«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Казахская интеллигенция и Алихан Бокейхан

8115
 Казахская интеллигенция и Алихан Бокейхан
Алихан Бокейхан и казахская интеллигенция в период февральской революции 1917 года
Идеологический диктат советского периода не позволил академическому сообществу того периода в полной мере уделить внимание таким важным вопросам как февральская революция, политическая деятельность интеллигенции и др. Соответственно умалчивалась или неадекватно оценивалась роль казахской интеллигенции, и других прослоек которые будучи в авангарде политических событий были тесно связанны, с событиями Февраля. За период независимости казахстанские историки восполнили пробелы, связанные с изучением политического развития Казахстана в начале ХХ века, особенно активно данная проблематика изучалась в 90-е годы [1,21]. В данной статье предпринята попытка рассмотреть влияние февральских событий 1917 г. на политическую, ситуацию, а также деятельность в Казахстане, опираясь на архивные данные. 

К 1917 году Казахстан представлял собой окраину Российской империи. Население края к этому времени согласно сведениям А. Букейхана составляло 4,5 млн. человек, по другим данным порядка 6 млн. человек [2, с.480]. Социальная структура общества была в основном представлена обедневшими шаруа, число которых ежегодно возрастало из-за масштабов переселенческой политики. В политическом контексте казахское общество было бесправным, так как было лишено, избирательных прав по закону от 3 июня 1907 г. В тоже время казахский социум был слабо политизирован, что обуславливалась жесткими карательными действиями колониального аппарата. Последние организованные выступления прошли в конце 60-х гг. ХIХ века, событиям 1916 года, которые, как известно, были жестоко подавлены. Этими восстаниями завершается определенный этап национально-освободительного движения. Новая объективная реальность требовала от этноса и новых методов борьбы. Стихийные неорганизованные выступления второй половины ХIХ века привели к массовым репрессиям и многочисленным потерям человеческого ресурса. Протестные отношения в конце ХIХ — нач. ХХ века возглавила просвещенная часть казахского общества — национальная интеллигенция, которая строила свою концепцию национально-освободительного движения в правовом поле российского государства. Выбор новой стратегии объясняется с одной стороны и гуманной природой интеллигенции с другой избежать прямых вооруженных столкновений, грозящими большими потерями. Либеральное крыло казахской интеллигенции еще в начале века примкнуло к партии кадетов, и на протяжении длительного времени поддерживала с ней отношения, координируя свои действия с программными положениями данной организации.

Февраль 1917 года был вызван, прежде всего, недальновидной политикой правительства Николая 11 и рядом нерешенных проблем, главной из которых была аграрная. Известие о февральской революции было встречено населением Казахстана с воодушевлением, что подтверждается и архивными документами в частности телеграммы на имя Временного правительства и лично на имя А. Букейханова, в которых выражается полная поддержка политики Временного правительства, идея созыва Учредительного собрания [3, ЦГАРК. Ф.17.]. В состоянии эйфории, при огромной поддержке со стороны населения, либерально настроенная казахская интеллигенция взяла на себя ответственность за решение проблем. Февраль для них стал шансом, использование которого могло бы изменить политический статус казахской окраины, провести экономические и социальные реформы. Являясь филиалом кадетской партии, либеральная интеллигенция гарантировано получила высокие назначения в аппарате управления краем. Впервые, после введения Степных положений 60-х гг. Х1Х в., казахи занимают высокие посты в административных учреждениях. А. Букейханов, М. Тынышпаев стали областными комиссарами Временного правительства. Уездными в Тургайской области были избраны А. Беремжанов, О. Алмасов, Р. Марсеков, С. Кадырбаев и другие.
События Февральской революции активизировали массы. В недрах казахского общества наряду с партией Алаш, социальную основу которой составила либеральная интеллигенция, формируется движение социалистической ориентации «Уш жуз». По вопросам государственного строительства и политического развития «Уш жуз» являлась сторонницей российских социал-демократов. Костяк партии «Уш жуз» составили казахские интеллигенты, ремесленники и студенчество. Характерно, что лидеры партии М.Айтпенов и К.Тогусов изначально пытались избежать конфронтации с партией Алаш, которая рассматривалась ими как союзническая сила по многим узловым проблемам политического и социально-экономического характера, что объясняется относительно слабой классовой и социальной дифференциацией казахского социума. Поэтому вырисовывалась идея консолидации двух партии на платформе защиты интересов казахского народа. Однако идейные расхождения лидеров, значительная разница, в сущности программных установок привели к взаимному оппозиционированию. В южной части Казахстана устойчивых позиций добились мусульманские партии, в основу которых также вошли представители интеллигенции. Мнения казахских интеллигентов и приближенных к ним социальных групп по многим вопросам оказались диаметрально противоположными. Значительную роль в полярности мнений сыграли такие факторы как социальное происхождение, различная степень образованности, разность мировосприятия окружающей действительности и политических учений. Анализ социальной характеристики лидеров Алаш показывает, что их значительную часть составили представители аристократических династий. В результате противоречивых реформ некоторые из этих семейств не имели прежнего объема финансово-экономических ресурсов, но в результате трансформации системы властно-управленческих начал продолжали сохранять свои позиции в казахском обществе. К таким личностям относятся А.Букейхан, М.Чокай, Ж.Сейдаллин, А.Беремжанов, Д.Досмухамедов, М.Тынышпаев и др. Лидерство в социал-демократическом лагере сохранялось за теми молодыми казахами, которые были связаны с широкими слоями казахской общественности и лишь недавно пополнили ряды интеллигенции. Некоторые из них являлись активными участниками движения1916 года и активно контактировали с представителями российских социал-демократов. Характеристика ранней политической деятельности С.Сейфуллина, Т.Рыскулова, Т.Бокина, А.Джангильдина показывает специфические особенности формирования социал-демократических организаций казахского общества. Помимо этих основных политических направлений в Казахстане в разгар революции возникло множество других организаций, как то: «Бирлик туы», различные союзы профессиональной направленности. На многообразие в политической жизни указывал в своих воспоминаниях Т. Рыскулов. В результате такого идейного деления казахская общественность в годы революций переживала пик политической активности. В политической борьбе за власть и влияние участвовали все слои казахского общества.
Сразу после Февраля в крае прошли общественные съезды, в Тургайской области, не менее 300 делегатов [5, ЦГАРК. Ф.17.]. Аналогичные съезды прошли в городах Верном, Омске, Семипалатинске, Уральске и других крупных городах. Но самым представительным, основополагающим стал съезд в городе Оренбурге, на съезд приехало 350 человек со всей области [6, ЦГАРК. Ф.17.]. Съезды в данных условиях стали координирующей силой. 3 мая 1917 г. прошло заседание Областной Управы, где было предложено послать в уезды делегации для организации уездных, волостных, аульных и поселковых гражданских комитетов. Например, в Актюбинский уезд вызвался поехать комиссар Тургайской области А. Букейханов. В остальные уезды за неимением инструкторов и свободных лиц были отправлены телеграммы. В них Управа просила содействия в организации вышеназванных объектов. В основном они были адресованы Совету солдатских и рабочих депутатов, существующим Гражданским комитетам, Городским Думам, если таковые имелись [7, ЦГАРК. Ф.18]. Таким образом, при помощи общественных организаций в области появились первые комитеты. Они, наряду с властью Временного правительства, представляли власть народа. Зачастую, большую активность проявляло русскоязычное население. Позднее их примеру последовало и казахское население края, основывая волостные и аульные комитеты. Как правило, казахи собирались в крупном населенном пункте, выбирали из своей среды председателя собрания и обсуждали следующие вопросы: о текущих событиях в России и образовавшемся новом строе. Как они повлияют на развитие края, что принесут новшества, связанные с революцией. На этом же собрании создавались аульные, волостные комитеты. Обсуждался план наиболее желательных и срочных мероприятий с целью улучшения жизни казахов. Очевидно, казахи признавали и поддерживали власть Временного правительства [8, ЦГАРК Ф.18].
Перед новой администрацией стояло огромное количество проблем, но главная из них земельный кризис. Как известно, аграрный вопрос в Казахстане имел свои особенности, вытекавшие из колониального положения края. Он усложнялся здесь наличием переселенческого элемента. Для экономики аула, базировавшейся на экстенсивном кочевом скотоводстве, это создало обстановку жесточайшего аграрного кризиса. В государстве, где большинство населения составляли крестьяне, земельный вопрос требовал немедленного разрешения. Сразу после объявления о свержении царизма, как в уезде, так и в области стали происходить столкновения между казахами и русскими крестьянами. Казахи пытались самовольно вернуть земли, исконно принадлежавшие им. Естественно, такое решение вопроса могло перерасти в постоянные столкновения между коренными жителями и русскими переселенцами. Тем более, что столкновения все чаще носили правительства: сохранение переселенческих участков и нерешенность аграрного вопроса отрицательно сказывались на политической обстановке уезда. Аналогичная ситуация сложилась практически во всех областях Казахстана.
Для решения аграрного вопроса в уездах создавались земельные комитеты. Именно они должны были разрядить обстановку в земельном вопросе вплоть до созыва Учредительного собрания. В связи с тем, что область была заселена казахами и переселенцами из России, новая власть должна была учесть и интересы коренного населения, и интересы переселенцев. Для этого на земельные комитеты была возложена нелегкая задача, разобрать каждый конкретный случай, то есть «приступить к историческому обзору» возникновения того или иного участка и характеристике его положения [9, ЦГАРК. Ф.17]. Причем главной целью они ставили благополучие всех граждан «новая жизнь должна быть так устроена, чтобы в материальном отношении все граждане были обеспечены в достаточной мере. Чтобы не было ни одного гражданина, которому пришлось бы вести полуголодное существование, чтобы все граждане были одинаково богаты и счастливы» [10, ЦГАРК. Ф.17]. Одной из важных проблем, которая решалась уездными комиссариатами было возвращение мобилизованных на тыловые работы казахов. Несмотря на восстание, мобилизация до Февральской революции шла полным ходом, особенно в северных уездах. 14 марта 1917 г. по постановлению Временного правительства была приостановлена мобилизация казахов на тыловые работы [11, с.21]. И в этом немалая заслуга национальной интеллигенции. Однако в советское время об этом факте не упоминалось. Было распространено мнение, что интеллигенция сознательно затягивала демобилизацию казахов. В резолюции Тургайского съезда, проходившего в г. Оренбурге, было выдвинуто требование о передаче управления над мобилизованными казахами в руки самих казахов. Являясь представителями власти Временного правительства, поддерживая его политику, выходцы из казахской интеллигенции вынуждены были высказываться за доведение войны до конца, так как они надеялись на помощь Временного правительства, считая его власть законной. Но помощь могла быть оказана только после успешного окончания войны и созыва Учредительного собрания, где решились бы все важные вопросы, в их числе и национальный. А до этого времени интеллигенция поддерживала политику Временного правительства [12, с.35]. Поэтому интеллигенция была поставлена перед необходимостью подписываться под призывами за доведение войны до победного конца. Для решения вопроса с мобилизованными казахами в Киев выезжает группа казахской интеллигенции [13, б.351]. Проблема введения земства в крае стала еще актуальней после февральских событий. В Казахстане в отсутствии земства власть балансировала между общественными организациями и комиссарами. В центральной части России земство было введено во второй половине XIX века. 17 июня 1917 г. было обнародовано постановление Временного правительства о введении земских учреждений в областях Акмолинской, Семипалатинской, Семиреченской, Тургайской и Уральской [14, ЦГАРК. Ф.18].
В Тургайской области вопрос о введении земства обсуждался на заседании областной управы 28 июня 1917 г. [15, ЦГАРК. Ф.18]. Организация уездных земств была поручена существующим в уездах гражданским комитетам. Им было предложено создать специальные комиссии из числа компетентных лиц, которые могли бы оказать пользу при организации уездного земства. Ухудшающаяся экономическая обстановка вызвала недовольство населения политикой Временного правительства. В такой ситуации, когда Временное правительство не торопилось с реформами, отношение к новой власти стало меняться. Тем более в условиях революции и политической активности власть на местах была непрочной. Наряду с уездными комиссарами власть делили различные общественные комитеты, которые также представляли власть Временного правительства, но чаще выходило так, что общественные комитеты пользовались большой поддержкой со стороны населения, так как по своему составу они были демократичнее. Б. Есеркемисова в своей диссертации также замечает разделение полномочий между комиссарами и общественными комитетами [16, с.27]. В руках последних оказалась власть де-факто, вокруг них объединялись различные общественные организации, представлявшие интересы различных слоев населения. В руках комиссаров, были также реальные рычаги власти, прежде всего финансовые, связанные с проведением в жизнь программ Временного правительства. Несмотря на то, что они мирно сосуществовали определенное время, кризис самоуправления мог настать в любое время. Это понимали и в верхах. П.Гучков на очередном совещании в августе 1917 г. признал, что «банкротство органов самоуправления грозит в ближайшем будущем оставить без удовлетворения ряд наиболее жизненных и культурных потребностей населения, и в общественной сфере грозно накапливается напряженная тревога и озлобленное недовольство» [17, с. 182.]. На местах представители власти Временного правительства не имели возможности в полной мере проводить политику новой власти. Причинами можно назвать продолжавшуюся войну, пассивность Временного правительства в решении национального вопроса.
К Октябрю их цели стали различными. Что приводило к торможению начатых преобразований. Февральская революция активизировала общественную инициативу. Интеллигенция к этому времени обладает серьезной политической силой, она становится вдохновителем и идеологом национально-освободительного движения. Съезды, которые прошли после Февральской революции были организованнее, результативнее и их значение трудно переоценить. Они были более массовыми и прошли практически во всех крупных городах Казахстана, в процессе их работы была сформирована политическая программа казахских либералов. Власть Временного правительства предоставила национальной интеллигенции большие полномочия. На съездах присутствовали не только представители казахского общества, но и представители мусульманского комитета из Казани, интеллигенция из других регионов, в основном из азиатской части России[18, с.21]. Огромное значение для казахского общества имели постановления Первого всеказахского съезда, который проходил в Оренбурге 21-28 июля 1917 года. Программа съезда включала в себя вопросы относительно формы государственного управления, земли, просвещения, суда, религии, женского вопроса, казахской политической партии и подготовке в Учредительное собрание [19, с.50]. 
По мнению Н. Мартыненко июльский съезд необходимо рассматривать, как и остальные съезды, в качестве организационно-идейных предпосылок для создания как партии, так и правительства Алаш-Орда [20, с.53]. С ним можно согласиться, так как съезды по существу были единственным средством для координирования действий национальной интеллигенции. В условиях казахской степи, при отсутствии средств коммуникации и слабом их развитии, съезды стали связующим звеном в деятельности алашской интеллигенции. Именно здесь встречались представители интеллигенции, решались и ставились вопросы о политической судьбе Казахстана. К середине 1917 года либерально настроенная интеллигенция начинает отстраняться от кадетской партии, поскольку между алашской интеллигенцией и российскими кадетами возникают разногласия. Кадеты выступали за неделимость России, тогда как алашевцы требовали автономии в составе России. Кадеты ничего не предлагали взамен переселенческой политики. Между ними также были расхождения по поводу собственности на землю. В исторической литературе встречается мнение, что одной; из слабых сторон партии Алаш была ее непостоянность [21, с. 27].
Октябрьский переворот и смена власти не дали возможности интеллигенции довести до конца начатое дело революционных преобразований. Потенциал данной прослойки был огромен, к этому времени они приобрели ценный опыт политической борьбы, опыт работы в Государственной Думе и различных административных учреждениях царской России. Совокупность объективных и субъективных причин остановили процесс перемен, начатых интеллигенцией, несмотря на ограниченность времени, сделано было немало: организованы земельные комитеты, была начата работа по возвращению мобилизованных казахов на Родину, развитию национального образования, введению земства, подготовке к Учредительному собранию.

Л.К. Мукатаева, к.и.н., Г.Ж. Султангазы, профессор КАЗГЮУ 

Использованная литература:
1.Нурпеисов К. Алаш һәм Алаш-Орда. Алматы: Ататек.-1995.; Қойгельдиев М. Қазақ демократиялық интеллигенциясының 1905-1917 жылдардағы қоғамдық-саяси қызметі. Тарих ғылымдарының докторы ғылыми дәрежесін алу үшін дайындалған диссертация. Алматы. — 1994.; Алаш қозғалысы. Алматы: Санат.-1994.-4206.; Аманжолова Д. Казахский автономизм и Россия. История движения Алаш. М.: Издательский центр «Россия молодая». −1994 и др.
2.Букейхан А. Избранное. Алматы: Казак энциклопедиясы. −1995. 480с.; 3.ЦГАРК. Ф.17. Оп.1. Д.22. Л. 6. 4.Рыскулов Т. Избранные труды- 1984. — 260 с С.236-237.
5.ЦГАРК. Ф.17. Оп.1. Д.4. Л. 66.
6.ЦГАРК. Ф.17. Оп.1. Д.4. Л. 66.
7.ЦГАРК. Ф.18. Оп.1. Д.2. Л. 2;
8.Там же.
9.ЦГАРК. Ф.17. Оп.1. Д. 21. Л.5-7.
10.ЦГАРК. Ф.17. Оп.1. Д. 21. Л.9.
11.Алаш-Орда Сборник документов. Сост. Мартыненко Н. Алма-Ата: Айкап.-1992,-192с.-С.21.
12. Там же. С.35.
13. Қойгельдиев М. Қазақ демократиялық интеллигенциясының 1905-1917 жылдардағы қоғамдық-саяси қызметі. Тарих ғылымдарының докторы ғылыми дәрежесін алу үшін дайындалған диссертация. Алматы.-1994.-5476.-Б.351.
14. ЦГАРК. Ф.18. Оп.1. Д.29. Л.25.
15. Там же.
16.Есеркемисова Б. Внутренняя политика Временного правительства в Казахстане. Диссертация на соискание ученой степени к.и.н. Алматы 2000.- 126с.-С.27.
17.Маликов Ф. Февральская буржуазно-демократическая революция вКазахстане. Алма-Ата: Наука. — 1972.- С. 182.
18.Алаш-Орда Сборник документов. Сост. Мартыненко Н... С.21.
19. Там же. С.50
20. Там же. С.53.
21.Аманжолова Д. Казахский автономизм и Россия. История движения Алаш. М: Издательский центр "Россия молодая".-1994.-216с.- С.27.