как Казахстан пришел к безъядерному статусу, но в период с декабря 1991 по май 1992 такой период мы балансировали на грани того, чтобы отказаться от ядерного оружия или причислить себя к ядерному государству. Для нашего молодого государства, для нашего президента – это было стратегия того, как Казахстан может получить максимальные выгоды от своего решения, поскольку также как и Северная Корея в нынешних условиях, мы должны были обеспечить свою безопасность, гарантировать какие-то экономические выгоды, поэтому наше балансирование – это была своего рода дипломатическая игра. Эта двусмысленная стратегия была направлена на то, чтобы получить максимальные выгоды от сложившейся ситуации. Наше руководство понимало, что разоружение стоит денег. Оно искусно подошло к вопросу, кто будет платить за этот процесс.

 

 

В то же время мы испытывали огромное давление со стороны ядерных держав, особенно со стороны США и России. Внутри страны были значительные антиядерные настроения. У нас было антиядерное движение «Невада-Семипалатинск». Но с другой стороны, у нас были и голоса, которые говорили, что, возможно, стоит и рассмотреть вариант с сохранением ядерного потенциала – они звучали в основном со стороны националистически настроенных сил. Эти варианты  сразу отметались.

У нас не было квалифицированного персонала и средств, чтобы обладать этим арсеналом – это тоже было значимым фактором для того, чтобы принять решение в пользу безъядерного варианта. И, в конце концов, когда весь анализ ситуации был проведен, не только наши дипломаты, но и наши эксперты на первых порах независимости оказали существенное влияние на решение Казахстана по поводу ядерного оружия.  

Кроме того в мае 1992 года был заключен Ташкентский договор, который де-факто предоставил нам ядерный зонтик, в виде гарантий России, что в случае каких-то кризисных ситуаций нам окажется помощь. К нам пришли западные компании, нам была оказана техническая помощь, можно привести пример с проектом «Сапфир», когда значительное количество высокообогащенного урана было вывезено с территории Казахстана. В обмен на это мы получили определенные материальные выгоды. И я думаю, общий вывод заключается в том, что Казахстан, отказавшись от ядерного оружия, получил больше выгод, чем потерь.

Мы двигались целенаправленно, поэтапно, то есть мы заявили, что присоединимся к СНГ, НЯО, был подписан Лиссабонский протокол и т.д. Важный момент, что мы подписали договор с США – это значительно облегчило нашу задачу по разоружению.

Постепенно к 2000 году была разрушена вся испытательная инфраструктура на Семипалатинском полигоне – начали в 1993-1994. То есть это заняло примерно 7-8 лет, продолжилось и дальше.

Нераспространение ядерного оружия и разоружение – являются столпами нашей политики безопасности. Мы на всех уровнях продвигаем эти инициативы, стремясь к достижению мира, свободного от ядерного оружия.

Был создан Международный научно-технический центр и несколько лет назад он передислоцировался в Астану, базируется в Назарбаев университете. Это очень важная структура, которая дала возможность ученым военного профиля сохранить источники дохода. В рамках этого центра они получили возможность участвовать в различного рода научных проектах. Я думаю, это еще один урок, который можно извлечь для Северной Кореи. Мы превратили, выражаясь словами Нурсултана Назарбаева, национальную трагедию в национальную гордость. Превратились в ведущего производителя урана, активно развиваем свою атомную промышленность, выдвигаем проекты по аналогии проекта «АТОМ» и других инициатив, приняли на своей территории банк низкообогащённого урана, в рамках своего непостоянного членства в Совете безопасности ООН продвигаем меры доверия в рамках нераспространения ядерного оружия.

Но мы не ограничиваемся только своей страной. Мы также способствовали созданию зоны свободной от ядерного оружия в Центральной Азии.

Даурен Абен рассказал, какие уроки из казахстанского опыта можно извлечь для ситуации на Корейском полуострове:

- То, что мы сейчас видим – отсутствие каких-то конкретных обязательств. В основном – это какие-то туманные обещания. Понятно, что для того, чтобы КНДР разоружилась, она должна получить значимые гарантии безопасности и какие-то экономические выгоды. Также как и Казахстан. Самое главное – это построение доверия. Межкорейский диалог способствует тому, что между сторонами возрождается былое доверие.

Хочу подчеркнуть, что денуклеаризация – небыстрый процесс. То, что Северная Корея уничтожает полигон или установку испытания ракет – это хорошо, но ядерный потенциал у нее все равно остается. Самое главное, как мы будем добиваться того, чтобы Северная Корея стала безъядерной. Если мы говорим о перспективах объединения двух Корей, то денуклеаризация должна предшествовать этому процессу. Но немедленная денуклеаризация КНДР неприемлема как по физическим причинам, так и политическим.

 

 

Денуклеаризация должна проходить по дипломатическим подходам, с переговорами, гарантиями безопасности, диалогом на конструктивной и прозрачной основе. Но должны быть определенные этапы и какие-то дедлайны.

Когда Ким Чен Ын говорит о том, что Северная Корея разоружится в рамках первого срока Трампа – это не дедлайн, это очень расплывчатое обещание, поэтому нужны конкретные сроки. Вознаграждать такое поведение мы должны в обмен на какие-то реальные действия. В этой связи, возможно, стоит рассмотреть возрождение шестисторонних переговоров. В рамках этого механизма были очень хорошие наработки. Чем начинать все с нуля, было бы лучше использовать наработки и на их основе что-то делать. Поскольку разоружение стоит очень дорого, скорее всего, международному сообществу придется нести бремя денуклеаризации.

Казахстан разоружался при поддержке международного сообщества, прежде всего при поддержке США и других заинтересованных сторон, то же самое должно происходить и с Севернокорейской ситуацией. Это касается не только ядерного оружия, но и обеспечения безопасности чувствительных объектов и запуск каких-то реабилитационных программ.

Казахстанская деятельность в рамках режима нераспространения ядерного оружия может служить моделью для Северной Кореи, конечно, не весь наш опыт, но какие-то элементы. Это потребует значительных финансовых, технических, экспертных, политических и других ресурсов.

Пример Казахстана показывает, что экономическое развитие и обеспечение безопасности возможно без ядерного оружия.

 

 

Позитивные изменения на Корейском полуострове дают новые импульсы для стратегического диалога в рамках укрепления нераспространения ядерного оружия. Казахстан как активный участник глобального движения за ядерное разоружение приветствует усилия, направленные на сближение позиций сторон, и готов оказать всемерное содействие в этом процессе. Экспертный диалог и обсуждение дальнейшей траектории развития взаимоотношений между двумя Кореями – неотъемлемая часть мирного процесса и вклад в миростроительство.

 

Фотограф: Артем ЧУРСИНОВ

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English