Публикации

Особенные дети

10 Октября 2018
529
0
Особенные дети
15 июня 1993 года Президент Республики Казахстан, учитывая рекомендации Генеральной Ассамблеи ООН, учредил День инвалидов Республики Казахстан, которое проходит каждое второе воскресенье октября.

В этом году День инвалида будет приходится на 14 октября.

 

Как обстояли дела в Акмолинском доме-интернате для умственно-отсталых детей 25 лет назад? NDH обратился к материалам периодической печати тех лет.

Ровно 25 лет назад, 10 октября 1993 года, в Казахстане впервые отмечали День инвалида.

По данным Акмолинского областного управления социальной защиты населения на тот момент в Акмолинской области проживало более 13 тысяч (13647 человек) инвалидов, в числе которых 2006 – инвалиды первой группы, 7336 – второй и 4305 – третьей группы. Инвалидов детства было 3183 человека, 1459 человек из которых – дети до 16 лет.

Люди редко ходят к детям-инвалидам, Акмолинский дом-интернет для умственно-отсталых детей не исключение. Оно и понятно: люди не хотят ни сердечных приступов, ни лишних расстройств. А работников интерната смело можно было назвать настоящими фанатами своей работы – ничего кроме самой работы с особенными детьми их не прельщало. Местных нянек и врачей объединял голый энтузиазм, нищенская заработная плата и, конечно же, божий дар.

Но несмотря на это, палаты, классы, игровые комнаты, столовая, зал для музыкальных занятий, мастерская – всегда и везде чистые, аккуратные, даже на столах, на подоконниках, на стенах – все устлано красивыми цветами.

Но в помещении очень холодно. Детей не спасали ни вторые одеяла, ни теплая одежда. Как объяснить детям почему, когда холодно хочется в туалет?

С весны 1993 года нет горячей воды, работницы интерната вручную ежедневно таскали ведрами горячую воду, пытаясь создать хоть какие-то условия для детишек. Одной заботы мало, две сотни ребятишек остро нуждались в чистоте. Например, четырнадцатилетний Юра выпачкался во время прогулки, а двенадцатилетний Саша пролил на себя содержимое тарелки. Несмотря на подростковый возраст, им, в сущности, не больше трех. По мнению врачей-психиатров, эти дети и через десять лет останутся такими же.

В интернате двести детей и все двести – инвалиды детства.

Истории болезней пестрят мудреными формулировками, в которых то и дело повторялись термины «олигофрения», «болезнь Дауна», «эпилепсия», «детский церебральный паралич». В большинстве случаев – это умственная отсталость.

Дети попали в интернат в возрасте 4-5 лет и в первый год обучения изучали четыре звука. Терпеливо, изо дня в день преподаватель учил сначала правильно произносить, а потом, может быть, и читать букву «о». Но это вовсе не означало, что через неделю после учебного года ребенок вспомнит, что есть такая буква. Он может напрочь ее забыть, и все равно учитель похвалит его, погладит по голове и поставит «пятерку». Это на уроках самая распространенная отметка.

Сотрудников дома-интерната жили с надеждой, вдруг к шестнадцати годам у мальчика или девочки произойдет некий скачок в умственной деятельности, и ребенок очень быстро начнет усваивать знания, пусть и не самые сложные? Такие случаи бывали. Но даже если и не произойдет, они попробуют обучить детей правильно пользоваться ножницами, ниткой и иголкой. Если не получается, то тогда можно попытаться привить элементарные навыки самообслуживания. Держать ложку, к примеру, для некоторых детей – это огромное достижение.

В доме-интернате была свой лидер Гуля — незаменимая помощница у нянечек и воспитателей. Она делала и тонкую работу: занималась макраме. Плела коврики, ухаживала за малышами и теми, кто еще не освоил искусства завязывать шнурки или мыть руки с мылом. Приветливая, улыбчивая девочка пусть медленно, но училась познавать мир.

Директором дома-интернат был Евгений Зиновьевич Бондаренко, а два ее первых помощника заведующая медсанчастью - Наталья Васильевна Брускова и заместитель по учебно-воспитательной работе - Наталья Константиновна Левина. По мнению Евгения Зиновьевича, психиатра высшей категории, причин рождения умственно-отсталых детей несколько. Прежде всего, это генетические нарушения, связанные с наследственностью. Делают свое дело и браки между родственниками. Неумелые действия врачей при родовспоможении зачастую ведут к серьезным родовым травмам. Да мало ли этих причин? В принципе, даже обычный грипп во время беременности может дать непредсказуемые последствия...

Наталья Васильевна была убеждена, что каждая будущая семья просто обязана пройти генетическое обследование. Она, конечно же, была права.  А между тем, и это уже ни для кого не секрет, процент детей, рождающихся с признаками слабоумия, из года в год растет. Еще одна проблема, тоже из разряда социальных. Есть семьи, где один за другим появляются на свет умственно неполноценные дети, и врачи бессильны что-либо предпринять. И отец, и мать — хронические алкоголики, да еще с дурной наследственностью.

Иные директора детских домов гордятся своими выпускниками, ставшими профессорами, кандидатами наук, инженерами, известными учителями. Евгению Зиновьевичу тоже есть чем гордиться — пятеро его питомцев стали работать на заводах. Есть слесарь-сборщик, есть каменщик, есть автокарщик. А это — дорогого стоит! Кстати, две девчонки, жившие когда-то в доме-интернате, вышли замуж, и дети у них здоровые. У этих ребят не было страшного диагноза, но труда врачам и педагогам пришлось приложить очень много.

Куда пойдут нынешние воспитанники дальше? Выбор невелик. Кто-то по исполнении восемнадцати лет будет отправлен в Малохимофеевку, кто - в Купчановку. кого-то, может быть, заберут родители, хотя, если откровенно, забирают мало.

Материальная сторона работы соткана из массы больших и малых проблем. Еще немного, и уйдут последние опытные работники — зарплата санитарок, исчисленная в одиннадцать тысяч рублей. Не хватает одежды, обувь и носки «горят», что называется, на ходу. Платья и рубашки нередко становятся жертвами психических перевозбуждений. Детям между тем не хватает фруктов.

Лекарств нет. Их именно нет, а не нехватает - просто нет. Недавно предложили Бондаренко бензонал. По 330 тысяч рублей за килограмм, а без него и без люминала не обойтись: эпилептический приступ может оказаться смертельным. С антибиотиками и даже обычными жаропонижающими средствами - тоже проблема.

Удивительно, как быстро рынок поменял человеческую психологию. Раньше в централизованной лаборатории брали анализы из дома-интерната на исследование просто так, бесплатно: мол, грех требовать деньги. Теперь стали регулярно присылать счета.

Нет специальных учебников. Нет методической литературы. Мебелью хорошо бы помочь.

Господи, да чем только тут нельзя помочь? Пожалуйста, помогайте. И загляните в дом-интернат. Попробуйте хоть раз разбередить свое сердце. Оно выдержит. Потому что как ни посмотри, а это все наши дети. Боль наша и наше горе.

Автор: Аян АДЕН

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Подпишитесь на наш Telegram канал!

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ
Опрос

Программе «Болашак» исполнилось 25 лет. Вы участвовали в программе?