«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Новости

История одной фотографии. Семен Бугаев

799
История одной фотографии. Семен Бугаев

Все дальше и дальше уходят от нас события этой войны. 70 лет прошло... Как много истерзанных судеб, покалеченных людей, но несломленных, сумевших выжить и победить.

0257a6d46896a47f31ecdbd4e8fdfa6a.jpg

Я хочу поведать о моём прадеде по линии мамы, Бугаеве Семёне Алексеевиче. Я записал всё дословно, ничего не меняя и не исправляя. Всю информацию поведала мне дочь прадеда — Картанович Нина Семёновна. Вот что она рассказала.

«Мои родители — Бугаев Семён Алексеевич 1911 года рождения, мама — Васса Фёдоровна 1912 года рождения, проживали до ссылки в Забайкалье, Читинская область, село Чашино-Ильдикан. До ареста отец работал на прииске рабочим, мама была домохозяйкой.

В 1933 отца посадили в тюрьму, он был осуждён по статье 58-11 УК РСФСР, был репрессирован и выслан с семьёй в Казахстан. Вслед за отцом в тюрьму через несколько месяцев забрали и маму. У них уже был сын Алексей (1931 года рождения), и мама ждала второго ребёнка.

В 1933 году родился Сашенька. Мама пошла вслед за отцом, старшего сына она взяла с собой, а новорожденного оставила со своей мамой. 40 километров жены осужденных шли пешком, думая, что они свободны. Когда они подошли к тюрьме, их ударами прикладов стали загонять во двор. После долгой разлуки там мама наконец-то встретила отца. И уже вместе они стали ждать, что будет дальше.

В начале ноября их стали грузить в телячьи вагоны, забитые настолько, что нельзя было даже повернуться. В вагоне были щели и ледяной холод, а охрана ехала в теплушках, и даже у лошадей были места в тёплых вагонах. Поезд шёл целый день и лишь только ночью остановился где-то в степи. Когда распахнулись двери вагона, большая часть людей была мертва. Сначала выводили лошадей, стрелки с винтовками объезжали состав, заключенных били по поводу и без повода, в туалет можно было ходить только по разрешению.

14 ноября 1933 года они доехали до места назначения. Это была 33 точка в Шортандинском районе, затем будет посёлок Жданово, а чуть позже село Степное.

Когда их привезли по месту назначения, наступала холодная зима, люди стали очень сильно болеть. Тиф косил и детей, и взрослых. Мой отец тоже заболел тифом, долго лежал в больнице и по ошибке был выброшен в мертвушку, но чудом остался жив.

Пока отец лежал в больнице, мама продолжала работать на расчистке дорог. Ребёнка она оставляла с теми, кто из-за болезни не мог работать. В бараке, где они жили, не было ни окон, ни дверей. Мужчины сделали печи, но топить их было нечем, поэтому приходилось ходить в лес за дровами. Вскоре заболел и умер Алёша, а младший Сашенька умер в Забайкалье. Как сообщили в письме, он плохо ел и постоянно плакал, как чувствовал, что больше никогда не свидятся. «От тоски умер» — как потом скажет мама.

Мои родители считались врагами Советской Армии и, поэтому, когда началась война, их стали охранять ещё сильнее. На войну отца забрали весной 1942 года. Сразу бросили под Сталинград, и оттуда начался его боевой путь.

Когда отец уходил на фронт, на руках у мамы осталось двое детей: мои старшие брат Толя и сестра Галя, с ними мама пережила и холод, и голод, замерзала в степи, падала от бессилия, от непосильного труда, но всегда оставалась добрым и порядочным человеком.

Отец прошел всю Европу, вернее проехал на полуторке, дошел до Германии, но домой в 1945 году не вернулся: был отправлен на войну с Японией.

Папа вернулся домой летом 1946 года, но о войне никогда ничего не говорил. Как-то раз я попросила отца рассказать о войне. Папа сухо ответил: «Что можно рассказать об этом ужасе...». Он никогда ничем не хвастался, был сдержан и немногословен. Ему не хотелось ворошить былое, уж очень болели раны и души, и тела. Папа был награжден медалью «За оборону Сталинграда», медалью «За отвагу».

Шло время, и жизнь продолжалась. Папа работал водителем, восстанавливал электричество в селе, растил и убирал хлеб.

После войны в семье родились еще дети: в 1947 году — Юра, в 1948 году — Федор, а в 1953 — я. Наверное, многое могли бы рассказать его старшие дети, но их уже, к сожалению, нет в живых.

Папа умер 15 мая 1971 года. Он так и не получил ни разу пенсию, потому что у него не было свидетельства о реабилитации. Мама умерла 23 января 1991 года. Их приняла казахстанская земля, она стала для них и домом, и Родиной, и вечным покоем. Добрая память о нашем папе останется в наших сердцах и думах».

f0bb7871244ca53eb41fd91c0c407e8d.jpg

421806cfe45fc78090f129bed347651e.jpg

99a0ba35be96cc398263f71a58474e09.jpg


Рецлав Артур,
ученик 6 класса Степной средней школы,
село Степное, Акмолинская область


Становитесь участниками нашего фотопроекта «История одной фотографии», и мы опубликуем и вашу историю.

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Qazaqstan tarihy обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». mail@e-history.kz 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь
Бас редакторға сұрақ +7 707 686 75 81
Қазақша Русский English