«Нам необходимо вглядеться в прошлое, чтобы понять настоящее и увидеть контуры будущего»
Н. А. Назарбаев

Поселение Шагалалы: степь на месте древних лесов

1928
Поселение Шагалалы: степь на месте древних лесов
О богатой истории и неповторимой культуре нашей страны писали ученые со всего мира в древности, средние века и новое время... Чем сегодня интересуются зарубежные исследователи Казахстана?

Жан Лука Бонора — доктор философии, археолог, антрополог,приглашенный лектор отдела археологии и этнологии в Евразийском национальном университете имени     Л. Н. Гумилева. 

— Расскажите немного о себе. Как давно вы живете в Казахстане?

— Уже два года я работаю приглашенным лектором из Италии в Евразийском национальном университете имени Л. Н. Гумилева. Преподаю несколько предметов на русском и английском языках, такие как, например, «Центральноазиатская археология», «Методология археологического исследования», «Доисторическая археология в Центральной и Средней Азии», «Процесс урбанизации в доисторический период в Центральной и Средней Азии». В первый раз я приехал в Казахстан в 2006 году, с того момента я начал работать членом итальянской археологической экспедиции в Казахстане. В 2007 году я стал директором этой экспедиции. Каждое лето я организовывал несколько археологических экспедиций, чтобы изучать доисторические общины, населявшие Евразийскую степь. Я проводил раскопки в Центральном Казахстане (Джезказгане и Улытау), в Сырдарьинской дельте (в пустыне Кызылкум), близ Алматы. Теперь я исследую поселение Шагалы II бронзового века в тесном сотрудничестве с археологом Сергазы Сакеновым. Это поселение расположено приблизительно в 20 км к югу от Кокшетау недалеко от Зеренды.

— Что послужило причиной вашего приезда в Казахстан?

— Главной причиной моего приезда в Казахстан в 2006 году было участие в раскопках, а также исследование центральноазиатской археологии. С 2012 года и до настоящего времени я работаю и живу в Астане. Из-за экономического кризиса в Европе, в частности в Италии, я не имел возможности преподавать и работать в своей стране.

 Расскажите, пожалуйста, о вашем последнем археологическом исследовании.

— Последние три года я работаю на поселении Шагалы II. Вместе со студентами ЕНУ нам удалось обнаружить поселение скотоводов, которое принадлежит к так называемой андроновской культуре. Приблизительно оно относится ко II тысячелетию до н. э. Это поселение состоит из почти 20 полуподземных домов и нескольких могил, расположенных на выступах, окружающих древние жилища. Культурная значимость этого поселения очень высока. Оно свидетельствует о том, что у жителей степи, включая и тех, кто жил во II тысячелетии до н. э. в Акмолинской области, была процветающая и постоянная торговля, а также культурные связи с земледельцами Туркмении, Ирана, Узбекистана и Таджикистана.

 Каковы основные направления ваших исследований?

— Моя работа имеет несколько целей. Я стараюсь подходить к изучению прошлого всесторонне и комплексно, основываясь на антропологических параметрах. Каждый момент жизни человека в прошлом, то же самое мы видим и сегодня, неразрывно связан со многими идеологическими аспектами и материальными возможностями. К примеру, невозможно изучить экономику общины без анализа материальной культуры, ресурсов, охраны окружающей среды, идеологии и образа жизни. Проводя последние исследования, мы начали собирать образцы почвы для того, чтобы попытаться понять, в какой окружающей среде находились жители поселения Шагалалы II и как она менялась. Мы пытаемся выяснить, как человек влиял на ландшафт и окружающую среду, чтобы жить в более комфортных условиях.

Первые результаты этого археологического исследования свидетельствуют о том, что в древности деревья были намного выше, чем сегодня. Это означает, что человек истребил большую часть лесов для того, чтобы образовались открытые пространства — степи. Самое большая ценность степи — трава, которая была и есть важным ресурсом выживания как для животных, так и для людей. Древесина, полученная в результате вырубки лесов, использовалась в качестве строительного материала для жилищ, орудий труда и инструментов. Эти предметы, а также шкуры животных, молочные продукты и копченая рыба были предметами торговли с общинами из южных регионов и обменивались на зерновые культуры (пшеница, ячмень и т. д.).

— И напоследок хотелось бы узнать, что вам нравится в казахской культуре и традициях?

— Одной из составляющих казахской культуры, которая очень привлекла мое внимание, является кулинария. Говоря о ней, я имел в виду гастрономическое искусство и технику приготовления блюд с использованием местных продуктов. Я попробовал бешпармак, казы и куырдак, также кумыз, шубат и айран по всему Казахстану. Мне нравится такая еда, она очень вкусная и питательная. Для меня всегда удовольствие отведать бешпармак во время полевой экспедиции. Интересно, что это блюдо остается неизменным в течение уже 1000 лет, а возможно, даже 2000 лет. Я считаю, что это задача всех казахстанцев сохранить от коммерциализации и глобализации свою традиционную кухню.


Динара ТАУКЕБАЕВА