«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Новости

История одной фотографии. Лидия Севальнева

864
История одной фотографии. Лидия Севальнева

С каждым годом уходят свидетели той страшной войны. Совсем скоро услышать подлинный рассказ из уст очевидца будет невозможно. Потому нужно запоминать и записывать эти бесценные истории.

Я и не знал, что на соседней улице живет такой интересный человек — гвардии старшина медицинской службы, обладатель медали «За отвагу», ордена «Красной звезды», бессменный санинструктор с 1943 по 1945 год — Севальнева Лидия Михайловна. 5 мая 2014 года ей исполнилось 87 лет.

76c693c95575df6a68daacdec91c22a6.jpg

Она не любит рассказывать о войне, как и о себе. 22 июня 1941 года Лидии было всего пятнадцать лет. Девушка закончила семь классов и собиралась учиться дальше. То солнечное и тихое воскресенье Лида помнит, как вчера: тревожный голос диктора по радио, общее смятение, а на другой день на Донецк обрушились бомбовые удары — город был крупным стратегическим узлом.

В шестнадцать лет девочка Лида, прибавив себе год, поступает в Донбасскую школу санинструкторов. Полтора месяца медицинской службы при действующем госпитале, и весь курс — семьдесят девушек, отправляется на фронт, на передовую, в самое пекло. Они умели только самое основное: делать перевязки, оказывать первую помощь; а всему — как выжить, преодолеть страх, как научиться под пулями и артобстрелом на стон или крик ползком подбираться к раненому бойцу, бинтовать его, останавливать кровь, перекладывать на носилки и дальше передавать для транспортировки санитару — учила война. Война учила безошибочно определять, жив ли солдатик, или ничья помощь на этом свете ему уже не понадобится…

Девочка Лида только раз упала в обморок, увидев сильное кровотечение — но это было еще в период обучения в школе санинструкторов. Раненый, поступивший в госпиталь, был сильно искалечен, но юная медсестра сумела справиться со своей слабостью: потом, на фронте, кровь и страдания станут тяжелыми и неизбежными атрибутами ее повседневной работы, но того, первого тяжелораненого, она запомнит навсегда.

В разведроте она сразу заняла место санинструктора — девушки, погибшей в бою под Днепром, на Украине. Это был 1943 год, переломный и судьбоносный. Наши войска уверенно наступали, в Красной Армии появились первые трофейные автомобили, «студебеккеры» союзников — американцев и перевозить раненых стало легче. Даже тяжелую и неудобную винтовку, которую медсестре полагалось вместе с двумя сумками, набитыми бинтами и лекарствами, таскать на ремне через плечо, часто перемещаясь ползком, к этому времени заменили на трофейный пистолет. Их часть в составе 2-го Украинского фронта уверенно продвигалась по Болгарии, Югославии, Румынии. Советские войска в этих краях местные жители встречали как освободителей. Бои с фашистами были тяжелыми, но как вспоминает Лидия Михайловна, на фронте говорили — кто не видел 41-го года, тот не знает войны… Поэтому санинструктор Лида точно знала, что самое страшное уже позади.

Она считает, что ей повезло во всем, ведь 1941 год она видела лишь в оккупации, а не на фронте — хотя разве жизнь в занятом врагами, маленьком украинском городишке менее страшна? Повезло же в том, что землячка-немка, узнав о готовящейся отправке молодежи в Германию (в рабство!), предупредила ее, и Лида успела спрятаться. И в своем решении идти на фронт в 1943 году, она тоже не видит ничего героического, говорит, что многое тогда так и поступали, прибавляли себе возраст и отправлялись под пули.

— Тогда дети рано взрослели, время было такое, — говорит Лидия Михайловна.

Нам, к великому счастью, не дано пережить того, что Лидия Михайловна считает не героизмом, а просто тяжелой повседневной работой. И героиней себя не считает, говорит, что она просто была «как все».

— Несправедливо писать только о героизме воинов — фронтовиков, — уверена она. — Первую половину войны я провела в оккупации, потом в тылу, видела, как жили и трудились люди, и считаю, что наград, пенсий и уважения достойны все, дожившие до Победы. Героями тогда действительно были все, включая женщин и детей. Ведь даже просто верить в Победу, когда полстраны — под врагом, по плечу лишь сильным!.

Сегодня нас интересуют не столько исторические события, сколько люди в истории, характеры, мечты, надежды, судьбы… Именно то, чему, как мне кажется, раньше уделялось меньше внимания в письменных свидетельствах о войне. Поэтому спрашиваю я о том, что мне интересно давно:

— Лидия Михайловна, каково женщине, (вернее девчонке совсем, какой были Вы), на войне, в окружении мужчин, ведущих кровавую борьбу за свою землю?

— За три года на войне я слова грубого не услышала в наш адрес ни от кого! Женщинам на войне всегда тяжело, мы от природы совсем для другого созданы. Тяжело было военным поварихам. Бывает, что почти нет запасов, все продукты на исходе, но из чего хочешь, из того и придумай, свари еду бойцам; где хочешь добудь, но солдат должен быть обеспечен хорошей горячей пищей. Ведь какой из него воин-то, из отощавшего и голодного?!

Тяжело было радисткам. На войне это преимущественно женская работа. А уж как тяжело прачкам! В середине войны, на её переломе, о бойцах стали заботиться больше, и командование приказало чаще менять одежду бойцам, чинить и хорошо стирать её. Поэтому за полком передвигалась целая спецбригада прачек. Стирка вручную, часто в холодной воде, с использованием примитивных моющих средств, по дедовскому методу — тереть до белизны — разве это не каторжный труд? И под артобстрелы и пули прачки попадали наравне со всеми.

Нам, медсёстрам, тоже нелегко было. Но нам всем, как и остальным женщинам на войне, мужчины всегда старались помочь: перенести носилки с ранеными, поднять чан с водой, починить сломавшийся механизм, в общем, подставить сильное мужское плечо. И, самое главное, просить об этом не надо было. Солдаты и офицеры относились к нам очень бережно, нас называли сестричками, сёстрами. Люди на войне оставались людьми, -вспоминает Лидия Михайловна.

А женщина на войне остаётся женщиной. Я смотрю на другую фронтовую фотографию. На ней ровный строй офицеров, все в галифе и сапогах. Это фото сделано в Болгарии. На площади освобождённого города бойцы выстроились в ряд для вручения наград. Лиду тоже наградят в тот день Орденом Красной Звезды. И даже на маленькой нерезкой фотографии с первого взгляда видно, что в строю одна женщина среди мужчин.

c8f4cf6d905485ec85269ac5aed29186.jpg

— Лидия Михайловна, а приходилось ли Вам стрелять из трофейного пистолета?

Моя собеседница нехотя отвечает:

— Да, один раз. Но мне не хотелось бы об этом говорить.

Я настаиваю, и она рассказывает:

— Это было в конце войны, в 1945. В Венгрии, на реке Грон, у маленького села Солгины, мы попали в окружение. Чувствуя близкий конец, противник яростно сопротивлялся. Мы то отступали, то наступали, продвигаясь на Будапешт. И наша бригада попала в западню. Много там полегло народу, очень много, тысячи и тысячи. Это были самые большие потери. Самое обидное — умереть в конце войны, когда все чувствуют скорый конец боям и ждут победы. Там пришлось пострелять и мне из своего пистолета. Это была чистая самооборона. Мы бежали, нас преследовали. Не хочется вспоминать, тяжело…

Только теперь до меня доходит, что для Лидии Михайловны те далёкие погибшие однополчане до сих пор живы, и она снова переживает их гибель, вспоминая об этом сражении… И поэтому ноет сердце. Ангел ли хранитель, как считает Лидия Михайловна, уберёг её и довёл до самого Дня Победы, который она встретила там же, в Венгрии. Или это была та самая солдатская удача, что хранит смелых, но ещё раз стреляла из своего трофейного медсестра Лида в День Победы, 8 мая, вместе с со своими однополчанами, салютуя Победе. И такая стрельба стояла целый день!

— Я очень счастливый человек, — говорит Лидия Михайловна. — Я прошла Великую Отечественную войну, выжила, много видела стран, людей, маленьких и великих, вошедших в мировую историю, была ранена, но жива. Живу в дружной семье моего сына, у меня много внуков и уже четыре правнука. Сегодня мне 87 лет, но мне очень хочется жить и видеть близких мне людей, радоваться жизни вместе с ними. Поэтому хочу предостеречь современных молодых людей, которые ведут себя так, будто уже давно устали от жизни и бездумно губят её алкоголем. Жизнь так хороша, держитесь за неё, не подвергайте её риску! Живите и радуйтесь!

Как же Вы правы, Лидия Михайловна! Ведь кто, как не вы, фронтовики, так точно знает цену жизни…


Бергер Данила,
ученик 5 класса гимназии № 5,
г. Шахтинск, Карагандинская область


Становитесь участниками нашего фотопроекта «История одной фотографии», и мы опубликуем и вашу историю.

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Qazaqstan tarihy обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». kaz.ehistory@gmail.com 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English