«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Жизненный путь автора Герба Республики Казахстан

3167
Жизненный путь автора Герба Республики Казахстан
«Тренд Казахстана – успешные люди». Эксклюзивное интервью с Жандарбеком Малибековым

Жандарбек Малибеков — заслуженный архитектор Узбекистана, автор Государственного герба Республики Казахстан.  Родился 24 марта 1942 года в ауле Екпинди Жанакорганского района Кызылординской области. Окончил архитектурный факультет Ташкентского политехнического института. Главный архитектор проектов, руководитель градостроительной мастерской Узбекского научно-исследовательского института промышленности. Принимал активное участие в проектировании аэровокзала в г. Андижане, зданий областного почтамта в г. Фергане, областной администрации, драматического театра и Центральной библиотеки в г. Самарканде, ряда жилых микрорайонов в городах Ангрене, Фергане и Самарканде.  

ae520866e3e5e08b72da8fb9d1d959de.jpg

d0072bf42eb1649e760a19741fbdb258.jpg

f50018b16e74f9f7e4e8069e49b6da8b.jpg

Макет «Экспо-2017» Жандарбека Малибекова 

— Жандарбек Малибекович, расскажите о Вашей семье, и о том где прошло ваше детство?  

— Я родился в семье железнодорожника 24 марта 1942 года  в Кызылординской области в местности Жанакорган. Моего отца звали Малибек Андабаев. Отец работал железнодорожником в Турксибе до 1955 года. За период работы в годы ВОВ он был награжден множеством орденов, а самое главное - орденом Трудового Красного Знамени, что было крайней редкостью. Моя мать умерла, когда я еще был маленьким, но успела родить отцу троих сыновей: Шабдарбек, Айдарбек и Жандарбек. Мы были выходцами из младшего жуза, а именно из рода найман — садыр — тоң. Место моего рождения является святым, раньше около 3000 лет назад здесь было основано городище Сыганак. Рядом также располагался мавзолей Кок Кесене, я часто проходил около него по пути в школу. Марко Поло писал, что это непревзойденное архитектурное сооружение по своей уникальности. Весь мавзолей был облицован зелеными мелкими терракотовыми плитками. Здесь прошло мое детство. 

— Как сложились Ваши школьные годы? 

— Ситуация с образованием была очень сложная. Еще в 50-х годах в нашем ауле не умели читать и писать. Помню периоды, когда рабочие ставили печать о получении зарплаты своим пальцем. Было очень мало медресе, и то, те кто их оканчивал, вели просветительскую работу только по религиозным вопросам. Я проучился 10 классов в школе. Помню, вместо школьного здания был какой-то барак, в котором преподавали люди, возвратившиеся с войны. После окончания 10 классов, я подумал, а что дальше? У меня всегда была склонность к рисованию. Я увидел объявление о наборе в ташкентское художественное училище в газете «Пионерская правда» и решил туда поступить. 

— Когда Вы решили поступать в художественное училище в Ташкент, у Вас не было ни денег, ни работы. Как Вам удалось добраться туда? 

— В 15-16 лет я один в ауле выложил около 10 тысяч сырцовых кирпичей, так я заработал деньги на поездку. Но мне было очень страшно ехать туда. Никого не предупредив, я сел на поезд и уехал с закрытыми глазами в Ташкент поступать в это училище. Когда я прибыл в Ташкент, оказалось, что все процедуры приема в училище были закрыты. 

— И какое решение Вы приняли тогда? 

— Я был растерян. Тогда я случайно встретил человека, который учился в политехническом институте. Он мне порекомендовал поступить в этот институт. Я пошел туда, сдал 4 экзамена и поступил на архитектурно-строительный факультет. Так, я случайно пришел в архитектуру, в детстве я даже не знал, что такое архитектура.  

— Как проходили ваши годы обучения в институте? 

— Первые три курса днем мы работали на производстве, а вечером были на учебе. В университете я проучился 6 лет. Последние 3 года мы беспрерывно обучались.  В этот период в Советском Союзе очень хорошо была налажена система практики, нас направляли в среднюю Азию и Европу. Наша группа была универсальная в составе которой были электрики, маляры, кладчики и др. После 4 курса нас направили в университет Киева. Нам доверили отремонтировать химический факультет. За три месяца мы закончили работу. Это был мой первый серьезный проект, который я поставил своими руками. Также мы ездили на практику в Ригу и Москву. Однажды меня отправили бригадиром в Грецию. Греческая архитектура была очень красивая, уникальная, но далеко не простая. С тех пор я еще больше полюбил свое дело. Связь производства и учебы сформировала во мне профессионала. 

— Как вы пришли к созданию собственной семьи? 

— Когда я приезжал к родственникам в Кызылорду, они постоянно спрашивали меня о женитьбе. К 27 годам я уже раздумывал над этим серьезным решением. Будущая супруга училась с моей двоюродной сестренкой в Кызылорде. Однажды я увидел ее и решился «атаковать». После этого, в 1969 году, мы поженились. Многие спрашивали о нашем супружестве: заключили ли мы брак по любви или нет. Но это не главное. Казахи говорят «қатын алма, қайын ал». Если ты разводишься с женой, то ты разводишься с детьми и сватьями, это намного страшнее и показывает твою безответственность перед своими детьми. Мы уже 43 года живем «любишь, не любишь». За эти годы мы и ругались и мирились. Я думаю самое главное, это взаимопонимание и уважение. Сейчас имею троих сыновей. Все получили образование в области архитектуры.  

— Вы много времени прожили в Узбекистане, как вы вернулись на родину? 

— После института я просил, чтобы меня направили в Казахстан, но меня оставили. Я 17 лет руководил строительством всех объектов в Самарканде. Всю жизнь я мечтал вернуться на родину. В 1992 году мне было 50 лет. Казахстан получил независимость и тогда объявили конкурс на государственные символы и мне предложили принять участие. Чтобы создать герб, я изучил очень много символов, не только казахских, но и символы других народов. У казахских джузов было более 300 танба и я всячески старался не использовать ни один из них в гербе. Ведь в гербе должна быть заложена вся история нашей страны, его прошлое, настоящее и будущее. Таким образом, объявленный конкурс на герб возвратил меня на родную землю.  

— Жандарбек Малибекович, в заключение интервью не хотели бы что-нибудь добавить от себя?  

— Я хотел бы высказать собственное мнение о нынешней архитектуре. Сейчас мы живем в секционных домах и не знаем друг друга, очень редко видимся с соседями. Стали равнодушными к окружающим людям. Во всем этом, отчасти, виновата современная архитектура, потому что секционные дома ограничивают нас, они разрушили наши традиции, быт, общение и, соответственно, язык. Наши предки жили в таких уникальных архитектурных сооружениях как юрты, все казахские традиции воспитывались в ней. Поэтому, я считаю юрту уникальным созданием мировой цивилизации, в которой формировалась казахская степь. Я спрашиваю у студентов, когда появилась юрта? когда появился казах? Никто не может ответить. И я всегда отвечаю сам: юрта появилась тогда, когда появился казах. 

— Благодарю Вас за уделенное время, желаю Вам успехов и здоровья!  

Материал подготовил Мирас Нурланулы